USD 74.61
EURO 81.09
Лидеры
04.03.2020
Даниил Астахов




Недетский бизнес — Я не учу своих сотрудников тому, как надо относиться к детям, как себя с ними вести. Это бессмысленно, потому что педагог либо понимает эти нормы, либо нет, — говорит Юлия Королёва, основатель билингвального детского сада «Бамбини». Она знает, чем нельзя жертвовать и на что стоит делать ставку, если хочешь оставаться лидером рынка.

Имидж

— На меня до сих пор порой смотрят скептически из-за возраста. Когда открылся первый филиал «Бамбини», мне было 27 лет. Это произошло в 2012 году на волне мощной господдержки и нехватки мест в муниципальных детских садах. Тогда все начали открываться, но не все остались на плаву.

Почему? На мой взгляд, дело в том, что большинство руководителей частных детских садов — бывшие методисты, заведующие и воспитатели, которые решили, что могут создать бизнес. Ни одного такого успешного проекта я не знаю. В делах успешны именно менеджеры. Мы знаем, кого нанять, как управлять людьми.

Руководитель, который заходит в сад как воспитатель, смотрит на программу, игрушки и подобные вещи, но не видит главного. Слишком глубоко он внутри процесса, а должен быть над ним.

Я изначально ставила перед собой довольно высокую планку. В частности решение получать лицензию на ведение образовательной деятельности было принципиальным.

Билингвальный детский сад «Бамбини» — в настоящее время единственное коммерческое учреждение в сегменте дошкольного образования Барнаула, получившее лицензию государственного образца.

Меня иногда спрашивают, зачем? Ведь бонусов, прямо скажем, немного. Сумма поддержки от государства в масштабах расходов на ведение деятельности не так уж велика. Но, во-первых, главный бонус — репутация, а это не пустяк. Во-вторых, детский сад — это тот бизнес, где нет незначительных сумм.

Кроме того, мы можем открыто говорить, по каким методикам работаем, обучаем детей и педагогов. Это ответственность перед законом и клиентами. Ведь что входит в требования лицензирования? То, что обеспечивает ребенку безопасность и качество образования.

Кстати, недавно был забавный случай. Мне позвонили из фирмы, которая занимается продажей обучения по охране труда, пожарной безопасности, первой медпомощи и так далее. Менеджер последовательно задавала вопросы, а когда поняла, что все требования соблюдены, спросила, есть ли у нас место для ее ребенка.

Так закончился наш диалог.

 

Счет

— Одна из наиболее чувствительных статей расходов — аренда. Конечно, я понимаю, что за семь лет работы уже выплатила стоимость помещений, но я понимаю и многое другое.

Например, я никогда не уйду работать «во дворы». Мне нужна красная линия, проходимость, видимость. Это — часть стратегии. Неправильно думать, что люди должны тебя где-то искать, испытывать неудобства. Тем более филиалы «Бамбини» рассчитаны на 80 и 100 человек соответственно, поэтому родителям нужна парковка. Кроме того, я выбираю большие площади, помещения в хорошем состоянии и довожу их до идеала сама. Соответственно их стоимость в случае приобретения слишком высока.

Надо понимать, что детский сад — это не магазин. Здесь не быстрые деньги, не огромный доход, поэтому вопрос о покупке помещения мы не рассматриваем. Это просто не рационально.

Моя стратегия: отдать последнее, лишь бы сделать хорошо. Я не жалела времени и средств, для того, чтобы дать достойный результат. При этом нужно понимать, какую ответственность (а вместе с ней и риски) берет на себя директор негосударственного детского сада. Я лично отвечаю за все, что здесь происходит.

И да, за это не стыдно получать деньги. Любой труд должен быть оплачен.

Совет

Лучшая реклама — рекомендации и «Инстаграм». Однако маркетологи склоняют меня к тому, что нужна наружная, аудио (ее вообще кто-то слушает?) и видео реклама. Я пользуюсь рекомендациями, однако без фанатизма. Бывает, что у нас нет мест, но есть предварительная запись в оба филиала. И большинство клиентов приходят именно по рекомендациям.

Дополнительные услуги — всегда сверх программы. Всю необходимую базу (в том числе подготовку к школе) дети получают за абонентскую плату. Если включить сюда стоимость других образовательных услуг, то обучение будет стоить около 25 000 рублей в месяц. При этом я прекрасно понимаю, что не всем нужен китайский, не всем нужен английский индивидуально, легоконструирование и пр. Так зачем навязывать?

Я даю родителям возможность дополнять программу тем, что они считают нужным и важным для своего ребенка.

Сенсации не нужны

— Первой нашей «фишкой» стало онлайн-наблюдение. Это было скорее интуитивное решение. Подумала, а почему бы не установить веб-камеры так, чтобы родители могли не только смотреть запись, но и наблюдать за происходящим онлайн. Подумала и сделала.

Примечательно, кстати, что до сих пор онлайн-трансляция есть всего в нескольких садах города. Мне интересно, почему. Ведь такая открытость очень привлекательна…

В 2014 году мы переквалифицировались на двуязычный формат.

В первой половине дня воспитанники «Бамбини» говорят и занимаются на русском языке. Во второй, начиная с 3,5 лет — на английском. Преподаватели английского никогда не говорят при детях на русском.

Произошло это так: мы попробовали ввести в программу английский, и я заметила, как быстро малыши 3-4 лет подхватывают иностранную речь и начинают говорить.  Я еще не знала, почему так происходит, не изучала глубоко. Только задумываться начала, что дальше с этим делать.

Стала изучать опыт билингвальных садов в Санкт-Петербурге и Москве. Опираясь на их пример, мы и перестроились.

Пять лет назад все гордились именно носителями языка. Мы не были исключением: для меня самой они были чем-то необычным, шагом, который помог снискать популярность. Прошло больше пяти лет, я знаю все досконально по этой теме и скажу, что носители — не гарант успеха.

45
человек штат сотрудников в обоих филиалах «Бамбини». Благодаря лицензии, каждый педагог продолжает свой профессиональный стаж.

Если у человека в документах указан английский язык в качестве государственного, это не значит, что он будет разговаривать чисто, без акцента (а именно это очень важно) и сможет научить ребенка. Сегодня мне не нужен хайп, я могу позволить себе русскоязычных педагогов ради роста качества. Я не боюсь увольнять носителей языка, если они не умеют работать с детьми. Какой тогда смысл их содержать?

Их можно приглашать на ивенты, спикинг-клаб и другие разовые мероприятия, но ежедневно с ребенком должен работать педагог, который дает результат.

Вообще, не думаю, что сегодня уместно играть на сенсациях в сфере дошкольного образования. Программы есть. Все изучено. Бери свое направление и работай.

https://www.instagram.com/p/B8YYOp-qmzI/

Чемодан с книгами

– По программе «Вдохновение» мы работаем третий год. Можно сказать, я выстрадала ее. Знаете, как закон из какого-нибудь марафона по исполнению желаний: если ты очень хочешь, ты получишь.

Изначально, как и вся Россия, мы работали по программе «От рождения до школы» М.А. Васильевой. В странах бывшего СНГ ее, кстати, запретили, как калечащую. И я поняла, почему, когда подросла моя старшая дочь.

В детском саду ее всегда хвалили педагоги, она действительно умная, прилежная и хорошо занималась. Казалось, все превосходно, а потом я увидела, что мой ребенок совершенно не умеет играть. Не умеет занимать себя. Ей нужно было либо сказать, что делать и всем для этого обеспечить, либо… включить телевизор.

Никакие занятия сама она не инициировала. Любознательности тоже я не наблюдала.

Ну а что тут удивительного? Как можно работать с детьми по типовому плану, отпечатанному в типографии на год вперед, и ждать спонтанного творчества и инициативы?

Утрированно принцип дошкольного образования по этой программе можно описать так: «Итак, дети, сейчас мы все садимся, вырезаем одинаковые круги из одинаковой бумаги. Ты, Петя, почему делаешь квадрат? Давай я тебе сделаю кружок. Так, все, время вышло, сдаем работы».

При этом в 6-7 лет, когда мы выпускаем детей, они уже должны мыслить себя отдельно от взрослого. А как они это сделают, если все время им диктовали, что делать?

…В общем, я много думала о своей личной проблеме, связанной с обучением дочери. При этом другие популярные методики в чистом виде тоже не казались мне эффективными. Я была в поиске иной образовательной программы, и на одной из конференций познакомилась с автором «Вдохновения». Купила несколько книг, домой уехала с каталогом, а в свадебное путешествие через пару недель летела уже с чемоданом профессиональной литературы. Помню, как все не умещалось в багаж, и в азарте я вынимала какие-то личные вещи, чтобы положить на их место книги.

https://www.instagram.com/p/B3l7_K6ozOj/

Педагоги встретили новую программу в штыки. Им было очень страшно, и я это понимаю: у Васильевой план написан на год вперед, а теперь им предстояло подстраиваться под интересы детей, постоянно подмечать что-то за ними, вести дневники наблюдений, ежедневно самим планировать день и подключать к этому воспитанников. Быть с ними на равных, но осознавать свою роль старшего.

Здесь нельзя закричать, чтобы тебя послушались. Надо думать и искать подход. Но начав так работать, все проникаются. С теми же, у кого это по каким-то причинам не получается, я без рефлексий расстаюсь.

Результаты мы уже успели увидеть. Мне очень нравится, например, какими первоклассниками становятся наши выпускники. Они, с одной стороны, знают и понимают правила, с другой, хотят и могут учиться, с третьей — не тушуются.

Кстати, и с дочерью мне многое удалось исправить, когда я начала работать по этой программе.

Доставки не будет!

— «Бамбини» — это команда экспертов. Причем, слово «команда» в данном случае не просто фигура речи. Я знаю, что сформировавшийся коллектив не пропустит неподходящую кандидатуру.

Сначала соискатель проходит собеседование со мной и методистом, затем мы запускаем его в работу в качестве стажера. Если он начинает вести себя вразрез с нашими принципами, значит, разговаривать дальше не о чем. Если с поведенческой стороны все нормально, продолжаем работать.

По нашей программе работать сложно, пока нет готовых специалистов. Ни разу еще никто не пришел и не сказал: «А ну да, я работал по «Вдохновению». Поэтому мы знакомим, помогаем перестроиться, учим.

Что же касается родителей, за годы работы я пока заметила лишь, то, что включенных становится все меньше. Все очень много работают, в том числе ради образования детей. Но надо понимать, что в одиночку ни один детский сад ничего не сделает. Если семья не хочет вникать в образование и воспитание ребенка, о каком результате можно говорить?

Также иногда я замечаю, что многие родители воспринимают любой детский сад в первую очередь как присмотр за ребенком. Но мы не прислуга, а эксперты.

Не все согласны с этим считаться. Клиенты одного из филиалов обладают достатком сильно выше среднего, и, увы, некоторые начинают игнорировать рекомендации педагогов, отменять индивидуальные консультации, пропускать семинары, которые мы для них организуем. В таких случаях я подключаюсь и говорю: «Если вам неинтересен ваш ребенок, мы не сможем дать вам должный результат, а значит мы не имеем права оказывать услугу». И разрываю договор.

Мне кажется, это предельно честная форма сотрудничества. Мы ценим себя как профессионалы.

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *