Дореволюционные кейсы

Показательное вступление: чему можно научиться у дореволюционного алтайского кинобизнеса

Сто лет назад на Алтае самым популярным зрелищным бизнесом стало кино. Как сегодня ищут нишу антикафе и нестандартные бары, дореволюционные синематографы пробовали форматы, закрывались, открывались и снова пробовали. И у

Империя наносит ответный удар. Как в Барнауле 100 лет назад боролись с бизнесменами-иностранцами

Иностранцы в России всегда считались причинами многих бед. «Капиталист» вспоминает о том, как в Барнауле около века назад «вводили санкции» против иностранного капитала, но в итоге русские предприниматели страдали больше

Щи португальские — капуста алтайская

Что предлагали своим посетителям рестораны и трактиры Барнаула 100 лет назад, как алтайский общепит помогал вопросам импортозамещения и сколько стоил бизнес-ланч в 1914 году — читайте в очередном дореволюционном кейсе

Циркач, кооператор и маслодел

Как бывшему циркачу более 100 лет назад удалось создать на Алтае прибыльный крестьянский кооператив, открыть в деревне кинотеатр и провести электричество в дома селян — в нашей традиционной рубрике о

Свекловод-бутлегер из Гамбурга

Что русскому хорошо, то немцу банкротство. История незадачливого Августа Брокмиллера, который проиграл экономическую войну алтайскому «водочному лобби» — в очередном материале из цикла о дореволюционном предпринимательстве.

Хлебное вино и купцы-лоббисты

Как действовало алтайское водочное лобби 150 лет назад и с чем приходилось сталкиваться промышленникам и предпринимателям той эпохи на пути к бизнес-успеху. Читайте на «Капиталисте» дореволюционный кейс купца Григория Бадьина.

Содовый стартап

Он учился на художника, но основал первый в России содовый завод. Его именем была названа река в Барнауле, а царь в виде исключения разрешил ему не платить пошлины в казну.

Клан мельников

История семьи барнаульских купцов-мукомолов Федуловых, которые за несколько поколений превратились из дельцов с сомнительной репутацией в одних из самых богатых людей города. На «Капиталисте» — очередной выпуск рубрики «Дореволюционные кейсы».

Первый барнаульский «мажор»

Автомобилист, фотограф, предприниматель, выходец из богатой семьи. Михаил Морозов был одним из самых ярких и экстравагантных барнаульцев начала XX века. После революции его следы затерялись, но «Капиталисту» удалось восстановить весь

Торгово-офисный пассаж купца Смирнова

До революции 1917 года Барнаул был городом, который жил торговлей. Тогда, как и сейчас, в нём повсеместно открывались купеческие лавки и магазины. Крупнейшим торговым центром своей эпохи считался Пассаж Ивана

Доходный дом, завод и железная дорога

Начали с постройки железной дороги и вокзала, а закончили производством снарядов для русской армии и открытием доходного дома-небоскреба. История успеха купцов Аверина и Алейникова — в очередном материале из цикла

Первые Второвы

Династия купцов Второвых никогда не была второй — их пассажи заполонили всю Сибирь ещё сто лет назад. «Капиталист» продолжает изучать дореволюционные кейсы предпринимателей и промышленников, которые оставили свой след в