Руководители «Сибсоцбанка» на «Завтраке с «Капиталистом»: «В нашей работе есть здоровая доля консерватизма»

Руководители «Сибсоцбанка» на «Завтраке с «Капиталистом»: «В нашей работе есть здоровая доля консерватизма»

Не так много в регионе организаций и предприятий, чей возраст насчитывает четверть века. «Сибирский социальный банк» принадлежит к их числу. Руководители организаций, у которых имеется столь солидный опыт, обладают не просто накопленным опытом, но и способны оценивать прошедшие и настоящие события с точки зрения их места в экономической (и не только) истории. Исходя из этого обстоятельства, мы и побеседовали с руководителями «Сибирского социального банка» — председателем правления Дмитрием Тюниным и первого заместителя председателя правления банка Мариной Бастрон.

— Юбилей — это не только время торжеств, но и подведения итогов. Как бы вы оценили путь, пройденный банком за четверть века?

Дмитрий Тюнин: — В современной России 25 лет — очень солидный срок. За это время мы наблюдали уход с рынка очень большого количества банков, поэтому сам факт 25-летнего юбилея «Сибсоцбанка» говорит о его суперустойчивости. А причины такой устойчивости заключаются в том, что изначально в банке был сформирован дееспособный коллектив. Многие из тех, кто трудится с нами сегодня, начинали с самого начала. Вообще, работники нашего банка с 10-, 15-, 20-летним стажем — не редкость.

— Столь прочный фундамент был изначально?

Д.Т.: — Банк был образован в 1992 году, а свое название — «Сибирский социальный банк» — получил в 1994 году, когда пришла команда во главе с Борисом Александровичем Трофимовым. Изначально банк назывался «Кредит Алтай». Когда в банк пришли Борис Трофимов, Андрей Корчагин и другие люди, то они создали костяк коллектива, заложили традиции, благодаря которым банк функционирует и поныне.

— Насколько изменились задачи, первоначально стоявшие перед банком, и сегодняшние?

Д.Т.: У нас вообще страна нескучная, надо сказать, изменения случаются регулярно. Поэтому задачи менялись согласно изменениям экономической ситуации и положения на финансовом рынке. Мы постоянно находились в поиске своих ниш. Неизменным оставалась реализация задач, которые ставил перед банком учредитель. В целом можно выделить два периода деятельности банка. Первый относится к началу работы, когда мы занимались обслуживанием регионального отделения Пенсионного фонда, и многие задачи были ориентированы на работу с пенсионерами. Позднее, когда банк был приобретен администрацией Алтайского края, появились новые задачи. Одна из них, реализуемая сегодня, — функционирование краевого лизингового фонда. Эта структура уже много лет функционирует, и за время своей деятельности позволила многим хозяйствам края технически перевооружиться.

Марина Бастрон: — Помимо этого в приоритете — работа с предпринимательством, поскольку в крае довольно высокая доля малого и среднего бизнеса, к тому же масштабы банка вполне подходящие для работы с данной категорией. Это транслируется и со стороны собственника, и мы сами на эту работу нацелены.

IMG_0756

— Стоит заметить, что сегодня многие федеральные банки сегодня предлагают различные программы для малого и среднего бизнеса. Как обстоят дела в данном направлении у «Сибирского социального банка»? Что вы предлагаете, чего трудно найти у других?

Д.Т.: — Мы не только участвуем в федеральных программах, которые разрабатывает «Корпорация МСП», но еще и в сотрудничестве с администрацией Алтайского края и региональным гарантийным фондом разрабатываем местные программы. В 2016-м-начале 2017 года была успешно реализована программа «Гарантия развития». В ее рамках на 120 млн рублей были предоставлены льготные ресурсы представителям малого и среднего бизнеса. Помимо этого мы предлагаем специальные условия по предоставлению банковских гарантий предпринимателям.

М.Б.: — В целом можно сказать, что данная категория нам наиболее близка и понятна. Мы с ней работаем очень тесно, понимаем специфику малого и среднего бизнеса. Поэтому, даже не в рамках обычных банковских продуктов, сама технология работы с этой группой у нас отличается. Это не потоковый метод, как во многих федеральных банках, а индивидуальная работа с каждым клиентом.

— Видите ли вы какую-то специфику малого и среднего бизнеса в Алтайском крае в сравнении с другими регионами страны?

Д.Т.: — У нас в регионе очень высокая доля этой категории. У нас в экономике в целом сегодня не так много крупных промышленных предприятий. А вот объем малого и среднего бизнеса, самозанятых граждан, довольно существенный, выше, чем в экономике других регионов страны. Отраслевая же специфика заключается в том, что край, по большому счету, аграрный. И у нас достаточно много субъектов малого и среднего бизнеса заняты в сфере производства и переработки сельхозпродукции. Впрочем, ими, конечно, дело не ограничивается, перечень отраслей очень широкий – просто для Алтайского края характерна высокая доля именно этой экономической категории.

— Насколько удобна для банковского учреждения работа с малым и средним бизнесом? Распространено мнение, что это довольно рискованное направление, в то время как крупные предприятия считаются более устойчивыми и стабильными.

Д.Т.: — С этим можно поспорить. Есть такой термин, как диверсификация. Когда у тебя в портфеле множество клиентов, ты понимаешь, что одновременно проблемы у всех вряд ли возникнут – это может случиться совсем уж в катастрофической ситуации. Кроме того, все зависит от технологии работы – к клиенту нужен подход. Я уже упомянул, что у нас подход индивидуальный, который позволяет вполне успешно работать с предпринимателями. Хотя мы знаем, что некоторые федеральные банки терпели неудачу, пытаясь выстроить работу с малым и средним бизнесом поточным методом, в результате они получали достаточно высокий уровень просрочки по платежам.

— А вообще, насколько сложно выстраивалась ваша работа с этой категорией клиентов, учитывая индивидуальный подход?

М.Б.: — У нас это вполне органично получилось. Причем мы не делали этого специально – нас к этому жизнь подталкивала. Мы, как региональный банк, вполне понятен и комфортен для малого и среднего бизнеса, вполне отвечаем их потребностям. Если крупные клиенты, допустим, нашему банку не всегда доступны для кредитования (в силу определенных ограничений), то для предпринимателей мы можем оказать практически любую услугу и любую доступную нам помощь.

— Является ли сегодняшняя ситуация, на ваш взгляд, непростой для региональных банков? Ведь некоторые из них прекратили свою деятельность, причем совсем недавно. Это результат более агрессивной политики ведущих федеральных банков, недостатки в работе, или что-то еще?

Д.Т.: — Всегда в таких случаях имеет место комплекс причин, и для каждого банка ситуация индивидуальна. В данном случае можно судить в полной мере только о нашем банке. Источником нашей устойчивости и надежности являются два фактора. Первый – очень консервативная политика управления средствами клиентов (мы всегда имеем избыточный запас ликвидности, даже если это мешает нам зарабатывать какие-то дополнительные средства) – то есть, ставим надежность во главу угла. И второе – это наш ресурсный собственник – Алтайский край. С таким собственником вопрос надежности для наших клиентов совсем уж не вызывает сомнений. К этому можно добавить историю отношений: есть клиенты, которые с нами более двух десятков лет, и отношения сформировались не только формальные, но и даже дружеские. У нас есть отрасли, с которыми мы стабильно работаем – это строительство и сельское хозяйство.

М.Б. — Стоит также добавить, что на сегодняшний день ситуация такова, что не везде можно получить исчерпывающую консультацию, поэтому клиенты идут к нам. Не у всех федеральных банков есть возможность для подобной работы. К нам также обращаются в случае непростой ситуации – и мы часто находим выход. И это тоже укрепляет нашу репутацию и положение.

— Можно догадаться, что на заре вашей деятельности остро стоял кадровый вопрос. Ведь работа в советских банках существенно отличалась от работы в постсоветский период, особенно в такое непростое время, как 1990-е годы. Где брали кадры в начале пути?

Д.Т.: — Действительно, профессиональных кадров тогда практически не было, поэтому к нам приходили люди из самых разных профессий. В банке работали историки, биологи, физики, экономисты, юристы. Конечно, две последние профессии были наиболее широко распространены среди сотрудников. Но на начальном этапе учиться приходилось всем, знаний не хватало. Учились по книжкам, учебникам, чуть не по рукописным текстам… Интересное время было. Но такая ситуация была характерна не только для банковской системы – я знаю, что и в органах прокуратуры тогда работало немало людей без юридического образования – на первых порах работали все, у кого были способности работать в этой сфере.

М.Б.: — Конечно, главной кузницей кадров был наш Алтайский госуниверситет – где-то процентов 70 сотрудников окончили именно этот вуз. Главное, что в ту пору требовалось – высшее образование и желание учиться.

— Такая профессиональная разношерстность привносила динамику? Подчас принято считать, что банковская деятельность монотонна и не отличается подвижностью.

Д.Т.: — Я думаю, привносила. Ведь когда люди разных взглядов, разного бэкгрануда собираются, чтобы вместе что-то осуществить, происходит взаимное обогащение. Тем более, что банковский бизнес был тогда делом новым, и никто толком не знал, как им заниматься. Учились все вместе, использовали свои знания, умения, сообща решали задачи, которые на тот момент возникали. А вот насчет монотонности банковской деятельности не соглашусь. Сегодня тоже очень большой объем изменений: они, конечно, имеют уже иную направленность, нежели прежде. К примеру, очень активно в работу финансовых учреждений вторгаются информационные технологии. Так что, есть потребность в новых знаниях, новых подходах – это было актуально два десятка лет назад, это актуально и сейчас. Просто в ту пору нужны были какие-то общие знания – сейчас приходится вникать в более специальные дисциплины.

IMG_0758

— Кстати, об информационных технологиях, которые несут в себе не только плюсы, но и, как выясняется, минусы тоже. Время от времени в СМИ появляются материалы о вездесущих хакерах, ворующих несметные суммы. Особенно насчет этого усердствует желтая пресса. Говорят, дыма без огня не бывает. Как у вас с безопасностью в этом плане?

Д.Т.: — Можно твердо сказать, что клиенты могут быть спокойны не только за надежность нашего банка, но и всей банковской системы. Есть основания считать, что уровень рисков еще не достиг тех масштабов, когда можно опасаться. В системе, конечно, случаются отдельные инциденты, но у нас их не было ни разу. В этом плане Центробанк уделяет достаточное внимание данному вопросу — так, на уровне Службы безопасности создана организация, специально для противодействия данным угрозам. В случае каких-то инцидентов все банки оповещаются.

М.Б. — Вообще, современные технологии несут в себе еще и опасность вытеснения людей из процесса обслуживания. Но в этом отношении у нас есть своя позиция: мы считаем, что ни одна машина, ни один искусственный интеллект не заменит качественного человеческого общения, особенно в таких тонких вопросах, как функционирование малых и средних предпринимателей. Поверьте, в нюансах данного направления ни один искусственный разум разобраться не сможет — только эксперт с опытом работы, пониманием психологии. И в этом отношении мы чувствуем себя спокойно: в нашем банке в ближайшие годы искусственный интеллект человека точно не вытеснит.

— В последнее время банки нередко сообщают о программах поддержки малого и среднего предпринимательства. Есть ли у вашего банки подобные предложения?

Д.Т.: — Их довольно много. Я уже упомянул корпорацию МСП и нашу региональную программу. Традиционно наш краевой инструмент — лизинг, который позволил технически перевооружиться сельскохозяйственным и промышленным предприятиям края. Мы считаем себя достаточно сильными в том, что касается обеспечения участия в государственных контрактах. Мы очень гибко работаем в предоставлении государственных гарантий. Очень качественно обслуживаем внешнеторговые операции.

М.Б.: — Вообще, перечень довольно широкий — наверное, столь же широкий, как и у всех других банков. Все стараются представить клиентам широкий набор услуг. Но у нас подход к этим услугам более экспертный, нешаблонный.

— В чем это заключается?

М.Б.: — В том, что мы разговариваем с клиентом, выясняем его истинные потребности. Не всегда клиент сразу знает, чего хочет на самом деле. Например, порою человек говорит, что ему необходим кредит, а в процессе общения выясняется, что ему нужна гарантия. Иногда клиент утверждает, что ему нужен факторинг, а во время общения выясняется, что ему необходим кредит. Живое общение, выявление реальных потребностей позволяет нам оставаться клиентоориентированными, если можно так выразиться. Это тоже создает нам соответствующую репутацию. Это ведь крайне важно, что приходящий в банк клиент видит, что здесь его стремятся понять и помочь ему. Вообще, у нас широкий спектр компетенций. Скажем, на сегодняшний день весьма актуальна тема соблюдения 115-го федерального федерального закона «О противодействии легализации…» Кто-то из клиентов уже разобрался в этом законе, кто-то – нет…В общем, некоторым мы помогли разобраться в ходе общения, в результате чего, я считаю, просто помогли им остаться в рамках закона и тем самым спасти бизнес. Наконец, в кризисный период, когда у наших сельхозпроизводителей была сложная ситуация, мы нередко шли навстречу клиентам и помогли найти механизмы работы, чтобы они не потеряли свой бизнес.

IMG_0781

— А вообще, как бы вы оценили финансовую грамотность представителей нашего малого и среднего бизнеса?

Д.Т.: — Конечно, здесь немало проблем. Но ситуация постепенно выправляется. Это радует, ведь нам куда проще работать с клиентом, понимающим разницу между, скажем, финансовым директором и главным бухгалтером. Для любого предприятия важно уделять таким вопросам большое внимание и мыслить категориями не только бухгалтерского учета, но категориями управления финансов. И мы свою задачу в плане финансового просвещения все-таки сыграли. Многие благодаря нашему банку стали лучше понимать свой бизнес, как лучше распорядиться финансами. Мы, конечно, не подменяем собой кадры предприятий, но какие-то оценки давать стараемся.

— Получается, общая финансовая грамотность предпринимателей по сравнению с теми же 1990-ми выросла?

М.Б.: — В целом да. Более старшее поколение, может, продвигается в этом плане чуть медленнее, а вот молодежь уже в начале занятия бизнесом погружается в эти вещи полно и она, соответственно, более грамотна. Хотя есть примеры уникальных возрастных руководителей, которые в этом плане дадут фору молодым.

— В 1990-2000-е годы, помнится, «Сибсоцбанк» активно появлялся в новостных сводках в связи с различными благотворительными акциями. Как сейчас обстоят дела на данном направлении?

Д.Т.: — Мы по-прежнему занимаемся благотворительностью. Ресурсов, правда, для этого у нас не слишком много, и мы стараемся распределять их рационально. У нас есть долгосрочные партнерские отношения с некоторыми организациями – детскими домами, детскими спортивными командами… Мы не распыляем данный ресурс, а стараемся использовать его на поддержку тех, кто нам понятен и там, где мы видим реальную пользу от нашей благотворительности.

— Вы упомянули о работе с предприятиями аграрного сектора. Как вы оцениваете работу властей региона в данном направлении?

Д.Т.: — На наш взгляд, делается много. Может, эти дела недостаточно освещаются, но мы видим системность работы. Даже в том, что касается финансовой составляющей такой работы, сделано уже немало – в крае есть фонд микрозаймов, и Алтайский гарантийный фонд. И мы, как часть этой структуры, в тесной связи с ним функционируем. Есть лизинговый фонд – его ресурсы по объему, конечно, меньше тех, которыми располагает Росагролизинг, но если смотреть за весь исторический период данной работы, то вклад в перевооружение алтайских аграрных предприятий будет весьма заметен. Это работа, проводимая ежедневно на протяжении многих лет, приносит свои результаты, мы это видим.

— Мы уже затронули работу с новыми технологиями. В последнее время в банках растет объем услуг, оказываемых через интернет. Как у вас развивается это направление?

Д.Т.: — Как и другие учреждения, мы предоставляем услугу интернет-банк. Предоставляем возможность частному лицу с помощью интернет-приложений распоряжаться своим счетом. М.Б.: — Мы не делаем из культа, так как крупные банки зачастую стараются перевести клиентов в так называемые удаленные каналы обслуживания, чтобы снизить нагрузку на персонал и, в случае необходимости, сократить его. Мы себе такой задачи не ставим, поэтому у нас это одна из услуг, которыми может воспользоваться клиент. У нас все технологии, связанные с интернетом, безопасны, каких-то происшествий в этом плане не было.

IMG_0785

— Какими вы видите перспективы своего банка?

Д.Т.: — Если коротко – стабильная долгосрочная работа на благо клиентов. А если быть более точным, то экономическая ситуация меняется регулярно, и мы постоянно ведем поиски тех ниш, в которых можем быть наиболее эффективны и востребованы. По факту эти ниши уже сложились. Это работа с предприятиями сельского хозяйства и промышленности в рамках краевого лизинга.

М.Б.: — И, конечно, работа с малым и средним бизнесом. Мы будем оставаться эффективным и полезным банком для предпринимателей, и заниматься реализацией задач, которые ставит наш собственник.

Комментарии

Нам важно ваше мнение
Комментариев пока нет! Оставьте первый комментарий!

Ваш e-mail в безопасности Ваш e-mail не будет опубликован на сайте и не будет передан третьим лицам. Обязательные к заполнению поля помечены *