Ипотека по-новому. Чиновник, строитель и риэлтор о рынке ипотеки в Алтайском крае

Ипотека по-новому. Чиновник, строитель и риэлтор о рынке ипотеки в Алтайском крае

Строительство нового жилья проживает не самые лучшие свои времена. Как говорят специалисты, падает спрос на новые квартиры, а значит, и застройщики вынуждены сокращать объемы своих новостроек. Получается замкнутый круг. Между тем существенно сокращают риски инвестиций в жилищное строительство и изменения в законах, регулирующие долевое участие в строительстве и вступившие в силу 1 января 2017 г. Строители и дольщики единодушны, новый порядок выгоден всем. А ведь еще недавно самое перспективное направление в возведении нового жилья было проблемно и рискованно. Вопросы долевого строительства в современных условиях обсудили в рамках телепрограммы «Ваша партия». Представляем стенограмму дискуссии.

Артем Кудинов (ведущий):

— Экспертами в рамках телепрограммы сегодня выступают: заместитель руководителя и начальник отдела контроля и надзора в области долевого строительства краевой Госинспекции  Ольга Дерявская, непосредственный представитель государства, который как раз этими проблемами и занимается; первый заместитель директора монтажной компании «ПР Холдинг». Второй участник — Евгений Клейнатовский. Он уже принимал участие в нашей программе, выступал экспертом по проблемам строительного рынка. И эксперт-риелтор, президент Союза риэлторов г. Барнаула и Алтая — Марина Ракина. Она когда-то тоже принимала участие в наших выпусках.

Господа, спасибо, что пришли на нашу сегодняшнюю программу. Действительно, есть смысл поговорить о проблемах долевого строительства. Эта проблема имеет отношение к жителям края, и является острой проблемой для всего строительного комплекса нашего региона.

Ольга Викторовна, первый вопрос вам: действительно ли изменения в законодательстве, которые произошли 1 января 2017 г., позволили снизить напряженность на рынке недвижимости на строительном рынке. Что положительного они принесли в ту ситуацию, которая существовала на рынке недвижимости и строительства в Алтайском крае?

Ольга Дерявская:

— Начну с того, что участие граждан в долевом строительстве регулируется специальным законом 214 ФЗ.

Артём Кудинов:

— Он раньше существовал и действовал?

Ольга Дерявская:

— Да, он принят 30 декабря 2004 г. И отмечу, что 214-ФЗ в первоначальной редакции был несовершенный закон, который видоизменялся и корректировался на протяжении продолжительного времени.

Артём Кудинов:

— Нынешняя редакция отличается от первоначальной кардинально.

Ольга Дерявская:

— Да. В 2016 г. встал остро вопрос об изменении 214-ФЗ. Многие эксперты сочли это за перезагрузку, потому что это делалось с целью повышения доверия населения к участию в долевом строительстве через прозрачность деятельности застройщиков, через повышение требований к застройщикам. Объясню, не каждый застройщик имеет право привлекать денежные средства граждан, т.е. вести строительство и осуществлять деятельность, связанную с привлечением, это некоторые ограничения к застройщику. Он должен выполнить определённые требования, установленные законом. Так вот и возникла это перезагрузка 214-ФЗ. Повторюсь, это повышение требований к застройщику, прозрачность его деятельности. В чём это выражается…

Артём Кудинов:

— В целом это снижение рисков для инвестиций, для того, чтобы вкладывать деньги в долевое строительство.

Ольга Дерявская:

— Поэтому изменения произошли. Ссегодн 214-ФЗ действует в обновлённой редакции и застройщики нашего региона соблюдают требования.

Артём Кудинов:

— Ольга Викторовна, я думаю, что нет смысла останавливаться на конкретных положениях, ведь они все доступны. Я просто сегодня, как говорят, погуглил в Интернете, много всяких объяснений очень детальных и понятных. Поэтому любой, кто интересуется этим вопросом, может всю информацию, в большом количестве  найти и в интернете. Мы сейчас не будем разговаривать о тонкостях, которые на слух не очень хорошо воспринимаются.

Евгений Давыдович, к вам вопрос. Вы, как застройщик, один из руководителей крупной компании, почувствовали ли вы перемены. Изменения, которые на рынке строительства и недвижимости произошли в связи с этими правовыми инновациями.

Евгений Клейнатовский:

— Да, конечно, я помню, когда этот рынок начинался, сам я возглавлял крупное предприятие  по производству строительных материалов в 2006 г. В 2006 г. на балансе предприятия, которое выпускало железобетон, числилось 300 — 400 дольщиков, недостроенных квартир и т.д. Тогда были переходные моменты, когда единой государственной регистрации сделок с долевыми квартирами, она ещё вводилась. И мы достраивали дома, продавали квартиры ещё без государственной регистрации. Я прекрасно помню эти разговоры с людьми, когда мне постоянно приходилось отвечать на вопрос: «А точно ли не будет двойных продаж?». В качестве аргументов, я говорил посмотреть на завод, в котором куча материалов, мы достроим дом. В бухгалтерии сидят 24 человека, не переживайте, двойных продаж не будет.

Артём Кудинов:

— Всё делалось под честное слово.

Евгений Клейнатовский:

— Да. И таких заводов, которые в тот момент, т.е. крупных строительных предприятий, занимались продажами недвижимости, было предостаточно. Сегодня, наличие государственно регистрации по 214-ФЗ, наличие страховых фондов, которое зависят не как ОСАГО, ограниченная сумма, а гарантируется весь номинал сделки. Сегодня эти два момента являются исчерпывающими.

Артём Кудинов:

— Покрывают все риски в полном объёме.

Евгений Клейнатовский:

— Да. Тем более, государство сегодня запустило механизм страхования квартир. В нём учувствуют далеко не все участники страхового рынка, только самые крупные. Центральным банком были допущены. Сегодня переходные моменты, когда должен заработать единый государственный фонд компенсационных выплат, и возможно даст ответы на все вопросы. Во всяком случае, любое лицо, работающее по 214-ФЗ, со ссылкой на закон, отвечающему о его гарантиях, о его правах. Т.е. не нужно бить себя в грудь, что-то доказывать. Работает цивилизованная государственная система.

Артём Кудинов:

— Хорошо. Риэлтора спросим, они всегда держат руку буквально на пульсе и в курсе всех проблем и малейших нюансов. Если где-то происходят перемены, то сразу обращайся к риелторам, они скажут тебе что происходит на рынке недвижимости в целом и вообще в экономике региона. Марина Сергеевна, в связи с этими изменениями произошли какие-то положительные сдвиги на рынке недвижимости? Может быть, повысилось доверие вообще, тех же дольщиков  или вообще у частных граждан к рынку недвижимости. Может быть, какое-то оживление произошло? Или наметилось хотя бы? Хотелось бы что-то положительное услышать.

Марина Ракина:

— Да, вы знаете…положительное, конечно же, все здорово, наши уважаемые клиенты, естественно и гуглят, Интернет читают и правовую основу уже намного лучше и больше понимают.

Артём Кудинов:

— Т.е. мы становимся умнее? Не такие дурочки, как из известной сказки (страна дураков).

Марина Ракина:

— Умнее, мудрее. Если раньше инвестор шёл для того, чтобы инвестировать в квартиру, то сегодня наши покупатели – это конечный потребитель, который берёт в розницу.

Артём Кудинов:

— Для себя?

Марина Ракина:

— Для себя берёт. Конечно, риски определённые просчитывает полностью, от начала до конца. Плюс, хорошая поддержка была – это государственное субсидирование процентной ставки. Очень хорошо это помогло. Стали отличать юр. и физ. лица, когда переуступку делают застройщики как возможный обмен.

Артём Кудинов:

— Я думаю, что вся разъяснительная кампания, за что нужно сказать спасибо тем же государственным органам, гос. инспекции. Всё-таки очень много усилий они тратят на то, чтобы разъяснять какие-то изменения.

Марина Ракина:

— Разъяснения — это одно, это всё здорово, но вопрос в том, что на самом деле мы понимаем, что волнообразность этого процесса заключается в том, что повышение цены, о котором сейчас законом, скажем так, обусловлено. В связи с тем, что увеличение уставного капитала  за счёт страховки и т.д. Но это будет отлагательный эффект через некоторое время. Сегодня об этом будут распространяться те объекты, которые разрешения будут получать после 1 июля 2017 г. Я правильно понимаю? Регистрация первого договора. Поэтому мы понимаем, что отлагательные действия принесут эффект повышения цены. На самом деле и объём в том, что застройщики готовы сегодня выполнять этот закон, но для этого им необходима активизация своих объектов.

Артём Кудинов:

— Кстати, с Евгением Давыдовичем мы как-то говорили и оценивали эти изменения. Да, наверное, какие-то дополнительные обязательства накладывают на застройщика, но с другой стороны интерес застройщиков в том, что сам этот сегмент рынка становится более прозрачным и привлекательным для тех же денег. Придёт больше денег. Соответственно за счёт того, что притекут инвестиции, возможно даже и снизить цену. Марина Сергеевна, я тут с вами согласен. Вот в таком краткосрочном периоде, возможно, повысятся цены, но в краткосрочном…

Евгений Клейнатовский:

— Нужно отметить, что строящаяся жильё в целом многоквартирные дома, они получают поддержку от государства, т.е. мы это видели по субсидированию процентной ставки по ипотеке, потому что деньги, которые попадают при строительстве дома, они распределяются среди производителей строительных материалов. Они оплачивают труд подрядных организаций. На эти деньги идёт обновление межквартальных и межрайонных сетей. Можно говорить о том, что деньги первичного рынка недвижимости (ипотечный, частный), всё инвестиционные деньги попадают в реальный сектор экономики и там умножаются. Есть коммуникативный эффект. Деньги, которые приходят на вторичный рынок недвижимости, они не всегда доходят до прямой экономики, потому что человек может продать квартиру и уехать в другой регион. Поэтому вопрос поддержки строящегося жилья всегда будет регулироваться государством, это во-первых. Во-вторых, не что так не сдерживает цену, как наличие предложения и возможность работать и по строящемуся новому жилью, количество предложений будет всегда регулировать возможный рост цен, потому что в данном случае конкуренция этот рынок оздоровила. Длительное время существовало понятие – квадратный метр. А сколько он стоит? Потом эта модель с абстрактным квадратным метром (сегодня в него кто-то вкладывает 1 рубль, а завтра это 1,5) перестала работать. У Марины Сергеевны сейчас покупатель в основном ищет не прибыль, он ищет конкретное жильё, с конкретными пожеланиями для себя и своей семьи.

Артём Кудинов:

— То есть ушёл тот период, когда люди свободные деньги вкладывали в то, чтобы …

Марина Ракина:

— Они вкладывают, чтобы сохранить, вот в чём вопрос.

Артём Кудинов:

— Вон в чём дело. Раньше и пытались заработать.

Евгений Клейнатовский:

— Сейчас есть конечные пожелания. Теперь у нас квадратный метр зависит от какой-то единицы измерения . На самом деле имеет конкретных пожеланий людей. И он имеет разную стоимость, потому что человек научился различать качество жилья, его местоположение и т.д. Сегодня квадратный метр из категории какой-то экономической перешёл в категорию социальную, т.е. насколько этот метр удобен для человека, насколько он доступен для него.

Артём Кудинов:

— Евгений Давыдович, это вопрос уже политический в том числе. Главный политический вопрос – это обеспечение граждан доступным и комфортным жильём.

Евгений Клейнатовский:

— Можно ещё коротко отметить, что всё построенное до нас (в 30-е, 40-е годы), в любом случае любой объект капитального строительства имеет свой собственный срок службы. Идёт постоянное естественное выбытие фондов, ранее построенных. Новое строительство всегда было, есть и будет.

Артём Кудинов:

— Морально и физически уже изнашивается, просто нужно его выводить из оборота, строить новое.

Евгений Клейнатовский:

— Есть, допустим, определённый бум на рынке недвижимости. Возникал тот момент, что рынок строящегося жилья давал людям планировки некоторых квартир, которые не были в том фонде, которые были построены в 70-х и 80-х годах, а потребность в них была.

Артём Кудинов:

— Ольга Викторовна, это изменение в законодательстве, которое с 1 января 2017 г. вступили уже в силу. Мы живём: рынок недвижимости и строители, риелторы уже живут в этой ситуации. Как работают эти нормы закона? Есть ли какие-то обращения? Все ли соблюдают эти нормы? Вы же начальник отдела контроля и надзора в области долевого строительства. т.е. вы контролируете, надзираете.

Ольга Дерявская:

— Застройщики региона, в принципе, как и по России, отмечает министр строительства, наш регион не стал исключением. В первом квартале текущего года застройщики адаптировались под новые требования.

Артём Кудинов:

— Т.е. законопослушны в соответствии с законодательством.

Ольга Дерявская:

— Да. У нас на рынок долевого строительства в первом квартале не зашёл ни один новый застройщик. И не произведена первая регистрация договора долевого участия.

Артём Кудинов:

— Это хорошо или плохо?

Ольга Дерявская:

— Время покажет, хорошо это или плохо, но тем не менее нового застройщика не было, как и новых объектов, договоров долевого участия.

Артём Кудинов:

— Застройщиков всех вы знаете как своих родных.

Ольга Дерявская:

— Безусловно, всех мы знаем, результаты контрольно-надзорной деятельности. Контроля над деятельностью застройщика размещаются у нас на сайте, эта информация открыта, перечень застройщиков работающих.

Артём Кудинов:

— Т.е. это тоже информация для дольщиков.

Ольга Дерявская:

— Да, для того, чтобы дольщик мог при принятии решений с кем ему всё-таки вступать в отношения, нужно проанализировать застройщика, его проект, проанализировать застройщика по его предыдущим проектам … Весь 214-ФЗ в новой редакции направлен именно на застройщика, чтобы дольщик мог максимально сориентироваться, кому отдавать свои денежные средства. Для того, чтобы он был настолько информационно насыщен. Я немного остановлюсь на новинках 214-ФЗ. Что значит перезагрузка, о которой все говорят. Это означает, что застройщик обязан иметь свой собственный сайт, не использовать какую-то другую площадку, а иметь свой собственный сайт, на котором размещать информацию: проектную декларацию о себе, т.е. это документ который содержит информацию застройщика о возводимом проекте. Финансовые документы, применяемый договор долевого участия, фотографии строящегося объекта, которые ежемесячно должны обновляться, отражать текущее состояние. Ещё установка web-камер.

Артём Кудинов:

— На опыте Евгений Давыдович рассказывал.

Ольга Дерявская:

— Чтобы имел возможность в режиме реального времени посмотреть, как обстоят дела на площадке. У нас есть застройщики, которые используют такую форму. Да, Евгений Давыдович и часть других застройщиков. Далее, это открытость застройщика вести свой сайт. Теперь появились дополнительные требования в перечне документов, которые застройщик обязан предоставлять в регистрирующие органы. Должно быть заключение контролирующего органа о соответствии застройщиком проектной декларации требованиям 214-ФЗ. Это новый документ, который определяет специалист. Это проектная декларация состоит из 300 позиций, проходит очень большой анализ согласования. Информация по застройщику, по проекту и наличие положительного заключения как раз дают возможность застройщику обратиться в регистрирующие органы.

Артём Кудинов:

— Ещё же страховка, в зависимости от масштабов строительства.

Ольга Дерявская:

— Существует страхование ответственности. Евгений Давыдович уже обмолвился о том, что у нас есть такая мера защиты, как страховая неответственность, и сейчас вступает в силу и начинает действовать в ближайшем будущем.

Артём Кудинов:

— Объясните мне, у нас всех, у кого есть депозиты в банках, есть агентство страхования вкладов населения. Там независимо от того…1 млн 400 тыс. руб. сейчас. Если у тебя вклад до 1 млн 400 тыс. руб., то тебе государство все вернёт за счёт этой страховой суммы. Здесь так же получается, по аналогии?

Евгений Клейнатовский:

— Получается так же, но здесь нет ограничений по сумме.

Артём Кудинов:

— Т.е. это может быть и 2 млн, и 5 млн руб.

Евгений Клейнатовский:

— 2-комнатная квартира может менять кратно.

Артём Кудинов:

— В Москве, например, за 1 млн руб. можно только коридор купить.

Евгений Клейнатовский:

— Да, раз в целом стоимость страхования берётся с номинала, допустим, сколько бы квартира ни стоила, 1,5% всегда с неё берётся. Соответственно считается, что объём компенсационного фонда будет гарантировать права всех дольщиков, если не дай бог что произойдёт, потому что сегодня в недвижимость такие же вложения как с депозита. Оно сегодня застраховано так же, как банковское, только, может быть, ещё и лучше. т.е. без ограничения суммы вклада.

Артём Кудинов:

— Марина Сергеевна, всё-таки вы немного так очертили те угрозы или опасности, риски, которые в краткосрочном периоде могут привести… эти правовые инновации. С вашей точки зрения, на долгую перспективу положительны эти изменения, о которых Ольга Викторовна и Евгений Давыдович говорили. Может ли это повысить привлекательность рынка? Рынок немного разогреть и оживить.

Марина Ракина:

— Вы знаете, разогреть и оживить вряд ли. В основном, конечно же, мы говорим о качестве и рейтинге застройщиков. Т.е. благодаря этому закону, благодаря надзорному органу контролирующему застройщики выравниваются, догоняя друг друга по каким-то определённым параметрам. Клиенту будет более проще выбрать застройщика. Евгений Давыдович говорил о том, что он выбирает уровень жизни, т.е. это район, планировки. Вот здесь будет конкуренция с застройщиком — как бы угодить.

Артём Кудинов:

— Она и раньше существовала.

Марина Ракина:

— Раньше такого не было. По нарастающей сегодня идёт. Раньше было определённое домостроение. сегодня застройщики стараются работать на потребителя

Артём Кудинов:

— Локация ведь тоже имела значение.

Марина Ракина:

— Вы знаете, у нас перебор произошёл с местом.

Артём Кудинов:

— И в центре предложений достаточно?

Марина Ракина:

— Нет, у нас была перегружена часть новостроек, как у нас называют в Барнауле этот сегмент. Центр очень сильно просел. И сегодня количество людей, проживающих в центре, меньше, чем в Индустриальном районе, насколько я понимаю. Поэтому спасибо застройщикам, что они вернулись в центр и вдохнули какую-то новую жизнь. И эти законы позволят смотреть, ценить застройщика. Его принадлежность к закону, надлежащее выполнение законных актов, но при этом удовлетворить потребности клиента.

Артём Кудинов:

— С вашей точки зрения, сейчас на рынке долевого строительства какова ситуация? С точки зрения риелтора. Какая температура? Спрос выше предложения или предложение опережает спрос?

Марина Ракина:

— Предложения пока что опережают спрос, но тенденция идёт к следующему, ещё раз Евгения Давыдовича процитирую в том, что человеку хочется избавиться от старого некачественного жилья и перейти в новое с качественными коммуникациями, с новыми соседями. К этому стремление есть.

Артём Кудинов:

— Т.е. можно ожидать, что в не ближайшем будущем, но и в недалёком будущем ситуация будет более сбалансированной на рынке — 50/50. Это нормальная ситуация, как спрос приблизительно близок друг к другу.

Марина Ракина:

— 50% вторичного и 50% первичного рынка. Такой спрос мы прогнозируем в ближайшем будущем.

Артём Кудинов:

— Понятно. Евгений Давыдович, у меня к вам ещё вопрос, немного философского плана. Ведь то, что касается частных инвестиций, то, что касается долевого участия в строительстве — это же очень важный источник денежных средств, инвестиций, капиталовложений в строительный рынок. Возьмём просто для оценки корпоративное финансирование, банковское кредитование – большие проблемы. Государство, как мне кажется, уже навсегда ушло со строительного рынка.

Евгений Клейнатовский:

— Государство, наоборот, сейчас возвращается.

Артём Кудинов:

— Вот, расскажи. Но тем не менее у нас то, что лежит в кубышках у граждан, сбережения в банке – это основной важнейший источник финансирования жилищного строительства.

Евгений Клейнатовский:

— Это прямой вклад в экономику региона. Государство сегодня возвращается как покупатель, как субсидирующая организация, потому что у нас сегодня есть закон о защите прав детей-сирот, о приобретении жилья, так как их, к сожалению, не сокращается, а речь идёт о сотнях.

Артём Кудинов:

— Напугали.

Евгений Клейнатовский:

— Накопилось. Есть сегодня понимание того, что попытки приобрести жильё для этих детей-сирот на вторичном рынке зачастую может натыкаться на то, что не все эти квартиры будут одинаково хороши. Скорее всего, мне кажется, что государство более целевым образом будет финансировать приобретение сиротам нового жилья, без злоупотребления.

Артём Кудинов:

— Евгений Давыдович, может быть, Марина Сергеевна подключится, она, я точно знаю, специалист в этом вопросе. Или во всяком случае у неё есть своё мнение по этому поводу. Может быть, нужны какие-то новые механизмы и инструменты по привлечению средств с граждан для жилищного строительства. Я имею в виду: сколько лет уже идут разговоры про арендное жильё, мансардное строительство, которые не требуют больших вложений.

Евгений Клейнатовский:

— На самом деле реновация ещё впереди, там есть определённые показатели по стоимости земли, квадратного метра в Москве. У нас, скорее всего, будет больше востребован опыт немецкий, когда у нас будет возможна глубокая реконструкция 5-этажек. Когда над ними возникает мансардный 6 этаж, это абсолютно реально. Не нужно ничего сносить, и это будет намного дешевле и, возможно, более эффективно. Есть немецкие типовые проекты, к которому из панельной 9-этажки выстраивается лифтовой блок, делается утепление фасадов, обновляются сети, появляется мансардный этаж. Всем этим руководит фонд ремонта этого жилищно-коммунального хозяйства, а формируемые квадратные метры являются тем источником, которые гарантируют большую часть этих затрат. Если мы отдадим эту политику ТСЖ, тот тут должна быть государственная позиция. Если бабушки на лавочках будут принимать решение: делать им 6 этаж или нет, то никогда он сделан не будет. Поэтому должна быть какая-то логика, какой-то компромисс. Когда процент живущих в этом доме может попасть под эту программу, потому что надеется на то, что у нас в ближайшее время будет полный снос жилья, я бы на это не рискнул.

Артём Кудинов:

— Хорошо, Марина Сергеевна, знаете мировой опыт и столичный опыт, можно было привлечь деньги граждан именно в жилищное строительство для того, чтобы удовлетворить естественные потребности новым качественным и комфортным жильем. Необязательно новое строительство.

Марина Ракина:

— На самом деле я бы говорила, что арендное жильё на сегодня очень востребовано.

Артём Кудинов:

— На государственном уровне об этом говорят.

Марина Ракина:

— Да, Алтайский край позиционирует себя как туристический регион, у нас увеличивается поток приезжающих. И мы понимаем, что ательеры не справляются с запросами, которые есть. По цене либо по качеству. И мы говорим об арендном жилье для приезжающих из других регионов людей: жить или учиться, путешествовать. Но инвестором сегодня крайне не выгодно это, потому что здесь бы государству было бы необходимо какие-то льготы определить по налогу на имуществу, по каким-то коммуникациям. Чтобы могли построить, сдать в аренду и получать от этого какую-то прибыль.

Артём Кудинов:

— Пусть не сразу, не с первого дня, но хотя бы более-менее обозримо.

Марина Ракина:

— Да, поэтому у нас часть граждан покупает квартиры для того, чтобы в будущем сдавать в аренду. Это разбросано, точечно и не всегда прозрачная схема. Государство сегодня об этом задумалось. По поводу того, как бы эту аренду превратить в более цивилизованную форму. Поэтому здесь средствами граждан вряд ли будет возможность строить такие дома. Эти риски возникают, как дальше ими управлять? Как дальше делить эти деньги? Поэтому частные инвестиции небольшие…

Артём Кудинов:

— Частные инвестиции — это отдельная песня. Мы сейчас говорим о дольщиках, а они в свою очередь обычные граждане.

Евгений Клейнатовский:

— Правильно сказать от кооперативов, которые на рынке есть.

Артём Кудинов:

— Это как-то связано?

Евгений Клейнатовский:

— Это связано, я думаю, что Ольга Викторовна расскажет.

Артём Кудинов:

— Ольга Викторовна, расскажите.

Ольга Дерявская:

— Во-первых, я хочу сказать про повышение доверия населения к долевому строительству — о создании государственного компенсационного фонда, о котором мы вели речь. Это как раз тот сегмент. Нужно повысить доверие. Что это означает? Безусловно, застройщики будут отчислять…

Артём Кудинов:

— Как с банками.

Ольга Дерявская:

— Да. Что означает работа компенсационного фонда: если застройщик, взявший на себя обязательства, обанкротится, то государственный компенсационный фонд, учредителем которого является государство в лице Минстроя России все возьмет на себя. И уже он создан, но не приступил к своей работе, и проходит последнее слушание закон именно с той целью, чтобы его работа была более прозрачна для застройщиков. Потому что им вносить, они будут членами этого компенсационного фонда. Когда застройщик не справляется со своими обязательствами, то мы говорим о том, что 214-ФЗ защищает от двойных продаж, но он не защищает население и участников долевого строительства от возможности переноса срока, невозможности уложиться в сроки, обозначенные в договоре. Банкротство, финансовая не состоятельность. Как раз работа компенсационного фонда заключается в том, что если застройщик банкротится, не в состоянии взять на себя обязательства, то компенсационный фонд выступает тем юридическим лицом, можно сказать так, что принимает функции застройщика и завершает строительство. Опять же он определяет, исходя из финансовой составляющей будет ли проще вернуть людям вложенные денежные средства. Хотя у каждого ситуации разные. Значит, людям будут возвращены денежные средства либо строительство дома будет завершено.

Артём Кудинов:

— Либо они будут обеспечены жильём? В любом случае не пострадают.

Ольга Дерявская:

— Да, и это главная задача государственного компенсационного фонда, который в принципе создан государством именно с целью повышения доверия у населения к стройке. Потому 80% жилья у нас финансируется именно за счёт средств участников долевого финансирования. В регионе порядка 90% жилья строится за счёт средств долевого строительства. Можно сказать, что практически все жильё. Необходимо повышение доверия населения и помощи строительному сообществу.

Артём Кудинов:

— Т.е. на этой положительной ноте будем завершать. Вы только коротко мне скажите, не нужно бояться вкладывать деньги в долевое строительство сейчас, я имею в виду после изменения в законодательстве.

Ольга Дерявская:

— Долевое строительство – это риск. Если вы не желаете рисковать, то приобретайте жильё на вторичном рынке. А если желаете принять участие, то с большой ответственностью подойдите к выбору застройщика.

Артём Кудинов:

— Сейчас риск заметно ниже, чем раньше?

Ольга Дерявская:

— Заметно ниже.

Артём Кудинов:

— Напомню, что мы сегодня говорили о долевом строительстве в нашем регионе и о тех изменениях, которые произошли в ФЗ-214, от 1 января 2017 г. Напомню, у нас в гостях были:

первый заместитель директора монтажной компании «ПР холдинг» Евгений Клейнатовский;

заместитель руководителя и начальник отдела контроля и надзора в области долевого строительства краевой гос. инспекции — Ольга Дерявская;

и эксперт-риэлтор, президент Союза риэлторов Барнаула и Алтая Марина Ракина.

Спасибо, что пришли и поучаствовали в нашей программе. И в заключение хотелось бы сказать: уверен и надеюсь, эксперты меня поддержат, что потенциал частных инвестиций в новостройках в нашей стране огромен. Граждане готовы вкладывать свои сбережения, но для этого нужны железные гарантии. В этом заинтересованы все участники рынка (дольщики и застройщики, риэлторы, ну и, конечно же, государство). Удачи вам в улучшении своих жилищных условий.

Комментарии

Нам важно ваше мнение
Комментариев пока нет! Оставьте первый комментарий!

Ваш e-mail в безопасности Ваш e-mail не будет опубликован на сайте и не будет передан третьим лицам. Обязательные к заполнению поля помечены *