«Бирюзовая Катунь». Зона особого внимания

«Бирюзовая Катунь». Зона особого внимания

«Бирюзовая Катунь» — один из самых успешных инвестиционных проектов, осуществленных в Алтайском крае за годы губернаторства Александра Карлина, по его инициативе и при его непосредственном участии. Можно сказать, это его первая крупная победа в качестве главы региона. А значит, и его любимое детище, которому в этом году исполняется ровно 10 лет. 3 февраля 2007 года своим постановлением за №69 Правительство РФ официально утвердило создание в Алтайском крае особой экономической зоны туристско-рекреационного типа «Бирюзовая Катунь». По единодушным оценкам экспертов, получение региональным проектом турзоны федеральной поддержки стало важнейшим событием в жизни Алтайского края в 2007 году.

В успех этого проекта поначалу не верили даже некоторые сподвижники и сторонники Карлина. И тем не менее, при всех просчетах, издержках и объективных трудностях, особая экономическая зона туристско-рекреационного типа (ОЭЗ ТРТ) «Бирюзовая Катунь», по общим оценкам федеральной власти и независимых экспертов, является сегодня одной из немногих в России и, пожалуй,  единственной из четырех аналогичных, созданных в Сибири площадок, куда реально едут туристы.

Путь к осуществлению проекта «Бирюзовая Катунь» был далеко не безоблачным. Да и сегодня назвать созданную титаническими усилиями площадку турзоны совершенной, идеальной и безоговорочно успешной, конечно же, нельзя. Как бы то ни было, «Бирюзовая Катунь», несомненно, состоялась. Для ее создания были привлечены большие средства, обустроена значительная по площади территория края,  заложен фундамент для будущего развития. О туристской зоне в алтайских предгорьях, на берегу знаменитой горной реки сегодня знают в России и за ее пределами.

ОСОБЫЕ ЗОНЫ: НЕ ПОБЕДА, ТАК УЧАСТИЕ

Возможность создания в Алтайском крае особой экономической зоны появилась после принятия в июле 2005 года специального федерального закона. Однако дезорганизация власти, а потом и трагические события (гибель губернатора Евдокимова в автокатастрофе), отодвинули важный для края проект на второй план. Только в октябре 2005 года, когда новый режим региональной власти оформился, губернатор Карлин распорядился начать разработку документов для участия края в федеральном конкурсе по созданию в стране  особых экономических зон (ОЭЗ). Важна была даже не столько победа, сколько участие края в проектах и программах правительства, из которых регион выпал в последние месяцы. Если хотите, сопричастность Алтая к федеральной повестке.

Заметим, федеральный закон поначалу предполагал организацию в России ОЭЗ только двух типов — промышленно-производственных и технико-внедренческих. Только через полгода правительством страны решено было создавать и ОЭЗ туристско-рекреационного типа. Однако поскольку поначалу речи о «турзонах» не шло,  краевые власти, включившись в отбор, запланировали аж три ОЭЗ: две промышленно-производственные и одну – технико-внедренческую. Первые — в Барнауле на базе производственного объединения «Алмаз» и в Рубцовске на площадке сельхозмашиностроения. Вторую — в Бийске на базе Федерального научно-производственного центра «Алтай». Работу специальной краевой комиссии по разработке всех документов, куда вошли представители городских властей Барнаула, Бийска и Рубцовска, возглавил вице-губернатор края Сергей Локтев.

loktev1

Правда, время было упущено, а требования конкурсного отбора стали известны всего лишь за полтора месяца до начала. Поэтому документы готовили аврально. К тому же алтайским чиновникам не хватало опыта. Да и Москва подчас толком не знала, чего хочет от провинциалов: то ли ускоренного развития отстающих территорий, повышения их конкурентоспособности и инвестиционной привлекательности, то ли использования потенциала наиболее продвинутых регионов и усиления уже имеющихся у них конкурентных преимуществ. Понятно, что первая задача – политическая и социальная, и от нее вскоре министр экономического развития Герман Греф публично отказался, сделав ставку на экономическую целесообразность.

Как бы то ни было, уже к концу октября стало ясно: рассчитывать на допуск в конкурсном отборе всех намечавшихся краевыми властями первоначально проектов – просто нереально. Конкуренция была очень высока – число поданных на конкурс в Минэкономразвития заявок превысило 70. А ведь по всей России планировалось  создать не более десятка ОЭЗ. И полагать, что месторасположением трех из них выберут Алтайский край,  было, по меньшей мере, наивно.

Решили сосредоточиться на продвижении одной зоны – на базе барнаульского предприятия «Алмаз». Да и то не факт, что правительство поддержит краевую инициативу. Хотя, как заверил Александр Карлин, «наши специалисты работают в Москве, делая все, что от них зависит».

В Алтайском крае готовы были выделить на освоение будущей зоны не менее 50 млн. руб. (плюс мэрия Барнаула – еще 20 млн.) при софинансировании из федерального бюджета в 70 млн. рублей.

Однако федералы не увидели перспектив в алтайских предложениях, должно быть, посчитав, что индустриальная ОЭЗ на Алтае вряд ли вызовет интерес инвесторов. Немногочисленные победители (Зеленоград, Дубна, Санкт-Петербург, Липецк, Елабуга и Томск) в научно-производственном да и, что немаловажно, в географическом отношениях  явно превосходили Барнаул.

АЛТАЙСКИЕ КОЗЫРИ

У Алтая было другое, столь же неоспоримое преимущество – его туристско-рекреационные возможности. К тому же были амбиции новоиспеченного губернатора края Карлина, вынашивающего планы вывести порученный ему регион из небытия в группу российских лидеров. Если не в области науки и техники (не было особых ресурсов), то в сфере отдыха и туризма, предпосылками к чему служила сама природа Алтай.

И хотя какая-то внятная стратегия развития региона тогда и отсутствовала, тем не менее уже осенью подспудно начала формироваться новая парадигма становления края. Одним из его приоритетов и локомотивов нынче становился туристско-рекреационный комплекс региона. Надо было только выявить точки роста, обозначить площадки опережающего развития, объекты, привлекательные для возможных масштабных инвестиций.

Собственно, идея создания ОЭЗ туристско-рекреационного типа на площадке «Бирюзовая Катунь» родилась еще тогда, когда чиновники Главэкономики и городских администраций корпели над своими заявками для Минэкономразвития. Тогда и стало понятно: далекой провинции для победы необходим такой гандикап, такие бесспорные, объективные преимущества, которым другие регионы противопоставить что-либо были просто не в состоянии! И такие козыри у Алтайского края нашлись. Это – живописные предгорья, горные озера и реки, нетронутые леса, целебный воздух и далее по списку.

Еще в октябре 2005 года краевая администрация приступила к изучению туристического потенциала края и ревизии всех имеющихся в этой отрасли ресурсов. Причем в качестве наиболее перспективной сразу была определена площадка — «Бирюзовая Катунь», что в предгорном Алтайском районе, граничащем с Горным Алтаем.

Эту территорию на живописном берегу небесно-голубой реки Катунь алтайский бизнес (компания «Алтай-Известь») при поддержке краевых властей развивал еще с 2001 года.

Что же представлял собой туркомплекс «Бирюзовая Катунь» в 2005-2006 годах? Он занимал участок площадью почти 3,4 тыс. га, протянувшийся вдоль берега Катуни на 12 километров. Почти вся земля находится в аренде ООО «Алтай-Известь». Объекты, построенные инвесторами (четыре крупных фирмы и полтора десятка мелких из Барнаула и Новосибирска), позволяли разместить 3-3,5 тысячи человек.

Как сообщал генеральный директор «Алтай-Извести» Евгений Востриков, больше всех в туркомплекс вложилась его компания (270 млн. руб.). Еще 70-80 млн. руб. инвестировала барнаульская стройфирма «СМУ АМЗ».

Эти вложения позволили построить более 40 километров дорог, а главное — подвесной мост через Катунь, соединявший «Бирюзовую Катунь» с Чуйским трактом. Правда, пропускная способность его была невелика из-за отсутствия двухполосного движения.

Появились и туристические домики, а главное – искусственный водоем, где месяца два летом можно было загорать и купаться. Площадь безымянного озера, расположенного в водоохранной зоне Катуни, составляла около 70 тыс. кв. метров. А заполнялось  оно чистой катунской водой, которая в разгар лета прогревалась в рукотворном озере до 25 градусов. По замыслу инициаторов проекта, это обстоятельство должно было привлечь туристов. И вправду, никаких пляжей поблизости и в помине не было. В будущем планировалось построить здесь горнолыжную трассу, большой заказник с дикими животными Алтая, смотровые площадки, организовать пешеходные маршруты в близлежащие пещеры.

BK4

ПУБЛИЧНАЯ ОФЕРТА: ДВА В ОДНОМ

По мнению краевых чиновников, этот проект являлся ярким примером совместного использования возможностей края и Республики Алтай и подтверждал эффективность сотрудничества соседних регионов. Правда, туркомплекс не планировали позиционировать как проект общероссийского уровня, рассматривая в лучшем случае как объект сибирского значения. Между тем  «Бирюзовая Катунь», как реально действующий объект, вполне могла стать стартовой площадкой и для создания ОЭЗ туристско-рекреационного типа. Во всяком случае, на это явно рассчитывали в Алтайском крае.

— Мы считаем, что необходимо развивать системно с опорой на серьезные инвестиционные вложения те зоны в крае, которые имеют особые перспективы для их дальнейшего развития. Комплекс «Бирюзовая Катунь» — одна из таких территорий, — заявил Карлин, выступая по краевому телевидению.

В декабре 2005 года алтайский губернатор решил лично осмотреть наиболее известные туристические достопримечательности и объекты, выехав в специальный тур по Алтайскому району. Карлин придавал этой своей поездке особое значение, поскольку, увидев все своими глазами, он и хотел прийти к окончательным выводам. Впоследствии именно такой механизм принятия управленческих решений станет для алтайского губернатора решающим. Собственные впечатления, личный жизненный опыт и приобретенные знания – вот главные факторы и мотивы, которыми он руководствовался, нередко подвергая сомнению сторонние, даже экспертные суждения.

На горе Веселая, где уже была построена горнолыжная трасса, Карлина ждали местные жители,  предприниматели, чиновники и депутаты. Стали совещаться и пришли к общему мнению, что главная проблема, сдерживающая развитие туризма в этой части края, — это отсутствие дорог, моста через Катунь и прочей необходимой инфраструктуры (энергоснабжение, бытовые отходы и т.д.). А главное – о совместном использовании инфраструктурных объектов надо договариваться с властями Республики Алтай, от которой «Бирюзовая Катунь», находящаяся в краевой юрисдикции,  отделена лишь одноименной рекой.

Губернатор Карлин пообещал: «Как только будет наделен полномочиями глава Республики, первое, что мы намерены обсудить, это вопрос функционирования туристского комплекса Алтая как единой, неразрывно связанной структуры». По словам главы края, чтобы препонов и барьеров у турбизнеса было как можно меньше, нужно заключать взаимовыгодное соглашение между Алтайским краем и Республикой Алтай (РА). Ведь для строительства дорог, мостов, ЛЭП и подстанций необходимы деньги, инвестиции. Губернатор рассчитывал, что вместе удастся их привлечь на берега Катуни.

— Мы должны быть готовы включиться в борьбу за получение статуса туристско-рекреационной зоны, — настраивал всех Карлин.

BK_5_big

В связи с этим он особо отмечал, что экологическая чистота алтайской сельхозпродукции должна стать приоритетом и брендом Алтая, его конкурентным преимуществом в привлечении туристов. А в борьбе на туристическом рынке краевые власти планировали действовать сообща с соседней Республикой Алтай.

Об этом губернатор и заявил накануне нового 2006, публично предложив горноалтайцам вместе создавать особую туристскую зону. «Мы не хотели бы конкурировать с Республикой Алтай в создании такой зоны», — подчеркнул Карлин, заметив, что край обладает более значительными организационными возможностями, чем республика. К тому же он пообещал внести поправки в федеральное законодательство, которые бы разрешали создавать одну ОЭЗ на территории двух субъектов федерации.

СТРАХ ПОГЛОЩЕНИЯ

Прежнее республиканское руководство, напуганное призывами к объединению двух регионов (Алтайского края и Республики Алтай), сторонилось любых совместных проектов. Так, министр экономики РА Михаил Зотов, оценивая перспективы создания на Алтае туристической зоны, видел в крае не возможного партнера, а неизбежного конкурента: «Конкуренция будет жесткой, надо быть к этому готовыми». А потому Горно-Алтайск игнорировал все предложения, призывы и инициативы из соседнего региона, самостоятельно разрабатывая свои проекты и заявку.

Впрочем,  на качестве и оперативности подготовки документов в Горном Алтае, как и в Алтайском крае, сказались политические страсти, трагические коллизии и конфликты, в которые волею судеб погрузились «два Алтая» в 2005 году. Горно-алтайские чиновники степень готовности своих предложений оценивали как «нулевую», причиной столь печального положения дел называя собственную нерешительность, неуверенность в своих силах и комплекс неполноценности.

Во всяком случае, об этом говорил, намекая на прежнюю команду Михаила Лапшина,  появившийся в ранге республиканского вице-премьера недавний евдокимовский первый вице-губернатор края Михаил Козлов. Он торжественно пообещал этот «комплекс» преодолеть и до середины мая «заявить» в Министерство экономики и торговли о своем желании открыть ОЭЗ туристско-рекреационного типа.

— Шанс победить в конкурсном отборе у нас есть. Пусть назовут мне любую другую территорию, у которой больше шансов получить этот статус, нежели у Республики Алтай, – пытался вселить оптимизм и решительность в своих коллег Козлов.

Соратники нового главы РА Александра Бердникова весьма самонадеянно заверяли земляков,  что «Республика Алтай является наиболее подготовленным из всех регионов РФ» для организации зон такого типа. Мол, сказывается 12-летний положительный опыт функционирования здесь эколого-экономического региона «Алтай».

В марте 2006 года краевые власти, пока разговоры о создании в России туристских ОЭЗ только шли, решили воспользоваться и другим инструментом федеральной господдержки – средствами Инвестиционного фонда РФ. Такой конкурс объявило все то же Министерство экономического развития и торговли в ноябре 2005 года. Для получения денег  на развитие туркомплекса «Бирюзовая Катунь» (не путать с особой экономической зоной туристско-рекреационного типа!) ООО «Алтай-Известь» надо было разработать проектную документацию. Сам проект предполагал дальнейшее расширение комплекса, который уже начали строить на левобережье Катуни в начале «нулевых». Число одновременно отдыхающих в нем  должно было достичь 3,5 тыс. туристов.

Край рассчитывал на федеральные 190 млн. руб., «присовокупив» к бюджетным инвестициям свои, частные – 60 млн. руб. от «Алтай-Извести» — компании, уже несколько лет осваивавшей эту площадку. Сегодня бы такое сотрудничество назвали «государственно-частным партнерством».

Однако, по всей видимости, сказалась неопытность алтайских чиновников. Краевой проект, успешно преодолев первые этапы, все-таки выпал из конкурса по обидной, досадной оплошности: инвестконсультант проекта, давший положительное заключение,  не принадлежал к числу ведущих мировых банков, список которых был утвержден Минэкономразвития. Разработчики оправдывались: мол, до вынесения окончательного вердикта никаких замечаний не было, а тут – на тебе!.. Да и услуги консультанта, сетовали чиновники, ох как дороги — не меньше 10 млн. рублей.

К слову, планами развития площадки «Бирюзовая Катунь» начальник Главэкономики Михаил Щетинин уже успел поделиться этой же весной и с мировым инвестиционным сообществом на Международной выставке коммерческой недвижимости «MIPIM — 2006» в Ницце.  Воодушевленный первой зарубежной презентацией, Щетинин даже заявил, что осуществление проекта позволит привлечь в туристско-рекреационную отрасль Алтайского края более 5 млрд. рублей (для сравнения: это пятая часть всех доходов краевого бюджета в 2006 году). Таким масштабом краевые чиновники оценивали, видимо, мультипликативный эффект от осуществления своих планов.

ГОРНОАЛТАЙЦЫ ХИТРЯТ?

Уже весной 2006 года стало ясно: перспективы совместного с Республикой Алтай создания межрегиональной туристско-рекреационной зоны становятся призрачными.

В конце апреля губернатор Карлин сообщил газете «КоммерсантЪ», что в Томске на совещании глав регионов России под председательством президента Владимира Путина договорился с главой республики Бердниковым о создании совместной ОЭЗ. В кулуарах Карлин и Бердников вроде бы твердо решили, что власти двух регионов подготовят общий пакет документов об образовании ОЭЗ на смежных территориях Алтайского края и Республики Алтай.

— Я еще раз подтверждаю, что такой вариант создания зоны и ее функционирования представляется наиболее оптимальным и с точки зрения экономики, и с точки зрения рекреационного и экономического ресурсов, которые мы вовлечем в деятельность этой зоны, — настаивал Карлин.

Однако Бердников не подтвердил таких договоренностей. А скоро выяснилось, что горноалтайские власти темнили и, что называется, водили своих краевых коллег за нос. Еще накануне саммита в Томске республика направила в Минэкономразвития предварительный план создания турзоны площадью чуть более 100 га. Проект предусматривал строительство горнолыжного комплекса у подножия горы Синюха, горноклиматического санаторно-туристического комплекса «Манжерокский» с одновременным пребыванием 4,5-5 тыс. человек (150-180 тыс. туристов в год), а также локальных ОЭЗ в трех районах РА. А вскоре «генерал-губернатор» Бердников (в недавнем прошлом он носил звание генерала МВД) поручил своему 1-му заместителю Сергею Тевоняну в самые короткие сроки создать рабочую группу для участия в конкурсе и начать в авральном порядке подготовку документов. Тем не менее, глава РА Александр Бердников продолжал твердить, что «к сотрудничеству с Алтайским крае мы всегда готовы».

В мае 2006 года Госдума приняла закон о туристско-рекреационных зонах.  А вскоре был объявлен открытый конкурс на создание особых экономических зон туристско-рекреационного типа. На участии в нем и решили сконцентрироваться в администрации края.

Принятый федеральный предполагал, что резиденты особых туристических зон получат льготу по налогу на прибыль (20 вместо 24 процентов), смогут в течение пяти лет не платить налог на имущество и землю, а единый соцналог будут платить по ставке 14% вместо 26% (но только с годовых зарплат до 280 000 руб.). Инфраструктура ОЭЗ должна строиться на деньги федерального бюджета. А чтобы организовать у себя ОЭЗ туристического типа, регион должен заручиться поддержкой бизнеса, рассчитать возможный вклад зоны в экономику региона и соответствовать экологическим требованиям.

Весной и летом 2006 года, не теряя надежду на сотрудничество в совместном создании общей особой туристической зоны, краевые власти несколько раз предлагали республиканским коллегам объединить усилия. Начальник Главного управления экономики и инвестиций Михаил Щетинин, 13 мая встретившись с главой РА Бердниковым, передал ему специальное послание Карлина с предложениями о сотрудничестве. К тому времени именно главку Щетинина было поручено кураторство над туризмом, который раньше находился в ведении краевого комитета по культуре.

Shetinin

По словам Щетинина, никаких препятствий для объединения усилий нет, а делается все на «раз-два»:

— Все просто: готовятся две части проекта, потом все объединяется, соответствующими органами того и другого региона подписывается и вместе вносится как единый проект.

Начальник Главкэномики рассчитывал со дня на день получить официальный ответ от Бердникова, после чего работа должна была перейти в практическое русло. Однако надежды не оправдались.

ТАКТИКА ВЫЖИДАНИЯ: У КОГО НЕРВЫ КРЕПЧЕ?

Затягивая с ответом, глава республики Бердников выжидал. Он так пояснял свою тактику членам республиканского правительства: «Отказываться от предложения нельзя… Нужно изучать этот вопрос и, конечно, стараться получить статус зоны самостоятельно. Но если мы поймем, что одних наших усилий для этого не хватит, надо использовать и вариант, предлагаемый Карлиным».

Вскоре и.о. министра экономического развития и инвестиций РА Михаил Зотов окончательно расставил все точки над i: «Мы готовы синхронизировать наши действия, но заявки будут поданы каждым регионом самостоятельно, потому что порядок не предусматривает подачи одной заявки от нескольких регионов». При этом республиканские власти были абсолютно уверены в своей победе: «У нас будет высоким самый главный балл. Во всем Сибирском федеральном округе в год бывает 1,2 млн. туристов, а на Республику Алтай приходится 650 тысяч. В этом отношении мы намного опережаем все регионы Сибири». По всей видимости, Бердников рассчитывал выторговать у Москвы туристическую ОЭЗ в обмен на поддержку проектов прокладки по территории Горного Алтая газопровода «Алтай» и строительства автодороги в Китай – оба эти проекта шумно обсуждались тогда в российских СМИ. Помимо своеобразной компенсации моральных «издержек», республиканские власти рассчитывали на подарок от Москвы в год 250-летия вхождения алтайцев в состав России, с помпой отмечавшееся в Горном Алтае все лето.

10 августа, так и не дождавшись внятного ответа, губернатор Карлин «отбил» своему коллеге Бердникову телеграмму, о которой тут же стало известно краевым СМИ.

«… Предлагаю Вам вернуться к рассмотрению возможности объединения усилий при подготовке конкурсной документации и выступить с предложением о размещении особой экономической зоны туристско-рекреационного типа на территории двух субъектов Российской Федерации… Считаю, что создание совместного проекта будет иметь больше конкурентных преимуществ для получения статуса особой экономической зоны. Надеюсь на оперативное и конструктивное рассмотрение данного предложения, незамедлительное принятие решения. Администрация края готова к любым формам сотрудничества, наиболее приемлемым считаю безотлагательное формирование совместной рабочей группы», — телеграфировал Александр Карлин.

Публично поясняя свою позицию, губернатор сослался на поддержку со стороны министра экономического развития и торговли Грефа, с которым он обсуждал перспективы края и республики на размещение ОЭЗ ТРТ. По общему мнению Карлина и Грефа, кооперация только повысит шансы «двух Алтаев», а их интересы при этом не будут никоим образом ущемлены.

СКЕПТИКИ И ПЕССИМИСТЫ

Надо признать, пафос сторонников совместного проекта не разделяли и некоторые местные эксперты.  Так, председатель объединения «Алтай-турист» (Барнаул) Владимир Гордеев в интервью новосибирской газете «Континент-Сибирь» заявил, что «одной политической воли мало, нужно еще решить многие экономические и социальные вопросы». Ведь оба региона — дотационные, здесь нет олигархов, которые готовы были бы вложить большие деньги в туристические проекты.

Не испытывала оптимизма и руководитель Алтайского региональной ассоциации туризма (АРАТ) Елена Шушакова. Ее вообще не устраивал принятый закон о турзонах, поэтому она к планам их создания на Алтае относилась скептически. Вот что она говорила «Алтапрессу»:

—  Частный бизнес не пойдет туда, где ему ничего не будет принадлежать. Поэтому, если закон останется в том виде, в котором он есть сейчас, то, думаю, Алтаю нет особого смысла биться за создание ОЭЗ.

Между тем, некоторые местные наблюдатели увидел в беспрецедентной публичной оферте Карлина проявление слабости позиции края и его губернатора. Так, по мнению сайта «ПолитСибРу», «губернатору остро захотелось дружбы» Бердникова потому, что «шансы Алтайского края ниже, чем у его соседей» — Кемеровской области с высокими лоббистскими возможностями Амана Тулеева и Республики Алтай с гиперактивностью Бердникова на федеральном уровне.  К слову, Кузбасс продвигал в турзоны свой горнолыжный курорт Шерегеш. Редактор «ПолитСибРу» Дмитрий Негреев предполагал, что «Республика Алтай справится и  сама, а вот у Алтайского края есть сомнения в том, выиграет ли он конкурс». «Нельзя забывать и тот факт, что совсем недавно администрация края выбыла из конкурса на получение государственных инвестиций для «Бирюзовой Катуни», — наступал на больную мозоль политобозреватель, напоминая о неудаче с привлечением денег федерального Инвестфонда.

С такой оценкой был солидарен и известный на Алтае оппозиционный политик Константин Емешин: «Карлин понимает, что без Республики Алтай краевой проект турзоны будет проблематичным».  Он также констатировал, что усугубляет ситуацию факт политического противостояния финансовой группы «Сибма», принадлежащей местному олигарху Анатолию Банных, и краевой власти. Дескать, Банных контролирует республиканское руководство, а потому ни за что не позволит сотрудничать краю и республике. «… Это противоречие в принципе не преодолимо и оно не позволит конструктивно решать проблему взаимодействия властей регионов в разработке проекта туристической зоны», — мрачно подытоживал Емешин.

ВСЕГДА ГОТОВЫ! НО НЕ СЕЙЧАС…

Что ж, и вправду, никакой внятной реакции на публичные заявления Карлина не последовало. Республиканские чиновники отказывались от комментариев, ссылаясь либо на то, что не знакомы с инициативой губернатора края, либо на то, что не уполномочены  давать какие-то пояснения в отсутствие указаний первого лица. А «лицо» хранило молчание.

Наконец, только спустя неделю зампред правительства РА Роберт Пальталлер (к слову, бывший директор Барнаульского ликеро-водочного завода) дал туманный комментарий, заявив, что телеграммы не читал, но к сотрудничеству в Горном Алтае «всегда готовы», «если только на федеральном уровне все будет узаконено». А замминистра экономического развития и инвестиций РА Светлана Буйдышева поясняла журналистам  позицию руководства РА следующим образом: мол, при подготовке конкурсной документации ее ведомство «руководствовалось существующими правилами и порядком, которые не предусматривают создания совместной ОЭЗ».

Настороженность главы РА и республиканских чиновников была понятна: как сообщали инсайдерские источники, в это время в недрах Полпредства Президента РФ в Сибирском федеральном округе всерьез обсуждали возможное слияние «двух Алтаев». Более того, порой эти обсуждения выплескивались и в публичное пространство, что не могло не нервировать истеблишмент маленькой, но гордой республики. А своими «объединительными» заявлениями спикер краевого парламента Александр Назарчук в свое время надолго заронил зерна недоверия в отношения двух соседних субъектов федерации.

И хотя в Алтайском крае успокаивали, что, мол, создание единой турзоны «не будет иметь ничего общего с возможным объединением», в Горном Алтае этим заверениям не слишком доверяли и видели в предложениях скрытую угрозу своему суверенитету. Как говорится, обжегшись на молоке, дули теперь и на воду…

(Окончание здесь)

Артем Кудинов

 

Комментарии

Нам важно ваше мнение
Комментариев пока нет! Оставьте первый комментарий!

Ваш e-mail в безопасности Ваш e-mail не будет опубликован на сайте и не будет передан третьим лицам. Обязательные к заполнению поля помечены *