Дмитрий Тюнин на Завтраке с «Капиталистом»: «Деньги – это не цель, а средство достижения цели»

Дмитрий Тюнин на Завтраке с «Капиталистом»: «Деньги – это не цель, а средство достижения цели»

В Алтайском крае создана инфраструктура государственной поддержки бизнеса и в целом экономики региона. Одним из важных элементов этой системы является Сибсоцбанк, один из старейших региональных банков страны. В этом году банк отмечает 25-летний юбилей.  На Завтраке с «Капиталистом» в гостеприимном ресторане «Цицаки» — Дмитрий Тюнин, председатель правления ООО «Сибсоцбанк»:

— Дмитрий Александрович, деньги решают все в нашей жизни?

— Думаю, нет. Есть сферы жизни, где деньги ничего не решают. К примеру, в личных отношениях. Никакие деньги не заставят вас изменить свое отношение к человеку. Или взять религию – там тоже деньги не имеют той власти, какой их зачастую наделяют.

— Что деньги для вас?

— Деньги — это то, с чем я работаю. Это как уголь для шахтера. Деньги – это средство достижения целей. Для некоторых людей, правда, они становятся самой целью. Но, как правило, эти люди потом в жизни сильно разочаровываются.

— К каким целям вы стремитесь посредством денег?

— Цель коммерческого банка – извлечение прибыли. Это записано в уставе. Что касается человека, то скажу так: у каждого свои цели, и деньги – не единственное средство для их достижения. Многого можно добиться и без денег — упорством, например, талантом.

тюнин5

— Когда и чем вас привлекла финансовая сфера?

— Толчком, как ни странно, послужила история, связанная с МММ. Помните такую финансовую пирамиду? Я тогда еще сам не зарабатывал, а карманные деньги были нужны. Я занял немного у родителей и купил билеты МММ. И тут пирамида рухнула. Такое вот совпадение! Это был мой первый опыт зарабатывания денег, пусть и неудачный. Тогда многие были наивны в финансовых вопросах, и я не был исключением. Но мне стало интересно: а почему все так получилось, что деньги вот только что были и вдруг куда-то исчезли? То есть откуда деньги берутся, мне было более или менее понятно, а вот куда они исчезают – было загадкой. Я, тогда студент юрфака АГУ, увлекся такой новой для всех в начале 90-х сферой, как рынок ценных бумаг. Эту тему я развивал затем в Сибирском социальном банке, который стал для меня первым местом работы. В Сибсоцбанк я пришел в 1995 году, будучи еще студентом четвертого курса. В банк меня взяли потому, что я к тому времени получил аттестат на право работать с ценными бумагами. В то время такие специалисты были в дефиците. А по профессии, юристом, работать так и не стал. Природное любопытство тянуло в сферу финансов. За семь лет прошел путь от рядового специалиста до заместителя председателя правления банка.

— Когда вы пришли в Сибсоцбанк, ему было всего три года. Период становления, так сказать. Каким запомнилось то время?

— Хорошее было время. Все было очень живо и интересно. Тогда в стране появилась целая сеть социальных банков, которые обслуживали счета Пенсионного фонда. Мы тоже. Но банковский бизнес был для всех нас делом новым, мы совершали ошибки в попытках найти правильные решения. И вот так, методом проб и ошибок, продвигались вперед. Сегодня банковский бизнес – сфера устоявшаяся, во многом высокотехнологичная, очень сильно регламентированная. Тогда же все было иначе: все менялось очень быстро, было много динамики, но в то же время и — нестабильности. Но это была нестабильность с позитивными ожиданиями. Вокруг тебя хаос, и ты стараешься переделать его в некий порядок, придать ему логичность, предсказуемость. Эффект новизны нас сильно мотивировал, было большое желание работать, добиваться результатов.

— Но тогда риски были выше, чем сейчас?  

— Риски были тогда, есть и сейчас. Изменился их характер. Тогда, в 90-е не было моды не отдавать кредиты. Самосознание у людей постсоветского общества было выше. Сейчас придумано много способов ухода от возврата долгов. Правда, и методов противодействия этому разработано не меньше. А в общем, Россия движется по тому же пути к цивилизованному финансовому рынку, который ранее прошел западный мир. При этом мы стараемся пройти и проходим этот путь в более сжатые сроки.

— Из частного бизнеса, по вашим словам, очень увлекательного, вы ушли в чиновники. Почему?

— В финкомитет администрации Алтайского края тогда пришел новый руководитель – Владимир Геннадьевич Притупов. Пригласил меня (мы были с ним знакомы по работе), я согласился. Осознанно пошел на понижение дохода – зарплата госслужащего заметно скромнее, чем у банковского работника. Но у меня уже появилось чувство голода к новой сфере деятельности. На старом месте работы все было понятно, привычно. В общем, снова природное любопытство взяло свое. И привело в комитет по финансам. Я об этом ни разу не пожалел. Работа была очень интересная, разноплановая, заставляла очень глубоко вникать в суть происходящего в самых разных отраслях. Задача комитета по финансам – обеспечивать исполнение бюджета. А чтобы оно было эффективным, надо понимать, на что деньги направляются, кому. Желающих получить бюджетное финансирование всегда хоть отбавляй. С обоснованием важности выделения им денег у людей тоже проблем нет. Задача финансистов – понять, насколько действительно необходимы те или иные бюджетные расходы, насколько они будут эффективны, какую пользу принесут в экономике и в социальной сфере. Это очень живая работа, сильно развивающая эрудицию. Владимир Геннадьевич задал очень высокую профессиональную планку. За годы работы в финкомитете пришлось сильно вырасти в профессиональном плане и эти знания не раз пригождались мне в последующем.

тюнин и я

— Ушли, потому что и здесь все стало понятно и рутинно?

— Не могу сказать, что во всем разобрался и стало неинтересно. Но мне в силу личных амбиций очень хотелось попробовать себя в роли руководителя с большим объемом полномочий и ответственности. Поэтому, когда поступило предложение перейти в страхование, а именно – в компанию «Росгосстрах» директором Алтайского филиала, я, подумав, согласился. Страхование было для меня совершенно новой сферой деятельности, тем и интересно. Я люблю осваивать новые виды деятельности. За шесть лет работы в страховании достаточно подробно изучил этот сегмент финансового рынка. Филиал был на хорошем счету.

Страхование в крае, как и в целом в стране, развивается. Но пока этот рынок не достиг необходимого уровня развития. Когда я переходил в сферу страхования, честно сказать, рассчитывал на ее взрывной рост, до уровня передовых в этом отношении стран. Но, к сожалению, этого не произошло. В России драйвером рынка остаются виды обязательного страхования, хотя в практике западных стран хорошее развитие получило также и добровольное страхование. Например, накопительное страхование жизни. В России область добровольного страхования тоже развивается, но медленнее, чем хотелось бы. Причины известны: недостаточно устойчивая экономика, медленное формирование законодательной базы. Рынок страхования переживает не лучшие времена, но в целом траектория развития сохраняется, рынок растет.

Что касается Алтайского филиала, то он всегда был рентабельным, выполнял план по доходам. Алтайский край вообще регион интересный, со своими особенностями. Эти особенности были и в страховании. Например, в Алтайском крае, в отличие от многих других регионов, был в те годы рентабельным сегмент ОСАГО – потому что почти половина населения у нас проживает в сельской местности, а там аварийность существенно ниже, чем в городах.

Через шесть лет я ушел из «Росгосстраха», но не из страхования. Поступило приглашение возглавить филиал СОГАЗ в Новосибирске. Там я проработал семь месяцев.

— Это было ошибочное решение? Не получилось?

— Получалось. Приобрел хороший опыт. Мне очень понравился подход СОГАЗ к организации страхования. Результаты работы филиала были весьма неплохие, в принципе я планировал работать там и дальше. Но я сделал для себя вывод, что Новосибирск – не мой город. В Барнауле мне намного комфортнее. Новосибирск – очень сложный город в плане логистики. Я там выматывался. К тому же семья осталась в Барнауле. Третья причина была в том, что я получил предложение от организации, в которой начинал свою трудовую деятельность, от Сибсоцбанка – занять должность председателя Наблюдательного совета.

— Вас позвали для решения каких-то конкретных задач? Каких?

— Банк прилично работал, но в какой-то момент перестал развиваться. Собственник – а банк на 99,9 процента принадлежит администрации Алтайского края — решил, что финансово-кредитной организации нужны новые подходы, свежий взгляд на будущее. Выработкой стратегии развития как раз и занимался Наблюдательный совет, высший орган управления банком.

— Какие цели были намечены?

— В общем и целом ситуация в банке, как я уже сказал, была нормальная. Но менялась внешняя среда, появлялись новые вызовы, на которые надо было реагировать. Экономическая ситуация в 2014 году была весьма, как вы знаете, непростая, нестабильная, произошла серьезная девальвация национальной валюты. Банковская сфера стала испытывать серьезное давление со стороны регулятора – Центробанка. Надо было менять подходы в части кредитной политики, принятия рисков. Это был непростой период. Любой банк зависит от своих клиентов, а клиенты стали испытывать сложности. В частности, это привело к образованию на балансе банка большого количества непрофильных активов. Клиенты разорялись, банку оставались залоги. Пришлось проделать большую работу, чтобы избавиться от непрофильных активов. С этой задачей банк успешно справляется. А я с должности, на которой занимался вопросами стратегического развития, перешел на должность председателя правления Сибсоцбанка, то есть занялся руководством текущей деятельностью банка. Или иначе – реализацией утвержденной стратегии.

тюнин4

— Какова стратегия Сибсоцбанка?

— Сибсоцбанк изначально создавался как банк для корпоративных клиентов, в этом направлении и развивается вот уже 25 лет. Но при этом важным для нас является развитие розничного сегмента. Это отражено в стратегии. Этому направлению мы сейчас уделяем повышенное внимание.

Напомню, собственник Сибсоцбанка – администрация Алтайского края. Банк давно, порядка 15 лет, оперирует средствами краевого Лизингового фонда. Лизинг – важный инструмент технического перевооружения сельского хозяйства региона.

Кроме этого, мы стараемся самостоятельно привлекать источники льготного финансирования, участвуем во всех федеральных программах льготного кредитования, которые доступны региональным банкам. К сожалению, доступны не все программы, например, обслуживание счетов фондов капитального ремонта или кредитование сельхозпредприятий под пять процентов региональным банкам недоступны. Но банк аккредитовался по очень серьезной федеральной «Программе 6,5». Совместно с Алтайским гарантийным фондом мы разработали региональную программу «Гарантия развития». Обе эти программы направлены на поддержку малого и среднего бизнеса. Работа по ним позволяет нам в том числе привлекать новых клиентов.

— Какие компании сейчас наиболее активны в плане кредитования? Другими словами, в каких отраслях ситуация сейчас наиболее благоприятна для ведения бизнеса?

— В сельском хозяйстве, конечно. Специфика Алтайского края оказалась в нынешней ситуации региону на руку. В сложившихся обстоятельствах аграрный сектор показывает очень хорошие результаты. В 2016 году рентабельными были более 90 процентов предприятий АПК. Сельхозпереработка себя тоже неплохо чувствует. Строительная сфера – хуже. Хотя это не относится к дорожно-строительной отрасли. Там ситуация стабильна, источники финансирования определены бюджетом. Также рентабельной остается торговая сфера.

— Что для вас важнее: умножение прибыли банка или возможность помогать бизнесу встать на ноги, развиваться?

— Все важно, но мне больше по душе общение с клиентами и помощь в развитии их бизнеса. Просто зарабатывать деньги на деньгах не интересно. Но Сибсоцбанк в этом плане — особенный. Мы не ставим во главу угла высокий уровень рентабельности. Такая бизнес-модель задана собственником. Треть кредитного портфеля банка – инвестиционные кредиты, они проводятся по сниженной ставке. Кредитование бизнеса по государственным программам тоже на льготных условиях. В целом рентабельность банка невысока. Но если рассматривать только «коммерческую» часть нашего кредитного портфеля, там ставки на уровне среднерыночных.

Основная проблема экономики на сегодня заключается в низком уровне инвестиций. Она не вызвана отсутствием денег. Деньги в экономике есть и их много. Но для того, чтобы деньги были направлены на долгосрочные инвестиции, нужна макроэкономическая стабильность, понятный уровень процентных ставок. К слову, жесткая денежно-кредитная политика Центробанка привела к реальному снижению инфляции, процентных ставок. Низкие процентные ставки – одно из важных условий роста инвестиций в экономику, но не единственное. Необходимо еще снижение налогового бремени и достижение макроэкономической стабильности.

тюнин9

— Вы говорите, Алтайский край – особенный. А алтайские предприниматели? Что их характеризует, по-вашему?

— Да, есть некоторые особенности в менталитете. Связаны они, думаю, с наличием в крае большой доли сельского населения. Селянам свойственна природная хитрость, практичность, смекалка, здоровый консерватизм. В хорошем смысле — куркули. Встречаются среди них большие хозяйственники, еще с советских времен, они сейчас сильно в возрасте. Но когда-то эти руководители построили коммунизм в отдельно взятой деревне и до сих пор идут своим курсом, ни от кого не зависят. Тот же колхоз имени Кирова в Шипуновском районе. Но в основном сельские предприниматели, конечно, используют кредиты для развития своих предприятий. И знаете, все больше становится таких, которые понимают, что долги по кредитам надо возвращать. Раньше, да еще несколько лет назад ведь как было? Крестьяне всегда прекрасно понимали, что без сельского хозяйства страна существовать не может, есть все хотят, так что никуда власти не денутся, рано или поздно простят долги аграриям. Сейчас таких «несознательных» несоизмеримо меньше. Справедливости ради замечу, что появились юридические и экономические механизмы, которые не позволяют играть в несознательность. Например, процедура банкротства, к которой сегодня часто прибегают кредиторы.

— А это действенная мера возврата задолженности?  

— Крайне неэффективная. Законодательство о банкротстве очень несовершенно. От банкротства часто больше вреда, чем пользы. Причем как должникам, так и кредиторам. Сибсоцбанк никогда не выступал и не будет выступать инициатором чьего-либо банкротства. А вот федеральные банки нередко их инициируют, причем зачастую по формальным основаниям. Фактически банкротство означает смерть предприятия, нередко вполне жизнеспособного. Но централизованная, формализованная политика крупных кредитных организаций очень часто не учитывает интересы территорий и ситуацию конкретного должника. Федеральные банки, кстати, могут и по ходу пьесы условия изменить. Например, обязать предоставить дополнительный залог, и если заемщик этого не сделал, с ним могут расторгнуть кредитный договор. Известны случаи, когда по этой причине предприятие становилось банкротом.

О неэффективности российского законодательства о банкротстве говорит тот факт, что в результате банкротных процедур требования кредиторов удовлетворяются, по статистике, не более чем на пять процентов. А в зарубежной практике – на 50-60 процентов. Наши методы банкротства наносят серьезный ущерб и кредиторам, и экономике в целом. Приведу в пример известную историю с ООО «Западное» в Ключевском районе. Банкротство привело к ликвидации очень крупного племенного животноводческого комплекса. Сибсоцбанк был в числе кредиторов ООО «Западное», не основным, конечно. И мы не хотели банкротства – а фактически уничтожения – градообразующего для Ключевского района предприятия. Сотни людей потеряли работу, бюджет района лишился крупного налогоплательщика. А спросите, получили ли свое кредиторы? Нет, не получили. В общем, больная это тема.

— Банковской сферы Алтайского края банкротство тоже коснулось.

— Да, два банка прекратили существование – Тальменка-банк и Зернобанк. Но один, откровенно сказать, был нежизнеспособен, а второй имел шансы выжить, но, к сожалению, этого не произошло. Банкротство Зернобанка никому не принесло удовлетворения, а только проблемы. Некоторые предприятия, державшие деньги в этом банке, были вынуждены закрыться.

Но в целом жесткая кредитно-денежная политика регулятора, считаю, оправдана, она совершенно правильная. Только уж очень высоки издержки, не учитываются интересы регионов. Тот самый случай, когда лес рубят – щепки летят. И щепок этих много. Причем если вклады граждан хоть как-то защищены, то предприятия просто теряют свои деньги.

— Расскажите о планах банка на ближайшую перспективу…

— Сегодня сфера банковских услуг достаточно серьезно меняется технологически. В транзакционном бизнесе немалую конкуренцию банкам оказывают ИТ-компании. Мы стараемся идти в ногу со временем. Сейчас Сибсоцбанк проводит модернизацию. Мы закупаем оборудование, меняем программное обеспечение. В этом году, во втором полугодии, мы запускаем карточный проект на базе платежной системы «Мир». И таким образом заполним, наконец, пробел в продуктовой линейке банка. Будем выпускать все виды карт – овердрафтные, кредитные, дебетовые, зарплатные.

Второе направление, на котором сосредоточим наше внимание и ресурсы – розничный бизнес. Его мы собираемся развивать опережающим темпами. Сейчас кредитный портфель банка на две трети – корпоративное кредитование, на одну – розничное. Мы хотим, чтобы стало поровну. Это полезно и в плане диверсификации, и с точки зрения дальнейшего роста. В корпоративном сегменте спрос на кредитование еще полностью не восстановился, он еще неустойчив. А розничный сегмент – потребительское кредитование, автокредитование, ипотека — восстанавливается быстрее. В первую очередь, возрос спрос на ипотеку. В развитии корпоративного сегмента мы делаем акцент на программах по льготному кредитованию. Это не всегда выгодно финансово, но это позволяет нам выстраивать долгосрочные отношения с клиентами.

тюнин3

— Вы сказали, ипотечное кредитование оживилось. Хотелось бы услышать ваш прогноз – будет ли дальше снижаться процентная ставка или 11-12 процентов — это предел?

— Думаю, в самом ближайшем будущем ипотека еще подешевеет. Как вы понимаете, уровень процентных ставок в банках зависит от ключевой ставки Центробанка, которую регулятор очень неохотно понижает. Тем не менее сегодня она уже 9,25 процента (в декабре 2014 года – 17 процентов – прим.ред.), и есть предпосылки для дальнейшего снижения. Если меры, которые ЦБ запланировал, действительно будут предприниматься, то уже в этом году ставка по ипотечному кредиту может опуститься ниже 10 процентов.

Ипотека – многогранный инструмент. Мы видим, что строительная отрасль находится в сложной ситуации из-за низкой платежеспособности населения. Поэтому я не вижу альтернативы развитию ипотеки. Только она сегодня может поддержать спрос на жилье. Строители станут его больше строить. Это даст мультипликативный эффект – от того, в каком состоянии находится стройкомплекс, зависят десятки отраслей, тысячи предприятий. У меня нет никаких сомнений в том, что ипотечная ставка будет снижаться.

— А есть ли в чем преимущества регионального банка перед федеральным?

— Наши основные конкурентные преимущества – возможность личного общения клиента и руководства банка, скорость принятия решения по кредиту. Потому что мы всегда рядом. В региональном банке решение принимается за несколько дней, иногда часов, тогда как в федеральном на это может уйти больше месяца. Кроме того, крупнейшие банки интересуют клиенты с высокой рентабельностью бизнеса. Остальные для них малопривлекательны. А мы с такими работаем.

Что касается надежности банка, то размер банка еще не говорит о его надежности. Мы знаем много примеров банкротства крупных банков. В то же время множество региональных банков, работая в исторически сложившейся нище, вполне уверенно себя чувствуют и полностью удовлетворяют потребности своих клиентов.

— Почему вы считаете Сибсоцбанк надежным?

— Главным образом, потому, что здесь работают порядочные люди. А порядочные люди и бизнес ведут порядочно. 25-летняя история банка это подтверждает. Кстати, у нас низкая текучесть кадров, многие работают в банке по 15-20 лет. Согласитесь, в коллективе с нездоровой обстановкой ситуация была бы другая. К тому же мы всегда стремимся накопить себе такой «жирок» — создать избыточную ликвидность. Нормативы Центрального банка – по ликвидности, достаточности капитала — выполняются нами с большим запасом. Мы очень консервативны в своей политике – лучше перестрахуемся, но обеспечим сохранность средств клиентов. Ну а главный психологический фактор надежности – наш собственник в лице администрации края.

Мы не стремимся за максимальной прибылью прямо сейчас, при этом даже в самые острые периоды многочисленных экономических кризисов банк всегда работал рентабельно. Наша задача – через инструменты льготного кредитования способствовать экономическому росту и увеличению объема инвестиций в экономику края.  Может показаться парадоксальным, но такой подход позволяет нам вполне успешно развиваться – достаточно сказать, что за прошлый, 2016 год средства клиентов в банке и наш кредитный портфель выросли на 30 процентов.

Особо хочу подчеркнуть: Сибсоцбанк – не обособленный финансовый институт. Банк встроен в созданную администрацией Алтайского края инфраструктуру, задача которой – поддержание и развитие региональной экономики. Кроме Сибсоцбанка в эту структуру входит Алтайский гарантийный фонд, Алтайский фонд микрозаймов, краевой лизинговый фонд, которым мы оперируем. Вся эта инфраструктура, на мой взгляд, достаточно успешно функционирует.

тюнин ресторани

— Дмитрий Александрович, вы из тех людей, которые на работе работают и домой работу приносят?

— Нет, семья – это святое. Все свободное время стараюсь проводить с семьей. Особенно сейчас, когда дочке четыре месяца. Это мое главное увлечение. На другие – рыбалку, охоту — времени сейчас не остается.

А вообще очень люблю путешествовать, всегда любил. Еще в школьные годы увлекся туризмом, объездил полстраны. Если говорить о загранице, то меня больше тянет в европейские страны, там колоссальная культурная составляющая, богатейшая история, интереснейшая архитектура. Очень импонирует отношение европейцев к своей земле — каждый ее кусочек ухожен, за каждый клочок кто-то персонально отвечает. Нам бы так! В Алтайском крае тоже есть такие оазисы, но хотелось бы, чтобы так было повсеместно. Это зависит от нас. Захотим – будет.

Андрей Беспалов, фото Андрея Соколова.

Комментарии

Нам важно ваше мнение
Комментариев пока нет! Оставьте первый комментарий!

Ваш e-mail в безопасности Ваш e-mail не будет опубликован на сайте и не будет передан третьим лицам. Обязательные к заполнению поля помечены *