Юлия Королева: «Частный детский сад – это не хобби, это бизнес»

Юлия Королева: «Частный детский сад – это не хобби, это бизнес»

По мнению Юлии Королевой, директора Билингвального детского сада «Bambini», частные сады не нужно учить зарабатывать, ведь хорошее коммерческое образование, в том числе и дошкольное, будет востребовано всегда. Мы обсудили, почему во главе сада должен стоять грамотный менеджер, а не просто педагог и как чувствуют себя частные детские сады, когда дефицит мест в городе уже не ощущается так остро, как раньше.

бамбини

– Юлия, как вы пришли к идее создать частный детский сад? 

– Это был 2012 год, мест не было не только в муниципальных садах, но и в частных. Моей дочери было два года, устроив ее в частный детский сад, я увидела, как все устроено и решила, что это легкие деньги. Посчитали-прикинули, такие-то расходы, такие-то доходы и — давайте откроем свой частный детский сад… А когда мы нашли помещение, приняли педагогов, набрали детей, когда мы уже вошли в этот бизнес, мы поняли, что все это очень серьезно. Но отступать уже было некуда, надо было идти только вперед. Дальше – больше: мы получили несколько достаточно серьезных грантов, городских и краевых, собственные средства вложили. Так все и началось.

– Но изначально вы открыли не детский сад, а центр дневного пребывания. Чем он отличался от детского сада?

– Это был формат ухода и присмотра: минимум развивающих занятий, отсутствие образовательных программ, не было раннего обучения английскому языку, не было сертифицированных преподавателей. То есть это был детский сад ухода и присмотра, без ведения образовательной деятельности.

– Но детей также приводили утром и забирали вечером?

– Да. Дети находились у нас в саду с утра и до вечера. Но у нас не было обязательств, скажем так, по ведению образовательной деятельности. Через два года после открытия мы занялись вопросом получения лицензии на образовательную деятельность. У нас уже работали педагоги совершенно другой квалификации, была написана образовательная программа. Мы к этому три года шли.

– Вы сразу выбрали для детского сада лингвистический профиль или это произошло позднее?

– Все произошло случайно. Мы начали заниматься с детьми английским языком в формате уроков 2-3 раза в неделю и обратили внимание, что дети очень быстро стали усваивать эти знания, гораздо быстрее, чем мы ожидали. Они заговорили! Тогда возникла идея перевести детский сад в формат билингвального, т.е. разговаривать полдня с детьми исключительно на английском, полдня – на русском. «Английским» воспитателем, конечно, тогда работал у нас русскоговорящий педагог. Несмотря на ее прекрасное произношение, она все же не была носителем языка. После окончания Губернаторской программы я поехала на стажировку в Санкт-Петербург, где мне представилась возможность посетить предприятия своего профиля, в том числе и билингвальные детские сады.

И вот, прихожу в один из таких детсадов Петербурга, представляюсь директором билингвального детского сада в Барнауле, и первый вопрос, который мне задает руководитель сада: «А кто у вас преподает английский язык?» Я называю педагога, меня спрашивают: «Носитель языка?» – «Нет» – «Тогда вы не можете называться билингвальным детским садом». Я в тот момент подумала, что для Барнаула воспитатель-носитель языка – это такая экзотика, на грани фантастики. Но оказалось, что нет ничего невозможного, и теперь в нашем штате есть native speakers.

бамбини 2

– А как вы подбирали персонал?

– Несколько лет назад мне позвонила жена одного из таких носителей языка и сказала, что он хотел бы у нас работать. Это был отклик на объявление «требуется преподаватель английского языка». И с этого все началось. Это была случайность.

Вместе с учителем английского работает его ассистент и помощник воспитателя.

– На какие средства открывали детский сад? Гранты?

– Мы открывались на свои средства. Но буквально через несколько месяцев после открытия получили грант. У нас было 750 тысяч своих и на такую же сумму получили грант. Так мы открыли детский сад на 50 мест. Через полгода он уже вмещал всех желающих, и мы решили расширяться, вложив еще 1,5 миллиона при поддержке администрации края. Сейчас наш «Bambini» рассчитан на 100 детей.

– А насколько рентабельны частные сады сейчас — в условиях, когда закрываются очереди в муниципальные садики?

– Частное дошкольное образование – это бизнес. Руководитель, который стоит во главе детского сада, должен быть не столько педагогом, сколько грамотным менеджером, и в этом секрет успеха. Руководители частных детских садов иногда говорят: дошкольный бизнес умирает, не можем набрать детей, все идут в муниципальные сады. И при этом «частники» расценивают свою работу как хобби. И в этом я вижу главную ошибку такого подхода к делу. Мы вкладываем очень много сил и материальных средств, несем колоссальную ответственность за наших детей и сотрудников ежедневно. Это не хобби, не игра, это тяжелая работа и она должна приносить доход.

– В 2015 году вы создали франшизу. За это время вы открыли какие-то детские сады?

– Нет, не открыли. Все закончилось на стадии переговоров. У нас было порядка 10 запросов в первый же месяц запуска рекламы. Но у кого-то начались финансовые проблемы, кто-то решил открыть несколько другого формата детский сад, с кем-то мы не сошлись во взглядах на то, каким должен быть детский сад, ведь в нашей франшизе прописаны достаточно жесткие требования к франчайзи.

Но я не жалею, потому что развитие этого направления отвлекло бы меня от той работы, которая действительно приносит удовольствие. А также — результат работы, признание и благодарность родителей.

Александра Архипчук.

Рубрики Новости, Стартап

Комментарии

Нам важно ваше мнение
Комментариев пока нет! Оставьте первый комментарий!

Ваш e-mail в безопасности Ваш e-mail не будет опубликован на сайте и не будет передан третьим лицам. Обязательные к заполнению поля помечены *