Андрей Клюзов: «Власть должна общаться с народом»

Андрей Клюзов: «Власть должна общаться с народом»

Руководитель регионального исполнительного комитета, член президиума Алтайской краевой организации «Единой России» Андрей Клюзов рассказал «ПОЛИТСИБРУ», как партия власти готовится к муниципальным выборам и каких результатов намерена достичь 10 сентября.

— Как идет подготовка к праймериз?

-В Алтайском крае из 69 муниципалитетов выборы состоятся в 64-х. Из них в 53-х состоятся выборы депутатов районного или городского уровня. В эти 53 входят такие крупные территории как Барнаул, Бийск и Рубцовск.

Что касается Барнаула, то здесь принято решение реализовать предварительное голосование по первой модели. Первая модель — это открытое голосование, при котором могут проголосовать все избиратели города, как было на праймериз в 2016 году.  Суммарно в Барнауле проживает почти четверть всех избирателей края. Кроме того, в столице Алтайского края будет избираться не только  Дума, но из числа депутатов потом будет избран глава города. Поэтому, именно тут  особое внимание мы должны уделить открытости и легитимности выборов.  Уже в процессе создания 60 счетных участков, сейчас мы заключаем договоры. Будут работать члены действующих участковых избирательных  комиссий от «Единой России» с правом решающего голоса. Вся эта деятельность оплачивается, для этого мы получаем федеральные ресурсы.

В остальных муниципалитетах, где будут выборы районного или городского уровня, праймериз пройдет по так называемой третьей модели. Право определить кандидатов предоставлено выборщикам из числа активистов партии и лидерам общественных организаций.  Будут сформированы списки выборщиков и примерно с 20 апреля до 30 мая в муниципалитетах пройдут, как мы рекомендуем местным отделениям, форумы по развитию или по обсуждению проблем районов, в зависимости от ситуации и повестки. Если в районе более-менее приличная ситуация, будем говорить о развитии. Если ситуация проблемная, есть сложности экономического характера, то будем говорить о проблемах и искать пути их решения. Это будут мероприятия районного уровня с возможным выступлением руководства района, презентацией его планов, ну и, конечно, с выступлением потенциальных кандидатов. Там же выборщики проголосуют за того или иного кандидата.

— В Барнауле есть оргкомитет праймериз, и желающие подают заявки на участие в предварительном голосовании. А как эта работа организована в других городах и районах?

— Оргкомитеты там тоже сформированы, заявки подаются. Желающие принять участие в выборах приходят в местное отделение партии, пишут заявления.

— Почему приняты разные модели?

— Две причины. Первая – организационно сложно реализовать открытую модель праймериз на уровне региона при выдвижении такого количества кандидатов, у нас почти 6200 вакантных мандатов замещается.

Вторая – это финансово довольно дорогостоящая процедура. Только на организацию работы по Барнаулу, при средней стоимости аренды участка от трех до пяти тысяч рублей и оплате работы члена участковой комиссии в районе трех тысяч, получается больше двух с лишним миллионов.

— В 2016 году на праймериз и в Госдуму, и в Законодательное собрание были маленькие «сенсации» — депутаты от «Справедливой России», КПРФ, ПАРНАСа подавали документы. Будет что-то подобное сейчас?

— По регламенту документы будут приниматься до 27 апреля включительно, если мы говорим о Барнауле. Каких-то заготовок в плане сенсаций нет. Но мы открыты, если к нам придут представители других партий, то условие, по большому счету, только одно – они должны будут выйти из своей партии или, как минимум, приостановить членство, если у них такая норма предусмотрена уставом.

 — Есть какие-то установки по явке на праймериз?

— Особых нет. Мы готовимся к максимальной явке, которая гипотетически возможна на праймериз, в районе 12 – 15 процентов от числа избирателей. Такое количество бюллетеней будет напечатано. Но в среднем в городах явка бывает не более пяти процентов при активной, интенсивной кампании с хорошими, понятными людям информационными сигналами. Праймериз – это больше политическая дискуссия, чем выборы. Выборы, конкурентные внутри одной политической силы, конечно, интересны не всем избирателям, мы это понимаем.

— Многочисленные избирательные кампании в крае будут идеологически, по смыслам самостоятельными, или у них, кроме партийной символики, будет какое-то объединяющее начало?

— Символика и прочие партийные атрибуты, конечно, будут использоваться. Но проблема в том, что на муниципальном уровне у людей разные интересы и подчинить это все одной логике не то что невозможно, но даже бессмысленно. Возможно, проблемы бийчан и волнуют  барнаульцев, но на муниципальных выборах они, однозначно, будут предпочитать рассмотрение каких-то своих, барнаульских, проблем.

У нас будут сквозные темы, которые мы уже сейчас предлагаем муниципалитетам. Это партийные проекты. Например, проект «Городская среда», который будет реализовываться в 11 муниципалитетах. Речь идет о благоустройстве дворовых территорий, начиная от асфальтирования и заканчивая установкой детских площадок. Деньги выделяются из федерального бюджета, частично регионального.

— Из бюджета партии?

— Нет, из государственного бюджета. Это программы Минстроя, инициированные «Единой Россией» на федеральном уровне. Деньги выделены благодаря инициативе партии. Поэтому мы и называем эти проекты партийными. Кроме «Городской среды» это «Парки малых городов», «Местный дом культуры» и так далее.

— В последнее время мы наблюдаем напряжение в обществе. В Барнауле горожане выступили против проекта Генплана и власти рассмотрение отложили. В Бийске несколько тысяч человек вышли на митинг с требованием отставки руководства города. В Рубцовске – митинг против роста тарифов. Как, на ваш взгляд, эти факторы сработают во время выборов?

— Конечно, эти факторы сыграют в значительной степени, потому что любая социальная и политическая активность вносит свою лепту в результат, пожалуй, любой партии. Кому-то эта активность выгодна, кому-то нет.  Конечно, если мы не будем на это обращать внимание, ничего хорошего не выйдет. Раз люди выходят на улицы, значит, эти проблемы действительно их беспокоят. И партия просто обязана подключиться к обсуждению путей их решения. Дебаты праймериз, например — одна из площадок на которой эти решения могут быть обсуждены

У партии есть понятная стратегия кампании для Барнаула, совершенно однозначно, что время бравурной демонстрации позитива и махания флагами прошло. И это распространяется на все муниципалитеты. Люди требуют даже не просто дела, а ответственного общения, чтобы они были услышаны, чтобы из заявлений жителей власть сделала соответствующие выводы и проявила себя дееспособной. Общение народа и власти должно приводить к нужным людям результатам.

Мое личное мнение, и я буду его отстаивать, Генплан является для Барнаула, пожалуй, хорошей объединяющей идеей для избирательной кампании. Ведь Генплан — это стратегический документ. Он не просто определяет, где будет находиться полигон по утилизации мусора. Генплан определяет, как будет развиваться и расти город в ближайшие 10 — 20 лет. Выбирая депутатов гордумы, мы тоже, в своем роде, определяем стратегию развития города. Не стоит бояться и отмежевываться от обсуждения генерального плана. В том числе, бояться обсуждения полигона твердых бытовых отходов и прочих вещей. Полигон объективно нужен. Может быть, не прямо сегодня, а через пять-десять лет. Но через десять лет он будет уже крайне актуален. Почему не заняться решением этой проблемы сейчас? Не надо стесняться общения, надо приходить к общему выводу с барнаульцами, а не просто где-то в кулуарах что-то решать.

Что касается Рубцовска, там нам ситуация более-менее понятна. В принципе, этот город в федеральной повестке всегда заметен  как город активный. Там люди научились через акции, уличную активность и протесты, как они считают, добиваться решений, давить на власть. Некоторые политические силы это подхватывают и зачастую утрируют социально-экономическую или политическую ситуацию в городе. Там та же самая проблема: у новой городской власти не выстроен процесс коммуникации с теми же митингующими. Одним из вопросов на митинге в марте был вопрос: а где глава? Пусть он выйдет, расскажет нам про тарифы. Вот вышел бы и рассказал.

В Бийске абсолютно та же самая ситуация. Секретарь городской партийной организации – глава города Лидия Громогласова, на последнем митинге ее тоже ждали. Однако никто от власти не пришел.

Власти не нужно бояться общения с людьми. Выходи, общайся, убеждай  – это же твои избиратели.

Будем своих партнеров в территориях обучать, кого потребуется – заставлять слышать и слушать. Вести открытый диалог с избирателем.

— Не поздно это делать?

— Может быть, и поздно. Но зачастую живем в концепции «других писателей у нас нет».

— На выборах всегда бывают какие-то установки: какая должна быть явка, какой результат должен быть у партии. Какие установки на выборы-2017?

— Централизованных нет. Но при этом у нас есть внутренняя задача. Мы – партия власти, и никто не намеревается этого скрывать и стесняться. На региональном политсовете мы озвучили, что будем стремиться к результату не менее 45 – 50 процентов по спискам партии в городе Барнауле, Бийске и Рубцовске. И стремиться к среднему результату по региону, минимум, 60 – 65 процентов всех мандатов. В Барнауле, Бийске и Рубцовске ставим задачу забрать 80 – 90 процентов одномандатных округов.

Это постановка задачи. Ставить ее менее жестко не имеет смысла.

— Как из 35 процентов, которые «Единая Россия» получила в крае на выборах Госдумы и Заксобрания в 2016 году, сделать 50 процентов?

— От 35 до 50 не такой большой разбег. Результат зависит от многих факторов. Конечно, для результата по бренду крайне важна информационно-идеологическая работа. Я надеюсь, что нам удастся совместно с городом [Барнаулом], совместно с пулом кандидатов сформировать актуальную повестку для горожан. Будем делать все,  чтобы  доказать, что мы не просто собрались поговорить о городе, а действительно способны что-то изменить в лучшую сторону.

Когда-то  при низкой явке «Единой России» было проще добиваться результата. Но так было раньше. Сейчас все изменилось, поскольку сейчас мы все ведем не просто муниципальную кампанию, но работаем в преддверии кампании 2018 года – кампании по выборам президента России. А на выборах президента ожидается, что явка будет большой. Соответственно, нам не выгодно сейчас работать с низкой явкой. Наоборот, нужно научиться самим и научить наши местные отделения побеждать в открытой, яркой, содержательной электоральной борьбе. Именно для этого важно, чтобы и муниципальная власть, которая в основном представлена единороссами,  начала общаться с народом прямо, не боясь вопросов, не уклоняясь.

— По поводу президентской кампании уже все федеральные СМИ сообщили, что поставлена совершенно четкая задача: 70 процентов явка, 70 процентов за Путина. Алтайский край ни разу на президентских выборах не давал результатов, которые были в целом по стране. У нас всегда была ниже явка и ниже результаты и за Путина, и за Медведева. Сможет край в 2018 году выполнить задачу 70 на 70?

— Кампанию по выборам президента  нельзя сравнивать с выборами других уровней. Ее значимость и внимание к ней избирателей будет однозначно выше. Растет политическая активность избирателей, поэтому, вполне возможно, что та явка, которая раньше нам казалась недостижимой, в марте 2018 станет совершенно нормальным явлением.

Думаю, что при хорошо организованной работе и грамотном содержании кампании, а также консолидации усилий всех знаковых фигур – депутатов Госдумы, Заксобрания, и, конечно, партнеров на муниципальном уровне это вполне возможно. Политика Президента России сегодня, в том числе для Алтайского края, крайне убедительна.

Комментарии

Нам важно ваше мнение
Комментариев пока нет! Оставьте первый комментарий!

Ваш e-mail в безопасности Ваш e-mail не будет опубликован на сайте и не будет передан третьим лицам. Обязательные к заполнению поля помечены *