Манвел Габриэлян и Армен Тоноян на Завтраке с «Капиталистом»: «Из бокса выходят хорошие люди. А хорошие люди – это фундамент страны».

Манвел Габриэлян и Армен Тоноян на Завтраке с «Капиталистом»: «Из бокса выходят хорошие люди. А хорошие люди – это фундамент страны».

Это настоящая мировая сенсация: в школе бокса, которую в Барнауле создает Армен Тоноян, Президент Федерации профессионального бокса Алтая, будет работать Манвел Габриэлян, легендарный тренер легендарного Николая Валуева! О себе, о Валуеве, о боксе, о возрождении легендарного боксерского клуба «Смена», о том, станет ли столица мира столицей бокса рассказали Манвел Габриэлян и Армен Тоноян «Капиталисту» за завтраком в гостеприимном ресторане «Волна»…

— Манвел Оганесович, с чего началась ваша дружба с боксом? Все мальчишки пошли и вы за компанию?

Габриэлян: Да, все пошли, и я пошел. Я слабенький был очень, меня во дворе били, я прихожу домой, плачу, а мне мама или папа говорили: «Ты иди, занимайся чем-нибудь».

— То есть, за вас никто разбираться не ходил?

Габриэлян: Нет.
img_0017
— А ваши папа и мама имели какое-то отношение к спорту?

Габриэлян: Они были простые рабочие текстильного завода у нас в Ленинакане. Отец был хороший мастер, делал станки, а мама была ткачиха. Я только слышал во сне, как она приходит и как уходит. И гудок заводской. Помните гудок? Когда я слышал его, я знал, что сейчас мама придет домой.

Мама не хотела, чтобы я занимался боксом. Один раз мою сумку со спортивными вещами выкинула из окна. Она говорила, что это нехорошо – нос разобьют или еще что повредят. Я ей в ответ говорил: «Мама, я тебе нравится, что я прихожу домой и плачу? Что меня во дворе бьют?»

— А когда вы стали чемпионом – ее отношение изменилось?

Габриэлян: Тогда уже да, маме нравилось. Она говорила: «Смотри, мой мальчик сильный».

— Родители вами гордились?

Габриэлян: Да. Особенно когда я стал чемпионом Армении. Было очень тяжело победить, в Армении всегда было много хороших боксеров, на Спартакиаде народов СССР Армения всегда занимала призовые места.

В 1974 году я стал мастером спорта. Десятую спартакиаду Армении выиграл. Первыми номерами в сборной Армении были я и Ашот Аветисян, чемпион СССР. Ашот поехал на Спартакиаду народов СССР, но там проиграл Валериан Соколов.

А я потом выступал за общество «Буревестник». В Алма-Ате на чемпионате СССР два боя выиграл, а в финале проиграл узбеку Закирову. Его отец был судья в ринге. Я говорю: «Как можно против двоих выступать?!» А мне: «Ну, так главный судья ваш, армянин». Но это не имеет значения, если на ринге рефери – отец одного из боксеров. И правда, Закиров в первом раунде меня головой ударил, отец ему никакое замечание не дал, даже наоборот, начал нокдаун мне считать, и я сказал: «Все, продолжать больше не буду, снимаюсь». Закиров занял первое место, я стал вторым. У меня фотография есть – я весь в крови стою…

Вот это (показывает на сломанную переносицу) у меня от Закирова.

— А вы с ним потом встречались?

Габриэлян: Был турнир, в котором встречались сборные Украины, Ленинграда, Армении, Узбекистана. И когда наша команда должны была биться с узбеками, я товарищу, который пары распределял, говорю: «Поставь меня с Закировым. Поставь, прошу тебя!» Поставили, я вышел на ринг и говорю ему: «Отца нет, давай!» 5:0 я у него выиграл. Когда мне победу присудили, я ему сказал: «Иди отцу привет передай».

— Он извинился?

Габриэлян: Конечно. Потом мы друзьями стали.

— Когда вы начали тренировать?

Габриэлян: Ученики у меня были еще когда я учился на четвертом курсе Ленинаканского педагогического института, факультет физкультуры. Один ученик стал чемпионом СССР среди подростков, другой занял второе место. После института я пошел в армию, служил в Группе советских войск в Германии, в Дрездене. Выступал сам, и работал с Виктором Петровичем Агеевым, он главный тренер, я второй. Мне 21 год, я солдат-срочник, и я же тренер! Агеев предлагал мне оставаться в СКА в Германии. Говорит: «Оставайся, не уходи». Но я хотел домой.
img_0112
В Дрездене я однажды видел Харламова, Михайлова – они туда приезжали на соревнования.

После армии пришел домой и все. Стал чемпионом города – просто так, чтобы мои ученики видели. И с тех пор тренирую.

— У вас за плечами 40 лет тренерской работы. С высоты опыта скажите, что главное тренер должен воспитать в спортсмене?

Габриэлян: Главное – именно воспитать. Если ребята будут воспитаны, будут правильно жизнь понимать, они будут хорошо заниматься, до конца. А если воспитания нету, если у них мысли о другом – с такими ребятами очень тяжело.

— Вы добрый тренер или злой?

Габриэлян: Я ровно себя держу. Дистанция между тренером и учеником должна быть. Если задружишь, боксера хорошего не будет никогда. Строгость и правильно построенные тренировки – только это позволяет добиться результата.

У меня очень много учеников, которые с семьями живут в разных странах жизни. Я целую страну создал, Советский Союз, со всех сторон звонят – из Германии, из Америки, из Санкт-Петербурга, других городов и стран. У меня только тренерская жизнь – больше ничего нет.

— Как вы познакомились с Валуевым?

Габриэлян: В 1988 году у нас было землетрясение. Ленинакан разрушен. Жили очень тяжело. Свет давали редко, на два часа, по графику. Так жили из года в год. Однажды включили свет, жена хотела белье гладить, а я говорю: «Убери утюг, дай мне бокс посмотреть!» И как раз Валуев выступал. Я говорю: «Это что за тяжеловес?» Его соперник был 130 килограммов, и он 130 килограммов. Я говорю: «Гаянэ, смотри, какой парень! Бог, дай мне этого парня, дай мне работать с ним!»

А в 2000 году Лева Киракосян, мой ученик, чемпион России, поехал в Санкт-Петербург тренироваться и позвал меня к себе. Я отказывался, Но Лева говорит: «Не из-за меня, там тяж (тяжеловес – прим. «Капиталист») есть хороший, я знаю, что ты тяжей любишь». А это был как раз Валуев.

Я люблю боксеров-тяжеловесов, мой первый ученик, Артем Тер-Акопян, который стал чемпионом Европы, выступал в весовой категории 91 килограммов.

15 мая 2000 года я полетел в Санкт-Петербург, а 6 июня у него уже бой был назначен с Елистратовым (бой с Юрием Елистратовым (Украина) за титул Паназиатской боксерской ассоциации в тяжелом весе. – Прим. «Капиталиста»). Валуев про меня уже знал. Оказалось, Лева сказал Валуеву: «Тебя может готовить только мой тренер». Валуев говорит: «Зови своего тренера».

— Тяжело ли было тренировать Валуева?

Габриэлян: Никто не мог с ним работать. Это очень тяжело психологически, физически. Когда мы начали с ним работать, отрабатывали удары «на лапах», у меня плечи болели от его ударов. Я плакал. Такие тяжелые удары…

— А нельзя ему сказать – давай вполсилы…

Габриэлян: Нет. Вполсилы – это уже все, он сам теряется. Потом я научился держать его удар, привык, и он уже сам отказался на лапах работать. Говорит: «У меня уже руки устали». (Смеется.)
img_0003
Николай очень медленный, очень добрый. Из-за этой доброты он очень много в боксе пропустил. Он мог всех снести в первые же минуты. Я же не дурак, я же вижу: если такая масса наносит такие удары, то никто не остается живым. А он не бьет: «Мне жалко!» (Смеется) Невозможно было его разозлить…

— И как вы его готовили?

Габриэлян: Есть методы… Во время тренировки я на него кричал, орал, все было через мои нервы. Зато он очень меня уважал, говорил мне, что я его второй отец.

Общефизическая подготовка Валуева проходила в Армении, в Цахкадзоре, это в горах, высота 2850 метров. Оттуда спускаешься – и на обычной высоте будешь в три раза эффективнее. Коле очень нравилась эта база. Все олимпийские чемпионы, члены сборной там готовятся. Езжай туда – там сейчас места нет.

Он такой работоспособный, какого я не видел нигде. Первый ученик был у меня такой. Семь часов в день мы тренировались! Три часа утром и четыре часа вечером! И не было такого, чтобы он отказался хоть от одного упражнения. Я Николаю давал задания, он их выполнял аккуратненько, как стихотворение рассказывал наизусть. И после тренировки меня спрашивал: «Я ничего не пропустил?»

— Вы ему писали практически партитуру на тренировку?

Габриэлян: Да. И перед боем в дневнике я расписывал каждый раунд: в первом это, во втором это, в третьем отдохни, шестой-пятый – опять начинаем… Валуев очень сильный и очень неудобный для соперника. Тяжело с ним драться. К шестому-седьмому раунду все устают с ним биться. Такая масса двигается перед тобой, ты психологически очень устаешь от одного этого. Это двухэтажный танк. Мамонт. Я ему говорил: «Ты спокойно дерись, до восьмого раунда, после восьмого раунда никто живой не остается. И тогда начинай боксировать». Этим методом мы очень многих выиграли. Так мы и сделали в поединках с Руисом, Ричардом Банго из Нигерии, финалистом Олимпийских игр.

— Во время боя, в перерывах между раундами есть возможность что-то объяснить боксеру? Он слышит что-то в это время?

Габриэлян: Он слышит только тренера. Но ты ничего нового не должен ему говорить в эти моменты. Все должно быть отработано на тренировках, все схемы, а в перерыве ты ему просто говоришь, какую схему ему надо использовать. Если не научил, то на ринге ничего требовать уже нельзя. Если не учишь, от него не требуй.

При мне он 18 боев выиграл нокаутом, четыре по очкам. Последний бой со мной — это бой с Русланом Чагаевым (Узбекистан). Валуев проиграл и мы разошлись.

— Сейчас поддерживаете отношения с Валуевым?

Габриэлян: Конечно. Он всегда после боя – с Холифилдом, Хэем – звонил мне, спрашивал мое мнение. Мы на связи до сих пор.
img_0010
— Манвел Оганесович, как вы познакомились с Арменом, как решили приехать к нам в Барнаул?

Габриэлян: Мне про Армена Коля сказал: «Если хочешь продолжать тренировать профессионально – только у Армена. Только в Барнауле. Этот человек умеет все делать. Сказать, какую школу он сейчас открывает – это с ума сойти!»

— Армен, а как пришла мысль позвать тренера такого высокого класса?

Тоноян: В первую очередь надо отметить, что мы возродили легендарный спортивный клуб «Смена». Еще в 1983 году Владимир Рубцов с единомышленниками на этом месте открыли школу бокса «Смена», откуда в итоге вышли известные чемпионы. Я сам был учеником Владимира Рубцова. И сегодня я так же со своими единомышленниками даем второе дыхание легендарному клубу в абсолютно новом формате. И поэтому мы пригласили Манвела Оганесовича, как одного из лучших тренеров по боксу на всем постсоветском пространстве.

Манвела Оганесовича я, конечно, видел по телевидению. Мне говорил Николай Валуев, что есть такой тренер: «Армен, я тебе посоветую…» И еще есть у нас общий друг – Шамир…

Габриэлян: Шамир Петросян из Карабаха – он тоже мне сказал про Армена…

Тоноян: И мне он посоветовал позвать Манвела Оганесовича. В общем, мне все сказали: «Армен, лучше тренера ты не найдешь». Я узнал, как можно с Манвелом Ованесовичем связаться. Позвонил.

Габриэлян: Как раз Олимпийские игры в Рио были. Я говорю: «У меня ученик сейчас выступает. Закончится Олимпиада – я приеду». Выступал Артур Оганесян, весовая категория 49 килограммов. Он испанцу проиграл. (Артур Оганесян проиграл испанцу Самуэлю Кармоне. – Прим. «Капиталиста».) А то бы я приехал еще в июне.

Тоноян: У меня была уверенность, что он приедет и с нуля начнет работу. Именно с нуля. Он сейчас меня торопит: «Когда мы откроем зал? Когда начнем работу? Мне детей хочется набрать». Он любит тренировать детей.
img_0111
— Расскажите, что за клуб вы открываете…

Тоноян: Это легендарный спортклуб «Смена», я сам оттуда вышел. Мы пятый месяц делаем там реконструкцию и в ноябре откроемся. Там будет около 150-200 мальчишек заниматься.

— Манвел Оганесович, вы будете главным тренером этой школы?

Габриэлян: Армен сказал, что так. Я это дело люблю. В моем 40-летнем стаже это будет, наверное, третья школа. Пять лет надо, чтобы школу поставить на хороший фундамент.

— То есть, вы к нам на пять лет – это точно?

Габриэлян: Я хочу даже дольше. Раньше Барнаул был очень боксерским городом, но сейчас, мне кажется, надо кое-что изменить. Армену надо спасибо сказать – такой зал открывает за свой счет. Я за свои 40 лет стажа был в разных странах мира, в разных залах. Но такого зала, какой здесь, таких снарядов и оборудования для бокса,не видел.

Из бокса выходят хорошие люди. А хорошие люди – это фундамент страны.

Тоноян: В нашей боксерской школе будет четыре тренера. Сергей Гордеев, Дмитрий Наумов, Дмитрий Вторников, и главный тренер Манвел Оганесович. Он будет наших тренеров направлять, учить. Хотя они и сами со стажем, но они хотят с ним работать.

— Можно ли воспитать в Барнауле чемпиона по боксу?

Габриэлян: Конечно. Конечно. Я чувствую, года через два здесь бокс очень поднимется. Будет конкуренция между тренерами.
img_00122
— Армен, а вы тренировки Манвела Оганесовича смотрите?

Тоноян: Конечно. Это очень интересно. Я для себя очень много увидел нового. Он профессионал. Он так строит тренировку, что я уже сам хочу на ринг. Он говорит: «Армен, чего ты просто ходишь? Давай переодевайся, и с нами». Я ему отвечаю: «Я для себя решил – пока свой зал не открою, тренироваться не буду. Только открою — начну ходить».

Габриэлян: Он будет тренироваться, я знаю. Будет помогать моим тяжам, стоять в парах. Он мастер спорта по боксу, а такие ребята мне нужны!

Тоноян: Сейчас у Манвела Оганесовича тренируются Дмитрий Сухотский и два брата – Леон и Владимир Антоняны. Они готовятся к боям. У Дмитрия 4 декабря бой в Китае с американцем. Братья Антоняны 1 декабря выступают в «Колизее». На этот турнир как раз Николай Сергеевич Валуев приедет. Манвел Оганесович его на лапах подержит в нашем зале…

— Манвел Оганесович, с Валуевым вы тренировались по семь часов в день. А с нашими ребятами?

Габриэлян: Тоже долгие тренировки — шесть-шесть с половиной часов. Пока они молодые, пока привыкнут нагрузки можно делать большие. Я потихонечку прибавляю.

— С каждым новым воспитанником вы начинаете, получается, с нуля. Что вы делаете?

Габриэлян: Смотришь, что у него есть, чего нет. Надо залезть ему в душу в какой-то мере. Я приехал сюда, на второй день уже хочу видеть этих ребят. Мне говорят: «Отдыхай, восстановись, акклиматизируйся». Я говорю: «Хотя бы познакомиться».

— И как вам наши ребята?

Габриэлян: Очень хорошие, очень воспитанные. Только Дима Сухотский – мне про него немного рассказывали, я с ним веду не только учебно-тренировочную часть, но и психологическую подготовку. Я хочу понять его изнутри. Он последний бой проиграл, после такого очень тяжело боксировать с хорошим соперником. Очень тяжело Диму поднять психологически. Он работоспособен, с хорошим характером, но что-то у него сломано. Но не могу понять, что. Надо найти дороги, по которым он должен к этому бою подойти.

— Но ведь нет боксеров без поражений, как-то же справляются…

Габриэлян: У Димы 27 боев, из них два поражения. Это хороший боксер. Поэтому надо его восстановить, поднять, чтобы он хорошо выступал. Мы уже с Сухотским достаточно глубоко вошли в контакт. Хотя дистанция еще есть между нами.

— У тренеров есть волшебное слово, которое надо вовремя сказать спортсмену?

Габриэлян: Смотря какой тренер, какой опыт.

— А у вас?

Габриэлян: Ты все даешь своему ученику. У меня правило: дай все своему ученику, тогда будет отдача. Тренер, который меня тренировал в детстве, в зал заходил в костюме. За десять лет я его ни разу не видел в спортивной форме. Поэтому его ученики самое высокое, чего добивались – звания мастер спорта. Два раза он за десять лет меня секундировал – на чемпионате республики и на чемпионате города. Но всегда любил себя показать.

Тренер не должен быть таким. Тренер должен быть с утра до вечера со своим воспитанником. Знать все его стороны.

— У вас снова дневник, вы снова расписываете все тренировки?

Габриэлян: Конечно. Что ты утром будешь делать, что днем, что вечером. Ты приходишь в зал, и ты должен знать, что будешь делать. Если ты пришел в зал и говоришь ученику: «Ну, что будем сегодня делать?» – все, ты для него уже не тренер. Я это знаю на примере своего тренера. Он заходил в зал в костюме и говорил: «Давайте, надевайте перчатки и на мешках!» Это «на мешках» уже мне надоело. Если тренер не работает целенаправленно, то его ученик не достигнет ничего.

Тоноян: Я думал, подозревал, что придет новый тренер, новая кровь, и вольет новую жизнь. Но, честно говоря, я даже не предполагал, что это до такой степени будет. Он настолько профессионал своего дела… До боя еще два месяца, а у ребят уже все расписано до самого боя. Все тренировки расписаны по минутам.

Это такой профессионализм… У наших тренеров я такого не видел точно. Может, когда-нибудь это будет, они научатся у Манвела Оганесовича, молодые тренера, которых он будет натаскивать, как надо тренировать.
img_000722
— Манвел Оганесович, темперамент свой, кипение, как вы сохраняете?

Габриэлян: Самое главное в моей работе – режим! Планы, результаты, всё, чего я добился в жизни, всё за счет первого номера в моей практике – режим!

— И каков ваш режим?

Габриэлян: Спать вовремя. За сорок лет тренерской работы я привык, что в 6.30-7 часов у меня подъем. И здесь так же встаю. Первые дни не мог проснуться – может воздух здесь чище, в Сибири. А сейчас нормально – в семь часов я уже на ногах.

— Что еще?

Габриэлян: Не пить. Не курить. Участвовать во всех тренировках. Вот мы с вами разговариваем – я отсюда поеду на тренировку. Жить с этим! Если с этим живешь, ты результата добьешься хоть и в восемьдесят лет.
img_00101
— Вы какие-то упражнения делаете в течение дня для здоровья? Может, у вас есть своя личная тренировка?

Габриэлян: Конечно. Когда я работал с Валуевым, я перед каждой его тренировкой тренировался сам. Сорок минут, для себя. Чтобы я был готов к тренировке. Если я буду сонным стоять перед своими учениками, это передастся, они тоже уснут. Вот сегодня утром они пришли, а я уже закончил свою тренировку. Они посмотрели, и у них у самих желание работать появляется. Они видят, что я серьезно отношусь к этому…

— Вы хотите сделать Барнаул боксерской столицей России?

Габриэлян: Да, хочу. Я хочу добиваться результата. Поэтому я хочу пригласить всех желающих, как взрослых, так и ребятишек, целеустремленных, амбициозных, в наш спортивный клуб «Смена» по адресу проспект Ленина, 43а.

Тоноян: В Алтайском крае всегда была хорошая школа бокса. Но современный мир диктует новые условия. И нам выпадает шанс выйти на абсолютно новый уровень. И я уверен, что с Манвелом Оганесовичем мы этого добьемся.

Завтраки с «Капиталистом» снова проходят в ресторане «Волна». Что поделаешь — осень! Да почти уже зима! Приходите в «Волну» — тут вкусно, и по-семейному тепло! В обед — бизнес-ланчи. Адрес ресторана — Барнаул, пл. Баварина, 2. Тел.: 8 (385-2) 573-231 или 65-38-66. Сайт — parus-volna.ru

Комментарии

Нам важно ваше мнение
Комментариев пока нет! Оставьте первый комментарий!

Ваш e-mail в безопасности Ваш e-mail не будет опубликован на сайте и не будет передан третьим лицам. Обязательные к заполнению поля помечены *