Борис Родионов на Завтраке с «Капиталистом»: «В первый день мы продали 300 стаканов кофе. Это был восторг!»

Борис Родионов на Завтраке с «Капиталистом»: «В первый день мы продали 300 стаканов кофе. Это был восторг!»

Борис Родионов – один из тех, кто личным примером подтверждает, что для удачного бизнеса важны не миллионы стартового капитала, а – идея. Удачная идея, с которой можно выстроить успешный бизнес хоть под лестницей, на площадке размером с небольшой ковер. Борис Родионов, один из основателей федеральной сети Kennedy`s Coffee, пришел на Завтрак с «Капиталистом» в ресторан «Волна» выпить чашку кофе и рассказать, как у него все получилось…

— Борис, очень часто то, на что человек учился, не совпадает с тем, чем он занимается…

— Практически постоянно.

— Как я понимаю, у вас тоже не совпало?

— Конечно.

— И что у вас за образование?

— Государственное муниципальное управление (ГМУ. – Прим. «Капиталист») АлтГУ. Специальность менеджер. Менеджмент, конечно, как-то связан с тем, чем я сейчас занимаюсь, но в целом моя университетская специальность далека от бизнеса. Примерно со второго курса, когда я точно понял, что не пойду на госслужбу, рассматривал учебу больше как возможность для повышения эрудиции, получения связей социальных, для того, чтобы понимать, как разговаривать с людьми, чтобы достигать тех или иных результатов. Я, по сути, редко ходил на учебу, потому что работал почти всегда. Приходилось договариваться с преподавателями, с одногруппниками…

ГМУ дает хорошее общее образование. Может, оно не очень подготавливает к госслужбе, но я считаю, что кроме меда, юрфака, и еще пары специальностей, мало что подготавливает человека к реальной работе. Ты получаешь общее образование, общее понимание о предмете.
rodionov8
— Вы сказали, что уже тогда работали – где? Уже было что-то вроде Kennedy`s Coffee?

— Нет. Kennedy`s Coffee мы организовали три с половиной года назад. А до этого я работал много, но, как и любой студент, – где попало. Вообще, я работал с окончания школы. Да и до этого. Просто так складывались обстоятельства в семье. Мама рано ушла на пенсию, отца не было. Мне нужны были деньги, в отличие от многих моих сверстников, из которых почти никто не работал. Еще когда нам было по 12-13 лет, мы торговали пиратскими дисками. У нас были выходы на очень быстрый интернет в то время, когда его вообще не было в Барнауле, мы купили себе устройство для записи на диски CD-RW, «резак», скачали игру, записали ее, продали по местным магазинам, торговавшим играми, таких тогда было еще много. Что-то заработали, купили еще один «резак»…. В 16-17 лет мы с моим другом организовывали вечеринки. Нам дали помещение на Сулиме, и мы там делали ночные тусовки. Расклеивали плакаты, продавали билеты, нанимали охрану, диджействовали – все делали сами. Это приносило немного денег, но для парней в 16-17 лет по нескольку тысяч за ночь…

Потом мой друг уехал в Москву. А я остался. И настала пора вуза. Я выбрал специальность, которая могла пригодиться мне в бизнесе. На первом курсе работал дежурным на стоянке. На тот момент по заработку эта работа неплохая, но, естественно, не предел моих мечтаний.

А с 2008 года, на втором курсе, я пошел работать в студию «Сибирикс».

— Это из сферы IT?

— Да. Они занимаются разработкой сайтов. Я попал туда немного случайно, но это мне было по душе, потому что у меня с пяти лет был компьютер, я с детства изучал языки программирования Delphi, Pascal, изучал php (скриптовый язык для создания веб-страниц. – Прим. «Капиталиста»), изучал флэш-анимацию, программу Macromedia Flash. В 16 лет у нас был самый большой игровой сервер в Алтайском крае на базе «Ростелекома». В общем, в IT я уже понимал. И после стоянки я сразу попал в IT-сферу, пять лет там провел достаточно успешно: с бета-тестера дошел до исполнительного директора компании. И уже с этой должности кардинально сменил сферу деятельности.

— Вы могли бы свою IT-фирму создать, почему вы не пошли по этой тропе?

— Мог бы. Но надоело. Так получилось, что я попал, наверное, в самую крупную и быстро развивающуюся компанию в регионе. По-крайней мере, для Барнаула это было так, а потом мы очень быстро обошли всех по Сибири. «Сибирикс» очень быстро стал заходить во все топы, и сейчас они в десятке российских веб-студий, и больше никого из наших, алтайских, там нет.

Я пришел на той стадии, когда компания начала серьезно меняться, стала очень быстро и правильно расти. Я был бета-тестером, потом проджект-менеджером, потом исполнительным директором. Мы поездили по разным конференциям российским. Работали мы с Владимиром Завертайловым, генеральным директором, который меня очень многому научил. В «Сибириксе» я набрался очень классного опыта, который я до сих пор использую, транслирую другим, выступая на конференциях, мероприятиях.

Там я развивался как нигде, удваивал свой доход каждый год, такими темпами я больше нигде не мог «прокачиваться» и финансово, и профессионально. Работа на себя дает, возможно, больше денег, но только если ты уже что-то умеешь.

Соответственно, у всех сотрудников была достаточно высокая эффективность, потому что Владимир делал на это ставку. А высокая эффективность ведет к достаточно высокой усталости. Человек быстро изнашивается, если не понимает, как правильно отдыхать. Но в 23-25 лет сложно как-то отдыхать, кроме ночного клуба или ресторанов. А это хотя и бодрит, но еще больше изнашивает. Вдобавок, я понимал, что дальше мне в компании особо двигаться некуда. Должность исполнительного директора и так была придумана специально для меня, до меня ее не было.
rodionov3
— То есть, вы очень быстро ударились о потолок?

— Я бы не сказал, что быстро – пять лет в этом возрасте немало. Я вспоминаю эти пять лет как очень большой период моей жизни.

Может, меня не так это захватило, может, мы что-то неправильно с Владимиром подумали, но, в общем, я решил, что мне хотелось бы заниматься собственным бизнесом…

— Вы видели себя предпринимателем?

— Да, я видел себя предпринимателем все время.

Когда я стал исполнительным директором в «Сибириксе», я не скрывал, что мы делаем сторонний бизнес. Это никак не отражалось на работе. На работе я не занимался сторонними вещами.

Мы с моим партнером Андреем Устьянцевым, моим другом, продавали толстовки с логотипом АлтГУ, еще что-то делали. Прорабатывали проекты прачечных самообслуживания. Чаще мы все просчитывали и отметали идею еще до стадии реализации…

— Вы на одной из первых должностей в фирме, которая первая в своей отрасли в Барнауле. По логике, вы должны были присматривать какую-то фирму в Новосибирске или в Москве, и стремиться туда. Идти по этой лестнице.

— Я расскажу, почему я не пошел по лестнице. В Сибири другой такой фирмы, как «Сибирикс», не было. Уезжать надо было только в Москву. Но в IT-сфере есть интересный момент: в Москве находится только мега-руководство, а продакшн, сама разработка, вынесена куда-нибудь в регионе. А я уже в регионе, и в продакшне завязан, и в менеджементе. В общем, не очень было понятно, для чего мне в Москву. И я решил, что лучше будет сделать то, о чем я давно мечтал – свой бизнес.
rodionov12
— Как вы пришли к идее «кофе с собой»?

— Сначала мы с Андреем дошли до мысли, что вот он – тот момент, когда надо делать что-то! Это самый сложный момент. К нему надо было придти. К этому моменту приводят книги. Я все время читал-читал-читал. В школе я не любил читать, а вот с вуза начал. Перечитал все книги по саморазвитию. Издательство «Манн, Иванов и Фербер» – это вообще легендарные ребята! Любой бизнесмен думает, что он уже готов к бизнесу, когда прочитал все книги издательства «Манн, Иванов и Фербер». Есть такое. По саморазвитию читал Бодо Шефера, Брайана Трейси. Сейчас перечитываю. Плюс, видел опыт своего начальника – Владимира Завертайлова. Мне импонировало то, что он эту студию сделал практически с нуля.

А потом мы с Андреем Устьянцевым съездили на форум АТР. Там нас хорошенечко прокачали. Мы посетили двухдневный тренинг «Маркетинговые войны» Вадима Ширяева, который называет себя главным маркетологом России. К нему неоднозначное отношение в России, но это неважно, он очень хорошо заставляет шуршать мозгами. Мы поделились на команды и вперед – начиная от придумывания названия и слогана команды, сбора команды до решения определенных маркетинговых задач – проработки продукта. Там был кейс – «Лазертаг», — мы должны были придумать, как его можно продвигать. Это стресс-тренинг — двое суток ты, по сути, работаешь без отдыха. Задания небольшие, тридцатиминутные, но фишка в том, что этих тридцати минут очень сильно не хватало на задачу, сильно, прямо раз в пять-семь, но ты должен был что-то сделать, так поделить задачи, чтобы потом скомпоновать и показать… Это было на таком напряжении, что ты доползаешь, долетаешь, что-то еще потом дорисовываешь уже пока презентуешься, тебя полностью заваливают и гнобят, ты уже на другом задании, и вот так надо дойти до конца. Не сделали задачу – вылетает команда. Очень жестко было. В восемь утра это началось, отпустили нас в двенадцать ночи, а у нас еще было домашнего задания часа на два, подъем в шесть и следующий день. Выползали оттуда серьезно уставшими. Но заряженными.

И после этой сессии, и внутри нее приходили разные мысли о том, как можно продвигать товар. Это все же самые важные моменты для бизнеса. И мы уже там пытались искать что-то, чтобы встать на какие-то бизнес-лыжи. Это был 2012 или 2013 год – очень классные годы, никто не думал ни про какие кризисы, мы успешно пережили 2008 год, который почти не заметили…

— И думали, что теперь есть лет десять-пятнадцать…

— Да. Нам вообще казалось, что все идет в гору. Потому что оно как шло в гору с девяностых, так и шло, для нас не было никаких поражений, потому что мы в девяностые только родились и по сути не пережили ни одного большого кризиса. В 1998 году мы были слишком маленькие, ничего не поняли. А в 2008 году подумали – и это кризис? Фигня какая-то! Мы проехали этот кризис на нефти спокойно.

В 2012 и 2013 году казалось, что все пойдет отлично, стало появляться много кейсов, интернет хорошо развивался…
rodionov10
— По каким критериям вы искали для себя бизнес?

— Я очень не хотел идти в сторону IT. Веб-студия не может жить без директора. Она держится на директоре. Практически нет примеров, когда директор веб-студии живет в Таиланде, а веб-студия в это время успешно работает в Калининграде, принося те же деньги. Такое возможно с магазином, с заводом, почти с чем угодно, но с веб-студией нельзя. По-крайней мере, я ни одного такого кейса не видел. Сколько я видел на конференциях руководителей веб-студий – они классные ребята, они часто могут отдыхать, но отойти от нее они не могут. Разве что Артемий Лебедев.

А я хотел такой бизнес, который можно было бы сделать, отставить в сторонку, он бы приносил доход, и сделать следующий. Чем мы, собственно, сейчас и занимаемся.

Вдобавок, у нас были конкретные стартовые вещи: определенный бюджет, невысокий; я и Андрей как команда; и нам нужно было организовать что-то на этот бюджет с хорошей маржой, чтобы это быстро окупалось.

Мы поставили себе критерии: окупаемость должна быть десятимесячная, что реально было в России тогда, и реально сейчас. Бюджет 600-700 тысяч рублей, это было то, что я мог туда отдать — мои сбережения и зарплата за какое-то время.

— То есть, деньги вкладывали вы?

— Да. Андрей Устьянцев вкладывал временем, потому что он уже уволился. Он работал в Новосибирске в IT-агентстве, тоже достаточно крутом. Либо ему увольняться, либо мне, но у меня была зарплата больше, поэтому мы решили вот так. Мою зарплату пилили и жили на эти деньги вдвоем. Потом нашли еще инвестора, он нам под очень небольшой процент дал заем, который мы очень быстро отдали.

И вот под наши критерии мы в Новосибирске увидели ребят, которые делали кофе с собой. В Барнауле этого не было. Этого и по стране почти не было – только в Москве. А сильнее всего это было развито в Украине, там все было под этими кофейнями. Они делали кофейни в машинах, мобильные. Завод «Запорожец» выпускали такие автомобили «Таврия»: в багажнике кофе-машина, газовый аппарат, дизель-генератор, и стоила она тысяч семьсот. Но это хорошо для южных регионов, они могут очень долго кофе с машины продавать. А у нас в минус тридцать никто не будет стоять и ждать кофе – он ведь все равно минуты две готовится. К тому же, с мобильной кофейней мы нашли много геморроя – нужен был человек, который умеет и водить машину, и варить кофе, что странно. Мы не могли понять, кто это должен быть и как ему платить – как водителю или как бариста? Не было понятно, и до сих пор непонятно, с легализацией этого – любой милиционер мог подойти и сказать, что это незаконная торговля. Штрафовать могли каждый день.
rodionov5
Поэтому нам понравилась идея «кофе с собой», но мы решили, что это все-таки должна быть стойка. Но где? Следовало выбрать между бизнес-центрами и торговыми центрами. Мы знали очень успешные компании из Москвы, которые работали в бизнес-центрах, и знали мало успешных компаний, которые работали в торговых центрах. Но мы поняли, что бизнес-центры в Москве и бизнес-центры в Барнауле – вещи абсолютно разные. У нас бизнес-центров класса А просто нет. Мы решили, что нам нужен торговый центр, стали искать. Тогда самыми главными были «Европа», «Весна».
rodionov4
— Вы смотрели, где сколько народу проходит? Где поток погуще?

— Скажу честно, тогда еще мы только примерно понимали, где «поток погуще». Мы пытались разговаривать со своими знакомыми бизнесменами, которые стоят там или там, узнавали у них, какова проходимость. Мы хотели в «Европу», тогда это было всё! Пришли туда, нам сказали: «Нет!», причем, достаточно жестко.

А в «Весне» нам повезло. Мы пришли. Там естественно, не было мест, потому что, я еще раз повторюсь, бизнес пёр — аренды были высокие, а мест не хватало. Нам предлагали место в цоколе, рядом с открывающимся «ДНС», но мы понимали, что нам надо бомбовое место. Мы понимали, что если мы запустимся плохо, то это нам отобьет все хотение надолго – мы уже запускались плохо с толстовками. И мы тогда применили хитрость. Прошли, посмотрели, где мы можем встать. И увидели то место у траволатора, где сейчас и стоит наша стойка. Мы это место сфотографировали, попросили друзей-дизайнеров сделать фотоколлаж, как наша стойка там будет выглядеть, и пошли с этой картинкой, показали ее: «Ребята, мы займем вот столько-то места, вы его вообще не используете, а вам за это будут деньги». Они сказали: «О! Мы про это и не думали!» И нам удалось договориться.

Мы сделали точку. Но у нас же не было подключения к водопроводу. Месяца четыре мы разрабатывали, как все это будет работать. Решили закупать воду бутылками. Это была проблема, но это был и плюс – точка получалась автономной, ее можно было вообще где угодно поставить, вообще без разницы. Нужна была только розетка.

В общем, постоянно требовались микро-ноу-хау. К тому же, нам ничего не было известно про кофе.

— Вы начали читать книжки про кофе?

— Не начали. Про кофе, если честно, книжек нормальных нет. Есть «Библия бариста», книга, которую мы нашли и до сих пор пользуемся ее советами. Начали учиться готовить кофе, в основном, Андрей — я еще работал в «Сибириксе». И я до сих пор не супер варю кофе. Андрей Устьянцев обучился варить кофе, потом мы приняли нашего первого сотрудника, девочку, и он уже научил ее варить кофе.

— Как придумалось название Kennedy`s Coffee? Почему ваш логотип — лиса? Я понимаю, что вы это тысячу раз рассказывали, но в нашем интервью без этого не обойтись…

— Для нейминга мы также взяли критерии. Первый критерий – мы понимали, что русский кофе это очень странно, поэтому название, скорее всего, будет английским.

— То есть, у кофе «Иван да Марья» вы не видели перспектив?

— Да. Кофе в России не растет, своей культуры потребления у нас нет. Мы думали, что название должно быть американское или английское. К тому же, мы уже на тот момент хотели продавать франшизы. Франшиз тогда в нынешних количествах не было, но мы где-то вычитали про них и решили – надо! Но понимали, что бренд должен выглядеть как нерусский, чтобы казалось, что это федеральная сеть.

— Чтобы казалось, что кто-то обрушился из Москвы?

— Да. Дальше мы стали «штормить», накидывали какое-то адовое количество вариантов, по-моему, четыреста, они до сих пор у нас есть. Потом вычеркивали те, которые нам не нравились. Определились на одном, на следующее утро проснулись и поняли – не то. И остановились на Kennedy`s Coffee.

Относительно логотипа мы считали, что он никак не должен быть связан с кофе. Мы проанализировали около ста логотипов, они все завязаны вокруг чашки кофе, кофейного зерна, кофемолки, и т.п. Или что-то похожее на бренд Starbucks.

Поэтому, когда мы пришли к ребятам из PUNK YOU BRANDS, то сказали, что, первое, логотип не должен ассоциироваться с кофе, и второе – уйти от ассоциаций с мертвым президентом (Джон Фицджеральд Кеннеди – 35-й президент США, убит 22 ноября 1963 года. – Прим. «Капиталист»). И они со всем справились. Год назад мы проводили довольно большой опрос – около 200 человек спрашивали – про президента не вспомнил никто.

— Может, это просто уровень образованности таков?

— А какая нам разница? Смысл в том, что за два года никто про это не вспомнил, все ok, значит.

Мы написали им техническое задание. Но от них было условие – ни одной правки в фирменном стиле. PUNK YOU BRANDS придумали нам логотип, фирменный стиль. Они классно отработали. Хотя сначала, когда они нам представили разработку, мы подумал, что это полный треш – эта лиса… Привязка состояла в том, что Кеннеди – ирландская фамилия, в Ирландии водятся красные лисы, а еще есть ирландский кофе. Привязка – ok, лиса – непонятно. Но на следующий день мы с Андреем поняли, что это бомбовая тема, потому что она реально рвет шаблон. Кофе, лиса – что к чему?? А это как раз то, чего мы хотели достичь – порвать шаблон.

— Колумб с мешком кофе вас не устроил бы?

— Это было бы слишком просто, было бессмысленно даже тратить на такое время.

Логотип этот вошел в десятку лучших по версии журнала AdMe.ru. Было много хвалебных вещей, и не хвалебных. Словом, все было хорошо. У нас был логотип, название, место.

Несколько ночей мы провели за тем, чтобы собрать стойку. Мы ее спроектировали сами. Изначально она должна была быть обклеена наклейками, но в итоге знакомая девочка разрисовала нам ее мелом. И получилось хорошо. Мы на все оставшиеся деньги сделали светящуюся вывеску. 16 июня 2013 года мы назначили датой запуска. Я перед этим ушел в отпуск. Запуск — дело такое… Там много всего.

— И вот у вас есть стойка, лиса, бариста, вот первый день работы. Как он начался?

rodionov
— Это было шикарно. Я пришел, и мы начали продавать. Была суббота, хороший трафик. У меня имелся опыт участия в рекламных конференциях, где я стоял за стойкой и привлекал людей. Я начал работать, как на Старом базаре продавцы шуб: «Подходи, налетай!» Со всеми здоровался, всех приводил к стойке. У нас была постоянно толпа. Столько народу, что кофе варили вдвоем. Я со всеми разговаривал, запоминал заказы. Рассчитывал, рассказывал шутки-прибаутки. И мы в тот день продали больше трехсот стаканов кофе. По нашим данным, никто в Барнауле столько кофе не продавал за день. Сделали такую выручку одномоментно на одной точке, которую не могли побить год или два. За день отбили аренду. Мы были в восторге от первого дня. И поняли, что все – ok. Мы поняли, что бизнес-модель правильная, но теперь надо сделать так, чтобы мы не участвовали как минимум в продажах. Мы начали открывать другие точки и параллельно выстраивать все бизнес-процессы.

— Другую точку как быстро открыли?

— Вторую точку мы открыли в ТЦ «Лидер» – пересечение улиц Балтийской и Шумакова — достаточно быстро, месяца через два. Мы решили попробовать, что будет, если поставить точку не в крупном ТЦ, а в ТЦ районного масштаба. Накладные расходы тогда были высокими, и точка работавшая в ноль, была для нас, по сути, минусом. Поэтому спустя полгода мы ее закрыли. Но пока она была, открыли третью точку – в ЦУМе. И это был прорыв. Хотя не сразу.

Мы понимали, что ЦУМ — это хорошее место, но встать там некуда, все забито. Мы сделали то же, что и в «Весне», сказали: « Ребята, у вас под лестницей место, которое мы можем у вас за деньги снимать». А они тоже про него даже не думали. Мы сделали фотомонтаж, показали. И нам его отдали.

В ЦУМ мы взяли свою лучшую бариста. Но там был странный момент — мы в первый день продали 12 стаканов кофе.

— Это при проходимости ЦУМа…

— Да. Мы на тот момент научились понимать проходимость, то, как она коррелируется с выручкой, мы понимали, сколько каждый человек, просто проходящий мимо, приносит нам денег, даже если он не купил. И мы понимали, что ЦУМ должен нормально приносить деньги. А у нас в первый день 12 стаканов, во второй день – около того же. Так неделя прошла. Девочки, которые перешли из «Весны», в шоке – что происходит? Мы тогда подумали, что надо вспомнить наше IT-прошлое, воспользоваться каналами продвижения. Тогда Social media marketing (SMM), продвижение через соцсети, не было сильно развито, не все понимали, как им пользоваться. И мы запустили очень простую вещь – старый добрый механизм халявы: объявили акцию «Получи три репоста этой акции и получи бесплатный стакан кофе!». Именно в ЦУМе.

У записи было тысяча репостов, на то время очень много. Мы отдали 200 стаканов кофе за неделю, пока шла акция, зато привлекли тучу народа. С того дня, как начала работать акция, и по сей день у нас вообще не было проблем с выручкой в ЦУМе.

Как потом оказалось, люди, заходя в ЦУМ, просто не видели нашу стойку, не понимали, что это, мы для них были слепым пятном. Мы видели, что они просто мимо идут.

Вот эти два паровоза – в «Весне» и в ЦУМе — позволяли открываться дальше, дальше, дальше и у нас сейчас нет ни одной неприбыльной точки.

— Сколько у вас сейчас точек?

— Немного – семь. Шесть в Барнауле, одна в Бийске. И по франшизе несколько – в Екатеринбурге, Кемерово, Москве Новосибирске, были продажи и в Ростов, и в Липецк. Хотя и закрываемость тоже есть.

— В чем главная причина того, что такие точки, как ваша, закрываются?

— Сложно найти людей, которые замотивированы на открытие в правильных местах. Мы подсказываем человеку, что его место будет ему работать в минус, но если он настаивает, мы возразить не можем. От этого закрываемость немаленькая. Она у всех франшиз большая, но и у нас. Франшиза гарантирует, что ты потратишь мало времени на открытие. Но не гарантирует успеха. Хотя бывает, что мы ошиблись.

Мы открывали точки в разных местах в том числе, и для того, чтобы иметь статистику, сколько можно собирать денег с того или иного места. Мы сейчас в большой долей вероятности можем прогнозировать, сколько мы заработаем, если встанем в каком-то месте. В «Лидере» мы проверяли, сможем ли мы зарабатывать в таких вот «местечковых» ТЦ. Если да, это бы сильно расширило нам рынок. А если нет, мы могли обезопасить наших франчайзи.

— Это были экономические эксперименты?

— Да. Мы хотели это понять.

— Франшиза Kennedy`s Coffee хорошо продается?

— Мы сейчас не так активно занимаемся продажей франшиз, так как рынок перегрет.

— Рынок кофе с собой?

— Вообще франшизный рынок. Сейчас более девяти тысяч франшиз в России!! Я как-то сел и четыре дня их перебирал. Франшиза агентства праздников, франшиза найма грузчиков — всего подряд. На этом фоне конкурировать нелегко. Мы франшиза, которая стоит до полумиллиона. За 500-700 тысяч рублей можно открыть точку и нормально работать. Но теперь в этом секторе работает просто невероятное количество франшиз. 99 процентов из них невнятного качества, но на этом фоне конкурировать сложно. Все рекламируются на одних и тех же интернет-площадках, затраты на рекламу в интернете уже близки к размеру паушального взноса.
rodionov6
— Вы создали предприятие, ваш бизнес живет сам. Понимая вашу беспокойную натуру, можно предположить, что вы еще что-то придумали?

— Да. Мы придумали «что-то». Увидели тренд, который идет к нам. Занимаемся этим и собираемся открыть через месяц. Но пока я не могу рассказать, что это. Это новая трендовая тема, она как-то связана с продуктами, офлайновый бизнес… Примерно в теме общепита.

Мы понимаем, что в Барнауле подходим к логическому завершению, будем переезжать в другие города, это сто процентов. Под «кофе с собой» все более-менее занято.

— Вам все равно придется переехать, но уже с имуществом?

— Ну, да. Скорее всего, по Сибири. Kennedy`s Coffee может уже и без нас работать. Есть команда, она обеспечивает оперативное управление, мы можем посвятить себя стороннему проекту.

— Тайну раскрывать не будете?

— Пока не могу.

— Вы выступаете на разных бизнес-семинарах. Что говорите, какую главную мысль пытаетесь донести?

— Меня обычно зовут просто рассказать о компании, как мы к ней пришли, как разработали стиль, провели нейминг. И по тайм-менеджменту. По второй теме я рассказываю, как можно свое время привести в порядок. По бизнесу – рассказываю нашу историю, отвечаю на вопросы.

На самом деле, я просто говорю людям, что нужно считать, анализировать и планировать заранее, до того, как ты прыгнул. Мы видим множество бизнесменов, которые покупают франшизу, и только после этого начинают думать, анализировать. У них глаза горят, и они не понимают, что надо анализировать. Я объясняю: «Вы попробуйте. Сначала найдите рынок. Если вы хотите продавать, например, зеркала с росписью, дайте везде объявления, что вы делаете зеркала с росписью, посмотрите отклик. За сколько люди готовы их взять. Если вы видите, что есть заказы, можете сказать, что это предзаказ, собрать предоплату, заказать где-то такие зеркала и отдать покупателям. Скорее всего, вы на этом получите ноль или даже минус. Но вы поймете, работает это или нет. А если у вас ни одного человека не откликнулось, то вы просто откажетесь от идеи. Лучше убедиться в этом раньше, чем когда вы уже купили оборудование и наняли людей». Я обычно говорю об этом.

И еще говорю о силе бренда. Нам сложно называться брендом наравне с Кока-Колой и другими такими фирмами. Но все же сила фирменной стилистики, визуального стиля, оформления – ее невозможно отрицать.

— Есть философия того, чем вы занимаетесь?

— Я недавно это формулировал. Мы занимаемся бизнесом по принципу win-win. Это бизнес, при котором выигрывают все. Мы экологично ведем бизнес. Мы хотим заниматься таким делом, которое не приносит вреда другим людям. Не несет в себе негатива, не обижает сотрудников, не обижает клиентов. Клиент должен уйти довольным. И сотрудники должны получать зарплату вовремя. У нас зарплата платится по определенным дням. И никогда позже. Если на этот день выходные, то раньше. Этому я научился в «Сибириксе», я не видел по-другому. А мы узнаем, что зарплату могут не платить месяцами. Оказалось, что на рынке труда в общепите вовремя выплаченная зарплата – это вообще нонсенс. Мы проводим курсы для сотрудников – по приготовлению кофе, общеразвивающие. Может, они не совсем нам нужны внутри компании, но это развивает людей. Мы за добрый бизнес. Мы считаем, что это нас приведет к успеху.

Мы строим это, чтобы классно жить самим и помогать другим.
rodionov9
— Вот вы заняты бизнесом с утра до вечера, как это отражается на личной жизни?

— Мы не заняты бизнесом с утра до вечера. Мы два с половиной года шли к тому, чтобы мы могли ничего не делать. Просто взять и ничего не делать. Такой момент — когда мы могли ничего не делать — настал в прошлом году. Но мы поняли, что мы добились того, что хотели, но это нам не нравится. Нам не нравится ничего не делать. Мы хотим идти дальше. Мы вкладываем в Kennedy`s Coffee какие-то силы, но занимаемся и другими проектами.

Сейчас занимаемся стыковкой внутреннего и внешнего миров. Чтобы уделять время и здоровью, и личным отношениям, и духовной сфере, и отдыху. Когда в бизнесе все классно, а в остальном как получится – это неправильно. Мы недавно в бизнес-инкубаторе стали участвовать в программе – как обычно, всегда куда-нибудь засасывает нас. Программа рассчитана на сто дней. Поделились на пары, поставили себе цели, и вырабатываем привычки для разных сфер жизни. Каждый день есть набор вещей по разным параметрам. Одна из моих задач – разговор с собой. 15 минут. Я выхожу на улицу в середине дня, иду и разговариваю с собой. Потому что иногда не хватает времени побыть наедине с собой и о чем-то подумать. Очень классная штука, успокаивает, отвлекаешься. Рутину из жизни удаляем. И я уже несколько дней счастлив, у меня все прекрасно. Мне классно.

Поэтому и с личной жизнью все вроде бы ok. Не женат, но планирую, потому что все вроде бы к этому идет.

Здоровьем успел заняться до того, как его потратил.

— А кофе сами пьете?

— Да, конечно. Позволяю себе не больше одной-двух порций эспрессо. Или большой американо. Пью только черный, без сахара, чтобы ощущать именно вкус. Мы за кофейный вкус. И людей призываем пить чистый кофе без молока…

Люди, фирмы и принципы, упомянутые в интервью

Бодо Шефер – миллионер, автор книг по бизнесу, финансам и тайм-менеджменту. В 26 лет обанкротился, к 31 году стал миллионером. Самые популярные его книги – «Путь к финансовой независимости», «Мани или азбука денег», «Законы победителей».

Брайан Трейси – специалист по продажам, бизнес-тренер. Основатель Академии Брайана Трейси, действующей в России, Казахстане, Украине, Белоруссии, Эстонии и Литве. Родился в 1944 году, начинал работать матросом, затем стал продавцом и быстро продвинулся – в 25 лет являлся уже вице-президентом небольшой компании. В 1981 году создал «систему успеха», которую под названием «Психология достижений» выпускал на аудио и видеокассетах.

Вадим Ширяев – бизнес-эксперт. Родился в Хабаровске. В интернете о нем пишут «считается гением маркетинга». В числе его клиентов Российские Железные Дороги, аэропорт «Шереметьево», мировые гиганты Procter&Gamble, Johnson&Johnson, LG, сотовые сети «Билайн», МТС, «Мегафон».

Punk You Brands — брэндинговое агентство, основано в Барнауле в 2009 году, имеет также офис в Москвы. С 2011 года проводит международный фестиваль рекламных фейков Fakestival. В 2013 году аналитическое агентство «Тэглайн» включило Punk You Brands в пятерку крупнейших веб-студий и интернет-агентств Сибири. В 2016 открыло представительство в Нью-Йорке.

«Сибирикс» — студия интернет-решений. Основана в Барнауле в 2003 году. В 2016 году вошла в ТОП-10 ведущих веб-студий России.

Win-Win – принцип «выигрыш-выигрыш», так называемый «гарвардский метод переговоров», суть которого в том, что человек, побеждая, не оставляет других проигравшими, в результате все соперничающие стороны выходят из ситуации победителями. При стратегии win-win человек и побеждает, и избегает возможных побочных негативных последствий своей победы.

Завтраки с «Капиталистом» снова проходят в ресторане «Волна». Что поделаешь — осень! А потом зима! Приходите в «Волну» — тут вкусно, и по-семейному тепло! В обед — бизнес-ланчи. Адрес ресторана — Барнаул, пл. Баварина, 2. Тел.: 8 (385-2) 573-231 или 65-38-66. Сайт — parus-volna.ru

Фото — Андрей Соколов.

Комментарии

Нам важно ваше мнение

1 Комментарий

  1. поЧИТАТЕЛЬ
    Reply Октябрь 01, 13:07 #1 поЧИТАТЕЛЬ

    И чо, и чо?
    Когда там крафтовые пивнушки Kennedys открываются?
    Будет такая же бурда продаваться, как и в «кофейнях»?

Ваш e-mail в безопасности Ваш e-mail не будет опубликован на сайте и не будет передан третьим лицам. Обязательные к заполнению поля помечены *