Константин и Жанна Борнеманы на Завтраке с «Капиталистом»: «Наш бизнес пока на маленьких ножках…»

Константин и Жанна Борнеманы на Завтраке с «Капиталистом»: «Наш бизнес пока на маленьких ножках…»

Зарабатывать на шутках и юморе пытаются многие, но получается это у единиц. Жанна и Константин Борнеманы, создатели «Агентства событий Борнеманн» – именно это исключение из правила. Их профессия — смех и веселье, но жизнь не шутила с ними. Об этом, а также о тайне фамилии, о 19-летнем опыте семейной жизни, о серьезном в смешном и смешном в серьезном мы побеседовали с Жанной и Константином в гостеприимном ресторане «Волна».

— Для начала вопрос про фамилию – сколько в ней «н»? Потому что везде «БорнемаН», но «Агентство событий БорнемаНН»…

Константин: Фамилия вообще пишется с одной «н», но мы поставили две.
img_4979
Жанна: По документам идет одна «н», но в институте преподаватели говорили, что правильно две «н». Но чтобы написать две «н», надо будет переделать такое количество документов… С одной «н» она еврейская, а с двумя – немецкая.
img_4992
Константин: По большому счету, фамилия немецкая. Своего родного папашу я не помню, это фамилия отчима. А у отчима отец, мой дед, был немецкий офицер, танкист, попавший в плен под Сталинградом. Его сослали в Узбекистан, он там жил с бабушкой, которая приехала к нему после войны из Дрездена, как жена декабриста. При Хрущеве немецким офицерам стали давать паспорта, дед решил, что лучше фамилия еврейская, чем немецкая, и одну «н» из фамилии убрал. Хотя он опасался все равно. Все фотографии уничтожил. Он и спиваться начал потихоньку от того, что не очень комфортно чувствовал себя.

В Дрездене мой дядька жив, у него две «н» в фамилии – Отто Борнеманн.

— То есть, вы пытались списаться с немецкой родней?

Жанна: Когда учились в институте, Костя списывался, и на третьем курсе у нас даже была мысль уехать в Германию.

Константин: Я списывался с двоюродным братом своим в Германии, но это было два письма.

— То есть, по документам вы немец?

Константин: Да. А так – чистокровный русский, похоже.

— Вот у вас Агентство событий. А заканчивали что?

Константин: Исторический факультет педуниверситета.

Жанна: Плюс магистратура, по два красных диплома…

— А как познакомились?

Жанна: Мы в 19 лет сели вместе за парту в институте.
img_5108
Константин: Так и идем по жизни плечом к плечу. Как сейчас помню, 1 сентября 1995 года я увидел Жанну, она еще на лекцию первую опоздала, ненамного, но опоздала. И когда зашла… Психологи правильно, говорят: две секунды достаточно, чтобы понять, что это твое. Как вспышка в мозгах! И все. Это закваска СССР, воспитание родителей. Мама, бабушка с дедушкой роль сыграли. Для меня если я выбрал человека, я его выбрал навсегда. Это вот так. Семья должна быть одна и навсегда. Что внутри семьи происходит, это другая история.

— Жанна, когда он вам рассказал про вспышку?

Жанна: Уже позже. У меня погружение было постепенным. Вспышек не было. Мы с Константином в КВН вместе играли. СТЭМ «Кавардак» это называлось, нас курировал Контев Аркадий Васильевич. Встречаться мы стали через какое-то время…

Константин: В декабре 1995 или в январе 1996-го.
img_5033
— Жанна, а как Костя заманивал вас? Чем? Он уже тогда действовал как организатор массовых праздников? Выстроил мероприятие драматически?

Жанна: Интеллект сразу было видно. Открытая искренность и интеллект. Он мог увлечь за собой других людей. Когда мы садились писать сценарии, для Кости это было легко и непринужденно.

А расписались мы в археологической экспедиции на втором курсе, безо всяких свадеб.

— То есть, у вас эвента не было?

Жанна: Нет. Мы поехали в экспедицию и Михаил Александрович Демин, декан, сыграл в нашей судьбе определенную роль. Мы хотели, чтобы нам в общежитии дали отдельную комнату, но Михаил Александрович сказал, что не может повлиять на хозслужбу вуза – не семейным комнату не дают. И мы расписались. Свадьбу археологическую устроили, нам разрешили жить в отдельной палатке.

— Так вы расписались по любви или из-за комнаты?

Жанна: Мы расписались по состоянию души. Нас, правда, никто не понял. Родители чуть не прибили.

Константин: Еще перед экспедицией, в Барнауле, мы стояли на автобусной остановке «Центр занятости», я взял ее за руку и говорю: «Давай поженимся». Она говорит: «Давай». Это сейчас рестораны, букеты цветов, лимузины, скрипачи, ёперный театр. А у нас все было просто: «Выйдешь?-Выйду!» Все, сели в автобус и поехали гулять на Урожайный по аллее на улице Георгиева. Это был второй курс в 1997 году.

Жанна: Ну да, все было просто, а осознание значения этого шага пришло через года. Когда, как говорят, пуд соли съели. А свадьбу, с венчанием, мы делали уже в 2000 году, с белым платьем, машиной.

Константин: Да, у нас так и шло. Мы с каждым годом становились ближе друг к другу.

Жанна: Были разные периоды жизни, но интеллект никуда не терялся. Я его постоянно видела и верила в него. Может, образования не хватило – нужно было учиться после института, а мы это время не то что потратили, а работали. Потом уже поступили в АГУ, на курсы повышения квалификации на экономическом факультете – маркетинг и управление.
img_5009
Константин: Мы сами не барнаульские, я с Горняка, Жанна из Топчихи. И после окончания вуза мы столкнулись с тем, с чем сталкиваются все деревенские – как только ты закончил вуз, получил диплом, выходишь из распахнутых дверей вуза и понимаешь, что ты в этом городе никому вообще не нужен! У нас так было в 2000 году. Работодателю ты не нужен, потому что тебя никто не знает, общежитие у тебя забирают, потому что ты получил диплом. И такие проблемы начались…

Жанна: Нас сблизило еще то, что нам никто никогда не помогал.

Константин: Нам тогда повезло встретиться с Еленой Макотой. Она была замужем за Артемом Макотой, который работал на «Русском радио», и когда там понадобился диджей, мы попросились. Артем сказал: «Давай, попробуем». Я пришел и меня взяли. Это было в 2000 году.

Жанна: Первое мероприятие мы проводили в «Мельнице». (Ночной клуб «Мельница» существовал при Барнаульском элеваторе. – Прим. «Капиталиста».)

Константин: В декабре 2000 года Светлана Власова (Копейкина) пригласила в качестве ведущих нас с Артемом на вечеринку «Русского радио». Это было самое шикарное для радио время. Интернета еще не было в нынешнем масштабе и с нынешними скоростями. Где музыку брать? Все слушали радиостанции. Тогда в городе было «Русское радио», «Европа плюс», «Пилигрим», Сергей Зубчук, Олег и Наташа Новиковы. Но «Русское радио» и «Европа плюс» были самые топовые. Популярность дикая.

— Вас по голосу узнавали?

Константин: Да, голос узнавали. А когда пошли мероприятия, появились афиши, плакаты, баннеры, то узнавание стало совсем большим.
img_5107
В 2001 году я провел первую свадьбу. Не скажу, что идеально, не знаю, как меня гости не прокляли. Мне казалось, что было весело, но по прошествии многих лет я понимаю, что это была полная чушь.

— Хотите найти тех жениха и невесту, и вернуть им деньги?

Константин: А я, кстати, их встречал. У них все хорошо, уже двое детей! И до сих пор вспоминают свадьбу с любовью и благодарностью. Но я, если бы проводил эту свадьбу сейчас, сделал бы все по-другому.

Мы тогда работали в паре с Артемом Макотой. Он такой конферансье интеллигентный, а я рубаха-парень. Я из этого образа очень долго не мог вылезти. Он меня засосал.

— Есть анекдот. Мужа на золотой свадьбе спрашивают: «Вы когда-нибудь хотели развестись с женой?». Он говорит: «Убить хотел, развестись – нет». У вас такое бывало?

Жанна: Мне неоднократно хотелось уйти из семьи.
img_5051
— Почему?

Константин: Потому что звездная болезнь и алкоголь никого до добра не доводили. У меня была вот такая (показывает на метр над головой) корона. Денег нет, бытовых вопросов куча, а у меня на голове корона, я же известный радиоведущий города Барнаула. Почему ко мне все не идет легко и просто?!

Жанна: Когда, работая в рекламе, я стала получать первые хорошие деньги, а он их… не совсем получал… Тогда внутри семьи появились…

— Терки?

Жанна: Терки.

Константин: Обидки всякие. Как так – жена больше меня зарабатывает?!

Жанна: Тяжело было. Но ни разу не было, чтобы мы разъехались. И скандалов не устраивали. Но потом он перешел в «Амител» директором по развитию и все нормализовалось.

— У нас на сайте есть разные изречения о бизнесе и среди них такое: «Нет ничего более разлагающего, чем маленький, но стабильный доход». Как я понимаю, у вас была работа в офисе и «маленький, но стабильный доход». Как вы решились бросить офис и оклад, и создать свое дело?

Жанна: В найме мы работали с 2000 года, с окончания института. Работа была связана с рекламой, работали почти во всех основных СМИ Барнаула. Более 15 лет – в FM-Продакшн. Наше становление, весь наш авторитет — все связано с FM-Продакшн. Мы до сих пор общаемся, всех там ценю, люблю и уважаю.

Константин: Мы работали на дядю с понедельника по пятницу, а в выходные – на себя. И выхлоп от этих двух дней был настолько значителен… Проведя за весь месяц два мероприятия, можно было заработать больше, чем на официальной работе за этот же месяц.

В какой-то момент пришло понимание, что все это надо поставить на поток и выходить на несколько другой уровень развития.
img_4980
Допустим, у вас день рождения, вы приглашаете ведущего и начинаете выспрашивать у него: а есть ли у вас танцоры, певец, ди-джей? А может, подскажете, где взять световое оборудование? В результате, все завязывалось на ведущем, который всех советовал, потом всех обзванивал по просьбе заказчика, во время мероприятия контролировал процесс приезда-отъезда артистов, расчета, составлял тайминг и так далее. Мы подумали, что, уж если это так и есть, лучше поставить все на профессиональные рельсы и развести: ведущий – это ведущий, а всем остальным занимается координатор проекта. В данном случае Жанна.

Жанна: Он начал мне капать: «Занимайся мной. Занимайся мной».

— А не было желания сказать: «Ты сам собой занимайся».

Жанна: Было. И говорила. Но у творческих людей это не получается.

Константин: Создать продукт – одно, а продать его – другое. Мы создаем продукт, и нам кажется странным – почему вы его не покупаете? Есть продажники, а есть творцы. Я творец, а Жанна продажник, добротный, умеющий вести переговоры, встречи с клиентами. Я тоже могу придти на встречу, но в самый неподходящий момент из меня мальчик в коротких штанишках вылезет и встреча испорчена.
img_5034
Жанна: Лето 2014 года показало, что в определенный момент дополнительный доход перевешивает твою зарплату, а времени в найме уходит больше. В октябре 2015 года я сдала последний номер журнала Magazine, и ушла с должности редактора, занявшись самостоятельным бизнесом. Но понимание, что это именно самостоятельный бизнес, состоящий из двух основных людей, пришло только где-то через полгода.

— Только через полгода вы поняли – это мое и я здесь за все отвечаю?

Жанна: Да. А до этого я понимала, что я ушла, но еще не понимала, куда я пришла. Чувство было такое: твой муж — это твой директор и надо что-то с этим делать. Внушить ему в голову, что он бренд, который надо продвигать и на этом заработать денег.

— Константин, Жанна ушла год назад из офиса, а вы?

Константин: Я сейчас только утренний эфир на «Авторадио» провожу. С начала года я свободная личность.

— И как?

Жанна: У меня сейчас только один вопрос к самой себе – почему мы не сделали это лет десять назад? Местный шоубиз можно было покорить еще тогда.
img_5097
— Ну и почему не сделали? Боялись?

Жанна: Да. Все равно был внутренний страх. Действовали стереотипы о том, что якобы у тебя исчезнет стабильность из-под попы…

— Из чего сейчас состоит ваш бизнес?

Жанна: Сейчас у нас три направления. Мы занимаемся эвентами, которые включают в себя частные заказы, свадьбы, презентации в магазинах, корпоративы и прочее. Второе — городские экскурсии, и третье направление – это Школа ведущих. Костя как ключевое лицо выступает везде. У нас есть команда. Александр Рухадзе — это наш основной партнер как вокалист. И список артистов.

— Как пришла идея проводить экскурсии по городу? Она, конечно, витала в воздухе, но вы ее материализовали…

Константин: Я работал на телеканале «Катунь-24», а так как я историк по образованию, мне отдали историческую тематику, я снимал сюжеты по истории Барнаула. Общался с историками, краеведами, преподавателями – Александр Родионов, Анатолий Муравлев, многие другие. Для меня город открывался с новой стороны. Материал большой накопился. И года три назад в мае на первой экскурсии я как выдал все от души! Народ два часа слушал, развесив уши. Начали поступать отзывы: «Классно!» И мы решили – почему бы не попробовать? И занимаемся теперь еще и экскурсиями.

Жанна: Теперь люди записываются именно к Косте на экскурсии. У нас три программы: «Барнаул горнозаводской», «Барнаул купеческий», «Барнаул мистический», «Барнаул нагорный».

— Вы упомянули Школу ведущих – как я понимаю, это вы придумали для того, чтобы денежка постоянная капала? Для постоянного дохода?

Жанна: Да.

Константин: У хорошего предпринимателя есть основной вид деятельности, и еще сопутствующие бизнесы, которые могут его поддержать на плаву при необходимости. На корпоративы и эвенты заказы есть не всегда, это сезонный бизнес. Например, зимой заказов меньше.

— В Школе ведущих есть деление по предметам? Чему вы учите своих учеников?

Константин: Деление по предметам есть. Первое – внутренняя мотивация, второе – техника речи, и третье – актерские практики.

Жанна: Актерские практики у нас ведет Татьяна Ремизова, актриса из театра музкомедии. Костя ведет публичные вступления, внутренние, внешние коммуникации, умение держаться на аудитории. Учит правильно себя позиционировать, сформировать свой образ, снять внутренние зажимы. И Яна Ростова-Соболева, тоже радиоведущая, в Лимасоле отработала долгое время, ведет у нас речевые техники.

Константин: В конечном счете, эти три дисциплины приводят к тому, что человек раскрывается изнутри. Ведь столько зажатых людей! Даже в нашей сфере, среди ведущих.

Запросы у всех разные. Кто-то панически боится публичных выступлений, а ему начальник сказал – через три недели будешь делать доклад по такой-то теме! Он в совершенстве владеет темой, но выступать – до трясучки. Есть люди, которые вообще не умеют коммуницировать в принципе. Даже при разговоре с тобой с глазу на глаз мельтешит, двух слов связать не может.

Есть те, кто наоборот чересчур самоуверен. Но это больше касается наших ребят, из сферы ведущих. Я всегда говорю: любите работу в себе, а не себя в работе.

Жанна: Это Станиславский.

Константин: Ну да, Станиславский.

— С возрастом человек начинает осмысливать то, чем занимается и у него появляется философия того, чем он занимается. У вас уже появилась философия вашей профессии или еще нет?

Константин: Несколько лет назад она стала формироваться в какой-то степени. Она проявилась именно в создании Школы ведущих. Я хочу донести до людей мысль о том, что мы прекрасны и удивительны, и не надо зашориваться, надо стремиться выходить из зоны комфорта. И это на всей жизни отразится.
img_5002
Для меня хорошим стимулом один семинар личностного роста, по американской технологии, он меня совершенно перевернул. Это был 2008 год. До этого у меня была такая корона голове… Это же обязательно надо перебить собеседника, обязательно шуточку вставить, иногда только тебе одному смешную… Сергей, что говорить – я «Шансон» слушал! Вот это была жизнь! Блатные песни, полное пренебрежение внешним видом, через слово мат, диван, телевизор – все! Весь мой интеллект скатился в стакан с пивом. А этот семинар открыл мне сердце. Он так и называется – «Семинар открытого сердца». Он меня перевернул. Я увидел, что жизнь настолько интересна и безгранична… А я до такой степени зашорен в своем образе мальчика с пивом. И мне захотелось вырваться из этого образа. Вот тогда пошли открытия.

Жанна: Я ему в 2008 году подарила участие в этом семинаре на день рождения.

— То есть, вас мальчик с пивом на диване не сильно устраивал?

Жанна: Конечно, нет. Надо было что-то делать, развиваться, а мы просто легли на диван.

— И вы подарили ему этот семинар?

Жанна: Да.
img_4995
— Вы мудрая жена.

Жанна: Все так говорят. Сама иногда удивляюсь.

Константин: Она хотела, чтобы я посмотрел на себя со стороны.

— Важно то, что вы сумели посмотреть на себя со стороны.

Константин: Да. Я отпустил кучу обид, которые были, и на самого себя в том числе. Большое количество людей стали с меня деликатно корону снимать. И вот три дня меня деликатно и грамотно возвращали в нормальное состояние. Этот семинар меня реально перевернул. Я увидел, что день можно начинать с улыбки, а не с обиды на весь мир. И возникла мысль, что надо эту идею нести. Это даже сказалось на радиоэфире. Я ушел от баек, анекдотов, случаев из моей жизни, зачастую придуманных. Я стал говорить людям: «Начинайте день радостно, с улыбкой на лице, и он у вас так и пройдет».

Я стал это практиковать на «Шансоне». Одна женщина уже после моего перехода на «Авторадио» нашла меня там, позвонила и сказала: «Мы слушали «Шансон» ради вас. Послушаешь вас и понимаешь, что не все так плохо». Это был чертовски приятно.

Была еще одна история. В ретро-клубе «Ностальжи» я проводил мероприятие, и женщина пригласила меня на медленный танец. Привлекательная достаточно, но такая вся напряженная – как струна натянутая! Когда мы с ней танцевали, она сказала: «Вы знаете, скольких усилий мне стоило пригласить вас на танец?!» А у самой аж пот течет. И я понял, каких усилий стоит это людям. Она всю жизнь такая. А работает врачом. Мы с ней потом разговорились, она мне про свои болячки давай рассказывать. Я говорю: «Они у вас потому, что вы вот такая вся. Распрямляйтесь». «А как?» – спросила она.

— То есть, как ведущий вы в какой-то мере психотерапевт?
img_5029
Константин: В некоторой степени. Михаил Козырев (был генеральным продюсером радиостанций «Максимум», «Наше ради», один из создателей «Квартета И». – Прим. «Капиталиста».) учил ведущих утренних эфиров: «Поймите, 80 процентов людей утром просыпается и погружается в негативную обстановку. Наша с вами задача – музыкой, подачей информацией сделать так, чтобы они почувствовали себя в этом утре комфортно. И тогда на следующее утро у человека не будет желания скакать по станциям. Он будет помнить, где он получил положительную эмоцию».

— Можно считать, что вы пытаетесь делать бизнес на создании хорошего настроения? Порождаете эмоции и ждете, когда человек к вам снова за этой эмоцией придет?

Константин: Да. Как правило, так и происходит.

— Эмоция лучше продается?

Константин: Да. Причем, не такая эмоция: «Давайте все похлопаем, эге-гей!», а что-то тихое, тонкое. Это и запоминается надолго.

Например, есть стереотип, что свадьбу надо взорвать, чтобы все на ушах ходили. И есть очень много веселых ребят, информационно подкованных, они буквально жонглируют словами, шутками, они потрясающие, У них свадьба ходит на ушах. Техника есть, а чего-то нет. А бывают такие, когда как после дорогого вина остается послевкусие. Я из этой серии.

Я часто сталкиваюсь со свадьбами, где много людей не пьющих. Им за это честь и хвала. И они готовы слушать.

— И что вы им рассказываете?

Константин: По обстановке. О городе, о семейных обрядах. Могу вставить астрологию. Иногда психологию брака чистой воды. Нам есть, чем поделиться – мы в браке 19 лет. Мы в этом плане старенькие товарищи, можем опытом делиться. Есть много способов задействовать непьющих гостей. Люди не столько шоу хотят, сколько за молодых порадоваться. Без каких-то диких конкурсов. Хотя я и такое могу сделать.
img_5060
Я как-то проводил свадьбу и все время за мной смотрела суровая женщина – сдвинутые брови, скрещенные руки… Как только я брал микрофон, она вот так (скрещивает руки на груди и нахмуривается. – Прим. «Капиталиста») садилась и меня слушала. Я извелся. Думаю – да что не так?! В конце она подошла и сказала: «Классно. Я на многих свадьбах бывала, вы единственный, кто смог меня заинтересовать». И через четыре дня она нашла меня, позвонила, и сказала: «Я вас буду всем рекомендовать».

— Из офиса ты уходишь в пять или в шесть, и ты офис с собой домой не берешь. А как у вас? Ваша нынешняя работа – подготовка и проведение различных мероприятий – это круглосуточно?

Жанна: Тут пока не сделал.

Константин: Поиск клиентов идет постоянно. Когда срастается, ударили по рукам – началась вторая часть работы. Она не круглосуточная, но каждодневная. А в канун мероприятия уходит много времени – два-три дня перед мероприятием очень напряженные.

— Вы начали с того, что вели свадьбы, теперь организуете квесты, тимбилдинги для бизнеса.

Константин: Эти мероприятия решают HR-задачи – сплочение, поощрение коллектива. По большому счету, это тоже корпоратив. Задача – чтобы сотрудники отдохнули. В каком виде – неважно, это от нас зависит, мы предлагаем варианты насыщения.
img_5003
В августе прошлого года компания «Мегафон» проводила проводила «шок-тур» «За гранью связи», — три дня в лесу, без сотовых телефонов, да и много без чего еще. Это был тимбилдинг для журналистов с навыками выживания от спецназовцев.

В этом году в парк-отеле «Чайка» мы опять же со спецназом проводили спартакиаду.

Бывает крупный заказ – написать сказку с привлечением сотрудников коллектива, задействовать их как актеров, кого-то — как вокалистов.

Жанна: В прошлом году мы проводили такой корпоратив, привлекали театр музкомедии, делали постановку – это было классно.

Константин: А кому-то больше интересны деловые тимбилдинги, когда приглашаются спикеры – тот же Радислав Гандапас или Владимир Герасичев, которые работают с мотивационной базой сотрудников. Такие деловые тимбилдинги, организация тренингов, мастер-классов, фестивалей и прочее мне сейчас наиболее близко.

— На чем вы учились? На своих ошибках? Ведь где-то есть технология всего этого… Есть учебники того бизнеса, которым вы сейчас занимаетесь?
img_5032
Константин: Технология есть, но она в доступном виде нигде не лежит. Кое-чему учат в АлтГАКИ на специальности «организатор массовых праздников», Но вообще — опыт. Общение с коллегами на форумах, интернет-площадках. В Омске Виталий Доля открыл Академию ведущих, уже пять или семь сезонов подряд проводит, обучает людей со всей России. Спикеров вызывает из Москвы, каждый участник платит по 30 тысяч рублей. Но вообще все – вот здесь (показывает на голову). Если у тебя здесь четыре извилины, то хоть все деньги потрать на эти академии – ничего не поможет.

— В какой степени ваше агентство сегодня является бизнесом?

Жанна: В серьезном понимании на сегодня это больше самозанятость. Мы пытаемся выстроить структуру, чтобы это стало бизнесом. Есть небольшой финансовый план. Есть клиентская база. Есть офис. Расписание занятий Школы ведущих. Есть подрядчики, с которыми мы работаем… Но в целом наш бизнес – он пока еще на маленьких ножках. У нас пока всего два человека – это мы. У нас есть хороший друг – Стас Корецкий. Он для нас пример развития эвент-бизнеса – он создал в Москве, эвент-агентство «Цитрус».

— А вы ощущаете несовпадение – ваш бизнес начал оформляться в эвент-агентство именно тогда, когда начался кризис, грозящий спадом на ваши услуги?

Жанна: Да. Как мне сказала одна женщина, директор кадрового агентства: «Вы открылись в кризис, и если вы сейчас пройдете, не утонете, то потом вам вообще ничего не будет страшно». Будем считать, что это определенное испытание. Звезды так сошлись, наверное – в кризис открыться.
img_5011
Если смотреть цифры, не скажу, что они стали хуже. Люди не перестали проводить мероприятия. Да, их в разы меньше и бюджеты упали в среднем на треть. Те, кто могли позволить себе потратить 300 тысяч рублей на эвент, сейчас готовы подписаться на сто. Другие тратят столько же, но гуляют не в ресторане, а в офисе.

Правило одно: не останавливаться, как бы трудно тебе ни было. Но это к любому виду деятельности относится.

— Новый год у вас уже расписан?

Константин: Еще не весь, но уже знаю, где я буду работать 31 декабря.

— Кремль?

Константин (смеется): Мне бы хотелось…

Завтраки с «Капиталистом» снова проходят в ресторане «Волна». Что поделаешь — осень! А потом зима! Приходите в «Волну» — тут вкусно, и по-семейному тепло! В обед — бизнес-ланчи. Адрес ресторана — Барнаул, пл. Баварина, 2. Тел.: 8 (385-2) 573-231 или 65-38-66. Сайт — parus-volna.ru

Фото — Андрей Соколов.

Комментарии

Нам важно ваше мнение
Комментариев пока нет! Оставьте первый комментарий!

Ваш e-mail в безопасности Ваш e-mail не будет опубликован на сайте и не будет передан третьим лицам. Обязательные к заполнению поля помечены *