Павел Саква на Завтраке с «Капиталистом»: «Брат отдал мне сумку и сказал: “Я не знаю, что это, но я знаю, сколько это стоит”»

Павел Саква на Завтраке с «Капиталистом»: «Брат отдал мне сумку и сказал: “Я не знаю, что это, но я знаю, сколько это стоит”»

Павел Саква как основатель сети магазинов профессиональной косметики SAKWA, лучше многих мужчин знает, что красота – это страшная сила. Маникюр, педикюр, дизайн ногтей, гель-лаки… Как окунуться в гламур и остаться самим собой, что такое женский коллектив и пробовал ли он на себе сахарную депиляцию – за столиком в ресторане «Парус» Павел Саква рассказал все…

— Павел, ваш бизнес – торговля косметикой, средствами для наращивания ногтей и так далее. А по образованию вы кто?

— Сейчас мы предоставляем полный спектр профессиональной косметики для салонов красоты. И для парикмахеров, и для ногтевиков, косметологов. Косметика, инструменты, оборудование – все. А по образованию я радиофизик-электронщик. Закончил АГУ.

— Почему вы после школы выбрали радиофизику?

— Сложно сказать. Я в школе учился хорошо, и мне было без разницы, кем быть. У меня родители учителя, мать учитель математики, отец – физики. В 10-м классе мама узнала о подготовительных курсах в АГУ и предложила — пойдешь? Я сказал: «Пойду». Поступил, отучился там пять лет.
IMG_1300
— Интересно было?

— Да. Физика – это сложная, но интересная наука, в принципе, самая главная наука из всех.

— Так говорят и представители других наук.

— Я считаю, есть всего две науки – философия и физика. Математика – не то, химия, на мой взгляд, часть физики.

После АГУ, в 1999 году, я приехал в родное село, поработал там учителем, год с небольшим.

— Вы откуда?

— Из Немецкого района, село Полевое. И через год я понял, что… Я учился в АГУ, это не педагогическое образование. Нас учили быть инженерами, научными работниками, но педагогического образования не давали. И мне в школе не очень понравилось.

— А вы не искали себе применения как физик? Можно же, думаю, было пойти в НИИ?

— Многие наши устроились. Но у меня были семейные обстоятельства, поэтому я сразу поехал домой. И во время учебы некоторые ребята устраивались, работали. Мои однокурсники – это в основном либо обслуживание компьютеров, либо интернет. Некоторые работают в фирмах, которые 1С продвигают. В основном вот так. Есть те, кто пошел в метеорологию.
IMG_1323 (1)
А в это время старший брат, который закончил АГАУ и служил в армии вернулся, и стал заниматься, скажем так, бизнесом. Торговал.

— Чем?

— Бытовой химией. И позвал меня: «Давай бизнес какой-нибудь делать, вместе». Я подумал, что терять мне нечего и приехал.

— Как «какой-нибудь бизнес» перерос в то, что у вас сейчас есть?

— Я приехал к брату, он только женился и с молодой женой жил в съемной квартире. Я поселился с ними. Они торговали, у них был вагончик на оптовой базе на Челюскинцев. А я в основном ходил в «шишковку» (Алтайская краевая универсальная библиотека им. В. Шишкова. – Прим. «Капиталист»)

— Зачем?

— Искал темы, идеи. Брат инженер, я физик. В близких нам областях мы и искали. Вот мы с ним собрались делать плитку керамическую. Что это такое? Я иду в «шишковку», читаю, как ее делают – процесс, технология. Прикидываем себестоимость. Много тем рассматривали. Кисточки плели для побелки, станки изобретали, до сих пор есть небольшое производство.

В конце 2005 года брат поехал в Китай. Мы хотели торговать хозяйственными перчатками, он поехал об этом договариваться. Но оказалось, что перчатки продают вагонами, а у нас денег на вагоны не было. Там он с одной женщиной познакомился, которая для своей дочери покупала материалы для наращивания ногтей. Дочка на дому просто «пилила ногти». Он решил обернуть деньги, взял по одному флакончику той продукции, которую покупала эта женщина, привез мне сумку и сказал: «Я не знаю, что это, но я знаю, сколько это стоит». Я пошел с этой сумкой по парикмахерским. Это было перед Новым годом. Через неделю я это продал. Хотя мы наценяли в два-три раза. Брат через неделю поехал, привез две сумки. Еще через неделю уже заказал доставку. Так и пошло.
IMG_1352
В тот момент нам просто повезло. Брат попал на тот продукт, который был в дефиците и пользовался огромным спросом. Наращивание ногтей набирало популярность, процентов 80 женщин ходили с нарощенными ногтями, мастера работали чуть не в каждом доме.

С декабря я начал торговать, в апреле открыл первый сайт – интернет-магазин, а через полгода меня уже знали в каждом салоне красоты. В августе 2006 года открыли первый магазин офф-лайн. Так и пошло.

— Когда вы поняли, что вот это будет ваш бизнес – вы что делали? Снова пошли в «шишковку»?

— Нет. В «шишковку» стало некогда ходить. Мне просто надо было продавать этот товар. Уже в конце 2006 года я заключил первый дистрибьюторский договор в Петербурге на американскую марку ногтей.

— Как вы осваивались в этой немужской отрасли?

— В первую очередь я общался с клиентами – разговаривал с девочками, с мастерами по наращиванию ногтей. Потом с парикмахерами. Выяснял, что им нужно. Красота – тема непостоянная. Сегодня продается одно, а через полгода это уже никто не берет. Было время, когда бешеной популярностью пользовалось акриловое наращивание ногтей, потом пошел спад, и сейчас остались буквально единицы, кто этим занимается. Сейчас переходят на гель, на гель-лаки, которые, считается, менее травмируют ногтевую пластину. Вообще, на первом плане сейчас здоровье, экологичность.
IMG_1364
— Как я понимаю, сейчас вы товар сумками не возите?

— Нет. У нас сейчас более ста поставщиков – это Москва, Питер, часть продукции возим из Китая. Мы дистрибьюторы разных известных фирм.
Представляем две-три линейки средств для волос, более десяти – для ногтей. Считаю, мы первые в Барнауле. Хотя наш рынок плотный, он жестче, чем в Новосибирске. У нас конкуренция в нашем секторе всегда была жестче, чем у соседей. Не знаю, в связи с чем, но с самого начала таких ребят, как я, было несколько в Барнауле, а не в Кемерово, к примеру. Может, спрос получше. А может, из-за нас наращивание ногтей и набирало популярность.

— То есть, вы формировали спрос?

— Мы и сейчас формируем. Вот я привожу продукт, говорю: «Это новинка, просто супер!» Девушки попробовали, нравится и получалось супер. Они начинают это продавать клиентам. Так мы формируем и спрос, и предложение, и моду.

— А как вы понимали, что супер, а что не супер?

— Все новинки из Китая. Я приезжаю, китайцы мне пытаются показать, что это. Если я решаю, что это интересно, покупаю, привожу, рассказываю мастерам. Кое-что даже могу сам показать, я какой-то минимум парикмахерский освоил. Без этого в нашей профессии никак.

— Встречался уникальный товар, на котором можно было сделать, например, 1000 процентов?

— Сахарная депиляция. Это специальная масса, выглядит как мед. Женщины мажут этот состав себе на ноги, потом отрывают. Женщины говорят, что сахарная депиляция гораздо полезнее.

— Вы на себе депиляцию не пробовали?

— Нет. На работе через стенку от моего кабинета косметолог сидит, она меня приглашала на депиляцию, но я пока не решился. У нас есть один парень, ему она делала депиляцию бороды. Это эффективнее, чем бриться – недели на две хватает…

— Но что-то из того, чем торгуете, вы пробовали на себе?

— Шампуни. Что я могу еще пробовать на себе? Жена моя на себе почти все материалы пробовала. Гель-лаки вся компания тестирует на себе. Продавцы, менеджеры, кладовщики – всю линейку проверяем. Когда семинары по окрашиванию волос проходят, объявляем, что нужны модели. Покраска стоит больше тысячи рублей, а тут бесплатно. Народ набирается.

— Вы сказали, что конкуренция в Барнауле жесткая. В чем это выражается?

— У нас число клиентов ограничено, число мастеров ограничено. А предложение велико. Все друг за другом следят. Ищут новое.

— И что идет в ход как средство конкурентной борьбы?

— Демпинг в первую очередь. Раньше я мог на банке геля заработать 100-200 процентов, сейчас 30-40 процентов. Для покупателей это и хорошо.

— Ваш бизнес начинался с поездок в Китай. Китайский выучили?

— Мы с братом пытались изучить китайский, но остановились на «нихао». Английский более-менее знаю. Мы вначале ездили в Урумчи, там английским меньше владеют, чем русским, он там международный язык. Туда ездят все – казахи, азербайджанцы, армяне, грузины, весь интернационал, все знают русский язык, и китайцы в том числе.

— Ваш бизнес ориентирован на женщин. Вы можете сказать, что стали лучше их понимать?
IMG_1334
— (Смеется). Да, у меня все клиенты женщины, практически все сотрудники женщины. Из всего коллектива кроме меня всего один парень, в доставке работает. Да, за счет того, что я постоянно общаюсь с женщинами, полегче. Натренированность есть. Возможно, я и правда стал лучше понимать женщин. Хотя я не думаю, что они совсем другие существа.

— В вашем бизнесе есть сезонность?

— В декабре, естественно, бурный рост, в январе, естественно, спад. В сентябре тоже спад – видимо, мамаши готовят детей к школе. Сезонность видна по группам товара – зимой депиляция не так востребована, летом педикюр лучше продается. И все, пожалуй. У парикмахеров круглый год стабильно. Хотя говорят, что зимой у них должно быть меньше клиентов – все в шапках ходят — но зимой больше праздников.

— Кризисы ваш бизнес ощущает?

— Я пока что не увидел ни одного. В 2008 году так много говорили о кризисе, что я на всякий случай пошел на тренинг «Антикризисное управление компанией». Но у меня в том году был рост больше, чем за все время. Какой последний был кризис? В прошлом году? Или сейчас он идет? Я не ощущаю. У меня стабильный рост. Все говорят: «Кризис». Я отвечаю: «Ничего страшного. У вас кризис, у меня планы». Мне надо сделать прирост 30-40-50-70 процентов в год.

— Когда в 2014 году доллар подскочил – это по вам ударило?

— Я на этом даже немного выиграл. В конце 2014 года нам надо было сделать определенный оборот, и я сказал сотрудникам: «Если сделаете, просите что хотите». Мы сработали так, что успели продать все и закупить новую партию продукции до того, как доллар резко скаканул. Коллектив попросил праздник всей компанией и мы отметили Новый год в парк-отеле «Чайка».

— Хватка делового человека- это откуда взялось? Как в себе воспитываете бизнесмена?

— Сложно. С трудом. Хожу на тренинги. Читаю книжки. Несколько раз ездил в Москву, занимался. Смотрю на жизнь. Опыт позволяет какие-то прогнозы делать. Я не вникаю в политику – я в этом ничего не понимаю и это мне никак не помогло. Я стараюсь больше читать про бизнес.
IMG_1355
— Кто для вас пример в бизнесе?

— Кумиров себе не делал никогда. Стив Джобс — может, он? Мне книгу подарили про великих людей в бизнесе, но я еще не прочитал.

— Вот вы – мужчина, а бизнес – косметика, лаки, гели… Вы думали иногда: «Чем я занимаюсь??»?

— Бывает (смеется). Но в Барнауле у нас три серьезных конкурента, из них только одна женщина. Так что все нормально. Руководителем, я считаю, должен быть мужчина. Женщина-руководитель – это сложно.

— А бывали мысли: «Сейчас этим позанимаюсь, а потом начну заниматься чем-то нормальным»?

— Было. Причем, часто. И не так давно тоже было. Год-два назад просто усталость накопилась, захотелось либо с железками, либо с мужиками работать.

— Автосервис открыть? Шиномонтажку?

— Без конкретики, вообще. Если появилась конкретная идея, я бы ее воплотил. Но потом я понял, что и в моем бизнесе масса возможностей. Можно создать саморазвивающийся бизнес, который бы сам работал. Создать команду, не только персонал подобрать, но и правила прописать такие, чтобы это все работало само. Я сейчас сделал это, скажем так, наполовину. Ленюсь последнее время много, на прошлой неделе, наверное, всего день был на работе. А так – либо параплан, либо кайтинг, либо еще что-то. Но бизнес работает.

— Можно сказать, что вы сейчас снимаете сливки с бизнеса?

— Да. Я позволяю себе лениться. Ну, у меня же трое детей. Которые тоже не позволяют расслабляться в полной мере.
IMG_1336
— С женой вы познакомились в бизнесе?

— Да. Любовь Зайкина, я ее когда-то отправлял учиться на курсы к нашим дистрибьюторам, потом она была преподавателем в учебном центре по наращиванию ногтей. Написала три книги по художественной росписи ногтей, мы их издали.

— Ваш бизнес в его нынешнем виде – это то, о чем мечталось?

— Когда все начиналось, я брату говорил: «Я просто купи-продай не хочу. Хочу свой продукт придумать». Но в результате торгую. Хотя мы предоставляем полный сервис. И наш конечный продукт – профессиональная качественная косметика, новинки в сфере индустрии красоты, вежливое обслуживание точно в срок. Но мысли не оставляют, хочется чего-то изобрести. Вот только в нашей области надо изобретать в области химии, а я с этим не сильно дружу.
IMG_1344
— Придумайте средство для депиляции на основе алтайских медов и трав.

— Об этом я думал. Может быть, со временем будет много разной косметики под моим брендом.

— Физика как-то осталась в жизни?

— Бывает, что-то паяю. Например, радиостанцию себе спаял для параплана. Без рации на параплане плохо.

— Ваша бизнес-история чему вас научила?

— В первую очередь – быть порядочным, честным, позитивным. И для клиентов, и для конкурентов. И считать деньги. Не надо быть суперумным, чтобы заниматься бизнесом. Надо уметь считать деньги. И доля риска должна быть. Я никогда не боялся рисковать, вложить деньги в то, чего ты не знаешь. Причем, поначалу ведь приходилось занимать деньги. В тот же Китай ты отправил доллары, а там до сих пор всякое бывает. Случалось, что и не приходил товар. На заре бизнеса появился в Питере клиент, я ему отгружал, отгружал, он попросил отсрочку платежа, я отгрузил с отсрочкой, а он просто пропал. Около 100 тысяч я потерял, это было много.

— Свое дело помогло исполнить какие-то мечты?

— Финансовая свобода у меня есть. Я могу себе позволить то, что я люблю. Катаюсь на кайте . (Кайтсерфинг – катание по снегу, льду или воде на доске с воздушным змеем (кайтом). – Прим. «Капиталист».)

Изначально я увлекся сноубордом, но последние годы не могу уехать в Шерегеш – дети маленькие. А на кайте можно и здесь по Оби кататься при ровном ветре. И горка не нужна.

— Ваша жена написала три книги. А если бы вы написали книгу о бизнесе – с чего бы начали?

— Я бы не писал книгу о бизнесе. Я не вижу ничего выдающегося в том, что я сделал. Бизнес – это просто и скучно. Мне было бы интереснее почитать про горы.
IMG_1365
— Китайская сумка, с которой все начиналось, где-то есть?

— Как реликвия? Нет. Не сберегли. Осталась тетрадка с первыми выручками. Ей десять лет было 17 августа. Недавно нашел, листал. Ностальгия…

Напоминаем, что летом Завтраки с «Капиталистом» проходят в ресторане «Парус». Отличная кухня, свежий воздух, прекрасный вид на Обь, набережная и еще теплое августовское солнце — что еще нужно, чтобы отдохнуть душой и телом от работы?!

Комментарии

Нам важно ваше мнение
Комментариев пока нет! Оставьте первый комментарий!

Ваш e-mail в безопасности Ваш e-mail не будет опубликован на сайте и не будет передан третьим лицам. Обязательные к заполнению поля помечены *