В России резко выросла напряженность между богатыми и бедными – «Левада-центр»

В России резко выросла напряженность между богатыми и бедными – «Левада-центр»

«Левада-центр» провел опрос на тему взаимоотношений между богатыми и бедными. 90 процентов опрошенных признали, что между ними существует напряженность. А 41 процент респондентов оценил ее как «очень сильную». 35 процентов считают, что «имеется некоторая напряженность», еще 14 процентов оценивают ее как «не очень сильную», пишут «Известия».

Издание приводит мнение ряда экспертов в этом вопросе. Так, начальник лаборатории исследования пенсионных систем и актуарного прогнозирования социальной сферы Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Елена Гришина считает, что «усиление напряженности между бедными и богатыми связано с ростом уровня неравенства:

— По данным Росстата, в период с 1995 по 2015 год уровень неравенства в России существенно увеличился: децильный коэффициент фондов вырос с 13,5 до 15,6, а коэффициент Джини (показатель степени расслоения общества. — «Известия») – с 0,387 до 0,412. Такой существенный рост неравенства произошел, несмотря на значительное снижение уровня бедности в стране (с 24,8 до 13,3 процента).

Кроме того, считает Елена Гришина, «тема неравенства и высоких доходов отдельных слоев населения сейчас активно обсуждается в СМИ, что также может вызывать усиление напряженности между бедными и богатыми».

Не последнюю роль СМИ отмечает и директор Центра изучения миграционной политики, социолог Виктория Леденева.

— Выросшая напряженность между богатыми и бедными объясняется объективным ухудшением экономической ситуации. Люди видят разницу в зарплатах, доходах. И всё это, конечно, негативно воздействует. Плюс к этому в СМИ немало сюжетов о коррупционных схемах, взяточничестве, которые вызывают определенную напряженность в обществе. Да, власть показывает, что она борется с этими явлениями, но людей всё равно раздражают такие сюжеты — «Ах, вот как они там живут!» Но я ни в коем случае не говорю, что СМИ накручивают эту напряженность, нет.

По словам Елены Гришиной, население негативно относится к несправедливо нажитому богатству. Это отражает еще одно исследование: по данным ВЦИОМа, доля тех, кто считает, что «некоторые группы людей получают неоправданно высокие доходы», выросла с 15 до 40% процентов в период с 1990 по 2015 год.

Что касается напряженности между руководством и рядовыми работниками, то здесь тоже весьма безрадостная ситуация. Как «очень сильную» ее оценивают 23% респондентов против 12% в 1994 году. Считают, что «имеется некоторая напряженность» 42% (в 1994 году — 27 процентов), а как «не очень сильную» ее оценивают 22 процента опрошенных (в 1994 году — 33 процента). То есть проблему признают 87 процентов участников исследования.

— Напряженность между руководством и рядовыми сотрудниками в большей степени связана с экономическим кризисом, — считает Виктория Леденева. — Доходы сокращаются, денег не хватает на то, на что хватало раньше, и, конечно, все понимают, что у руководства зарплата выше в несколько раз. А работать при этом заставляют еще больше — у нас постоянно всё оптимизируют и говорят: «Если не нравится, никто не держит».

По словам Елены Гришиной, причина такой напряженности еще и в гигантском разрыве между доходами руководства и рядовых сотрудников.

— Неравенство в оплате труда в России является высоким. Если в среднем по странам ОЭСР в 2013 году отношение зарплаты 9-го дециля к 1-му составляло 3,46, то в России — более чем в два раза выше — 7,1. Поэтому недовольство рядовых сотрудников заработной платой руководства может быть высоким, — поясняет Гришина.

Но если богатые и начальство с каждым годом сильнее раздражают россиян, то межнациональные конфликты сгладились, а напряженность между этническими русскими и представителями других национальностей как «очень сильную» оценивают лишь 15 процентов респондентов. В 2009 году этот показатель составлял 12 процентов. Но если тут наблюдается рост в 3 процента, то за семь лет «очень сильная» напряженность между людьми, исповедующими разные религии выросла более чем в два раза. 13 и 6 процентов соответственно.

— События последних лет — кризис, внешние угрозы и антироссийские санкции — всё это объединяет людей, укрепляет дух нации, повышает гражданскую идентичность. Такие исследования проводились и прошлом году, и еще тогда они показывали, что межнациональных конфликтов становится меньше, — говорит Виктория Леденева. — Что касается религиозных разногласий, то это может быть связано с ростом экстремизма.

Единственная категория, где почти нет серьезной напряженности, — это молодые и пожилые. Всего 6% оценивают ее как «очень сильную», а 35% считают, что ее нет вовсе. Впрочем, психологи объясняют это не объективно хорошими отношениями между старшим и младшим поколениями, а «автономным» существованием, когда никто никому не мешает.

— Мне кажется, что такие неконфликтные отношения связаны с тем, что одни уходят со «сцены», то есть на пенсию, другие на «сцену» только выходят, — говорит сотрудник Института психологии РАН Ольга Маховская. — То есть молодые и пожилые друг другу не конкуренты. А вот если брать соседние генерации, например 30-летних и 40-летних, то между ними очень высокая конкуренция. Еще одна причина лояльного отношения к пенсионерам в том, что они сейчас всё реже сидят у молодых на шее. Многие из пенсионеров работают, сами обеспечивают себя. Это не беспомощные старики, которых надо кормить с ложки.

Редакция

«Капиталист» — это алтайский интернет-журнал о бизнесе. Мы пишем о бизнесе, о тех, кто его делает, и о тех, для кого они его делают. Мы пишем об экономике по принципу «просто о сложном». Если вы хотите не просто быть в курсе событий, а еще и понимать, почему они произошли и к чему это может привести в будущем, читайте «Капиталист».

Комментарии

Нам важно ваше мнение
Комментариев пока нет! Оставьте первый комментарий!

Ваш e-mail в безопасности Ваш e-mail не будет опубликован на сайте и не будет передан третьим лицам. Обязательные к заполнению поля помечены *