Василий Куц на Завтраке с «Капиталистом»: «Жизнь должна быть такая, чтобы было что детям и внукам на завалинке рассказать…»

Василий Куц на Завтраке с «Капиталистом»: «Жизнь должна быть такая, чтобы было что детям и внукам на завалинке рассказать…»

Василий Куц – многолетний командир студенческого строительного отряда «Алтай». Настолько многолетний, что мы говорим ССО «Алтай» — подразумеваем Куц, мы говорим Куц – подразумеваем ССО «Алтай». Кроме того, Василий Иванович – политик, предприниматель, общественник. Традиционно, наше интервью состоялось в стенах гостеприимного ресторана «Волна».

— Василий Иванович, давайте начнем с корней…

— Я родился в Родинском районе, село Каяушка. Отец воевал на восточном фронте, потом семь лет служил, пришел из армии, женился, у меня брат, сестра, я третий, потом родилась еще младшая сестра. Но я считаю, что я баевский – когда мне было два года, родители переехали в Баевский район, в село Сафроново.

Отец был по образованию агроном. Мама без образования – бухгалтером, продавцом работала. В Сафроново отца назначили управляющим отделением совхоза. А что такое управляющий отделением – это и законодательная и судебная и исполнительная власть. Мужики говорили отцу: «Иван Васильевич, ты бы лучше ударил, чем сказал». Такая вот сила слова у него была.

С тех пор и у меня появилось понимание, что слово важнее. Мне в этой жизни драться кулаками не приходилось. Я в классе был один из самых высоких, здоровый парень. Но драться не пришлось – все словами решал…

В 1975 году, после школы пытался поступить в АПИ (Алтайский политехнический институт, ныне АлтГТУ. – Прим. «Капиталист»), но по конкурсу не прошел. На остаток лета в деревне устроился на работу в ремонтную мастерскую, слесарем.

А в сентябре отец приезжает с учительской конференции и спрашивает: «Учителем пойдешь работать?» Тогда же нехватка кадров была в сельских школах. Я думаю – почему нет?

И вот мне 17 лет, и я в Нижне-Пайвинской средней школе учитель физики, черчения, рисования, математики. Нижняя Пайва хоть и в 60 километрах от деревни, где мы жили, но все же я оторвался от семьи. Самостоятельная жизнь. Нагрузка 19 часов, 115 рублей зарплата…

— Первый урок помните?
Капиталист - журнал о бизнесе, банкет-холл и ресторан Волна, деловой завтрак с Василием Куцем
— О! Первый урок – математика в четвертом классе. Нельзя было ударить лицом в грязь. Но с четвероклассниками это нетрудно. Вот потом, дня через четыре, у меня была физика в восьмом классе. Они всего на два года моложе меня, а второгодники – так вовсе мои ровесники! Я, правда, уже с усами был… А то, что по возрасту недалеко ушел, это и хорошо – я их понимал. Я физику знал и сумел увлечь их.

Все дети одинаковые. Все зависит от того, насколько они сами готовы себя раскрывать. Хотя бывает, что пытаешься из ученика вытянуть знания, а не получается. И ведь я знаю, что я это объяснял, что он меня слышал – а не осталось у него ничего. Чувствуешь – не хватает человеку чего-то…

У меня ведь еще было классное руководство! В пятом классе. А я у них преподавал только рисование раз в неделю, сложно было что-то о них знать, если ты видишь их раз в неделю один час. И вот я должен провести первое родительское собрание, к тому же тематическое.

— И как родители? Не отнеслись к вам как к пацану?

— Конечно, было сложно вести разговор с родителями на равных. Но они приняли меня как своего. В деревне было уважение к учителю. Они не меня видели – они учителя видели.

У меня были хорошие наставники — Павел Николаевич Дубинин, директор школы, его отец Николай Павлович Дубинин, Людмила Ивановна Дубинина. Вот они меня учили, как детей учить…

— Но вы ведь закончили не педагогический – сельскохозяйственный. Почему?

— Я все же технарь. Я считаю, что у человека должно быть понятное, прикладное образование. Технический вуз никому не помешает. Теоретическая механика, сопромат, технология металлов – все это заставляет серое вещество раскрываться и понимать предмет. А потом уже можно и в юристы или экономисты. Было бы неплохо, если бы человек понимал механизмы технически.

И мама, помню, мне говорила: «Вась, подывись, Давыдов-то инженер!» Так это слово звучало в те годы – инженер!

Когда я заканчивал школу, мой учитель Александр Ионин, очень интересный человек, который, к сожалению, рано ушел из жизни, говорил мне: «Иди в НГУ». Я отцу сказал про НГУ, но отец: «Да куда ты, зачем так далеко, зачем тебе университет?» А после года работы в школе я понял, что я парень-то сельский. Надо что-то поближе искать. И поступил в АСХИ на инженера-механика.

— То есть, вы по образованию аграрий?

— Не только. В 2000 году я был в совете предпринимателей города, работали по теме расчетов города с энергетиками. И на каком-то совещании один руководитель системы «Алтайэнерго» мне говорит: «А у вас какое образование вообще?!» Это, конечно, некорректно с его стороны было. Но после этого я закончил экономический, потом юридический факультеты. Чтобы если кто еще спросит, ответить: «Какое вы хотите, чтобы я имел образование?» С 2002 года работал в Московской академии предпринимательства, потом был перерыв, потом снова и теперь я в МАП профессор на кафедре, а также заведую кафедрой в Алтайском институте финансового управления.

— Вы многолетний командир краевого студенческого строительного отряда. Как вы им стали, какие задачи приходилось решать, легко ли было управиться с этой армией двадцатилетних?

— Я человек активный. Уже на втором курсе меня некоторые преподаватели звали Василий Иванович, потому что я то на одном мероприятии, то на другом – то в «Снежном десанте», то в стройотряде. В 1980 году, на пятом курсе, я пришел в штаб краевого ССО «Алтай». А в 1986 году меня назначили командиром. Мне было 28 лет.

Я из АСХИ, а до меня командирами краевого отряда были из АПИ. И после меня Юрий Ряполов, и теперешний командир краевого ССО Александр Иванов – выпускники АСХИ. В общем, сломал традицию…
Капиталист - журнал о бизнесе, банкет-холл и ресторан Волна, деловой завтрак с Василием Куцем
Стройотряды – это воспитание трудом. Чувство локтя. Нигде люди так не формируются. Это участие в большом деле. И это не искусственно создавалось – ребята сами хотели.

Мы в советское время были ориентированы на воспитание молодого человека. От темы заработной платы мы уходили. Хотя этот показатель был важен.

Когда в 1989 году вышло постановление правительства СССР о формировании хозяйствующих субъектов в комсомоле — молодежных центров, кооперативов — нужен был устав для штаба ССО. Пригласили нашего стройотрядовца Сергея Григорьевича Потапова. Он говорит: «Какова цель организации?» Я отвечаю: «Подготовка молодых специалистов, организация работы студотрядов». Он говорит: «Нет, основная цель должна быть получение прибыли». Я его тогда просто не мог понять. Такой был менталитет…

Сами по себе отряды работали июнь-август, но если думать, что на этом и все, то это ошибка. Штаб работал весь год. Подготовительный период — учебы командиров, комиссаров, мастеров, врачей. Подбор организаций, заключение договоров, техника безопасности.

Численность краевого студенческого отряда доходила в некоторые годы до 7 тысяч человек! Три с половиной тысячи в стройотрядах, а еще был отряд проводников, путинный отряд – ребята ездил на путину на Шикотан, потом на Итуруп. Ездили на уборку овощей и фруктов в Чечено-Ингушскую АССР, Краснодарский край. Педагогические отряды, которыми с тех пор занимается Татьяна Васильевна Величко.

У нас все вернулись живые за все годы. Хотя в других регионах бывало, что и погибали ребята. Не дай Бог. Я до сих пор, когда лето заканчивается, выдыхаю – все живы и здоровы. Хотя я уже с 2007 года почетный командир…

— Семь тысяч человек, им по 20 лет, они без родителей. Как работать с такой массой, чтобы не передрались с местными, не загуляли?

— Важна профилактика. Была выстроена целая система: штабы трудовых дел в вузах, кто-то из проректоров отвечал за ССО, преподаватели выезжали в свои стройотряды, смотрели, как живут и работают. Командиры и комиссары зональных штабов ездили по отрядам. В хозяйствах, которые принимали ССО, приказ – о закреплении прораба, замдиректора. Техника безопасности, инструктажи. Чтобы в спецовке все, в каске. Такой клубок администрирования. Ну, и, в конце концов, ребята и сами не дети – они же работать ехали, зарабатывать…

— Откуда бралась работа для стройотрядов?

— Когда заканчивался один сезон, командиры уже привозили с собой заявки на будущий год. До февраля-марта мы собирали заявки. А потом заключали договора. Это же все шло через министерства. Экономика знала, что летом она может рассчитывать на такое-то количество рабочих рук.

— А почему находились рабочие места? В экономике людей не хватало?

— И вакансий тогда было достаточно. И сезонность имеет значение. Лето – время строить, нужно было много людей сразу. И тут студенты очень кстати – и кирпич класть, и детей в пионерском лагере воспитать.

— Что вам дала работа командиром краевого ССО?

— Я знаю все уголки края. Знаю многих людей в каждом районе, в регионах России. Мы ведь ездили в Ставрополь, Краснодар, Иркутск, Владивосток, на Украину. Сложно представить, где еще можно получить такой опыт, такой круг знакомых, друзей… Иной раз приедешь в деревню, зайдешь в больницу – и некоторых врачей я в лицо помню. Недавно я был на съезде Торгово-промышленной палаты России – а ее президент Сергей Катырин, мой приятель, он был командиром Московского городского ССО, когда я был командиром Алтайского краевого ССО.

— Командир был на окладе?

— На окладе. Но если ты прошел эту школу – это вложение, инвестиции в себя для себя же. У нас Александр Иванов сегодня – депутат БГД. Евгений Якунин, руководитель исполкома общественной организации Российские студенческие отряды, сегодня руководитель исполкома «Бессмертного полка». Наша комиссар краевого ССО Юлия Дрожжина уехала в Москву, и ее пригласили работать в Московский областной штаб ССО.

— Сколько у вас номеров в телефоне?

— Полторы тысячи, думаю. Круг знакомых широкий.

Я напомню, штаб ССО сегодня там же, где он был в 80-м году — проспект Социалистический, 87. Это тоже показатель того, насколько это движение вросло в жизнь края. Стройотряд – это навсегда. Почти все мои друзья – из того времени. Мои наставники — Борис Петрович Лысенко, до меня был командиром краевого ССО, Олег Федорович Акимочкин, Сергей Илларионович Налимов, Олег Афанасьевич Парахин – я с ним не расстаюсь до сих пор.

Когда СССР развалился, рабочих мест не стало, вопросы трудоустройства студентов решать стало трудно. В 1993 году мы отправили последние студенческие отряды – на Итуруп, и в Краснодарский край, на уборку фруктов. Этот отряд на треть состоял из детей и подростков – это была больше социальная акция, чтобы в то кризисное время дети могли куда-то выехать, хотя бы яблок поесть…

— И вот ССО нет. Какое было настроение?
Капиталист - журнал о бизнесе, банкет-холл и ресторан Волна, деловой завтрак с Василием Куцем
— Подавленное. Не верилось, что все кончилось. Мы каждый год проводили «Снежный десант» по районам края – ездили и молодые, и ветераны. Мои товарищи поддерживали это. А в 1999 году, благодаря поддержке всех заинтересованных сторон, приняли решение возродить ССО, я снова стал командиром.

— А в промежутке, пока ССО не было, чем занимались?

— Коммерцией. Все этим занимались. Душа не лежала, но знание края давало возможности.

— Первую свою сделку помните?

— О, это была сделка века! Заводу мехпрессов нужны были квартиры, а Главалтайстрою нужны были компьютеры. Я выступал посредником. Это было такое время, когда компьютеры стоили бешеных денег, а квадратные метры – копейки. В результате мы согласовали сумму и за три компьютера получили семь квартир, в зачете 6 квартир мы получили на наш коллектив.
У меня квартира уже была, я этой сделкой решал социальные проблемы коллектива…

— Чем вы сейчас занимаетесь?

— Разработкой инновационных проектов и внедрением их в жизнь. Есть бизнес, связанный с химией, в городе Яровое. Мы стараемся держаться на рынке, несмотря на кризис. Много требуется и науки, поэтому у нас очень тесные отношения с СО РАН.

— Поговорим о личной жизни: вы рыбак, охотник?

— Я рыбак. Классический. С удочкой. Мне промышленные объемы не важны.

— Вы забрасываете удочку и думаете о жизни?

— Да. Это возможность побыть с самим собой. Я хожу на беговой дорожке час. Со скоростью 7 км. Мне часа хватает о многом подумать. Ты живешь сам, абстрагировался. И второе – на рыбалке с удочкой. Люблю петь, играть на гитаре и гармошке.

— Что поете?

— Народные, классические, самодеятельные песни.

— А как научились играть?

— Я видел, как отец играет, и потом брал гармошку, сам и научился.

— Видимо, слух очень хороший?

— Не знаю, какой слух. Мать хорошо пела, отец хорошо играл и пел. Не хочу сказать, что я хорошо играю, но две вещи на гармошке я отыграю на пять – плясовую и вальс.

У отца сестра и два брата. Братья играли на баяне, один классически, а второй самоучка. И в деревне говорили, если к Куцам на гулянку попасть, то это концерт. Все за честь считали быть на гулянке у Куцов.

Когда я учился в институте, подружился с Юрием Тюльпиным, Игорем Выдриным, они сразу вовлекли меня в мужской хор.

Когда папа умер, остался дом. Нас, детей, четверо. Я сказал, что заберу гармонь отца и награды, а дом делите на троих. У него 22 медали и ордена. Гармошку я отцу в 90-м году покупал. До этого у него была гармошка, которую ему в 1967 году подарили на сорокалетие…

Я всегда поддерживал самодеятельную песню, в Повалиху на фестиваль все время выезжал. Володя Мордвинов, Володя Лепилов, царство ему Небесное – это мои друзья. В 1977 году мы познакомились с ними в «Снежном десанте». Для меня самодеятельная песня – это мое.
Капиталист - журнал о бизнесе, банкет-холл и ресторан Волна, деловой завтрак с Василием Куцем
— С какого времени вы пошли в политику и почему?

— В 2002 году я был тогда заместитель председателя совета предпринимателей Центрального района и членом Совета предпринимателей города. Пригласил меня Владимир Николаевич Баварин и говорит: «Надо возглавить городской совет предпринимателей». А у меня в Барнауле не было бизнеса – бизнес был в Яровом. А он так расписывал: «Представь, ты будешь членом коллегии администрации города, с тобой рядом будут сидеть ректоры, директора…» Я отвечаю: «Ну, не прельщает меня это». И вроде я отбился. Но уже на выходе он мне говорит: «Я тебе советую как отец». Это был запрещенный прием, но он сработал.

Хотя это была в большей степени общественная деятельность.

А в политику я пришел в 2004 году, после того, как Сергей Леонидович Сытых, с которым мы были в теплых отношениях, сказал мне: «Вот вы говорите, что надо представлять интересы предпринимателей – есть предложение тебе пойти на выборы в депутаты». Я подумал и согласился. Избрался депутатом городской думы по Южному. Южный – место особое, там не слукавишь. Там люди умные, интеллигентные, работавшие на таком предприятии как «Ротор». Это такой особый мир. Когда Дума сформировалась, меня избрали председателем комитета по экономической политике и собственности БГД на освобожденной основе.

Мы принимали первые программы развития предпринимательства по городу. Когда в 2003 году вышел закон о местном самоуправлении, в рамках реализации полномочий надо было принимать по-новому устав, бюджет. И мы 20004-2006 годы работали над этим. В 2007 году мы это закончили. В 2007 году были выборы в Государственную Думу РФ, я вошел в краевой список от «Единой России», и мне полпроцента не хватило, чтобы я попал в Госдуму по списку. Но в марте 2008 года по спискам «Единой России» я избрался в Алтайское краевое Законодательное собрание.

— Вы человек опытный, член партии власти. За те два срока, которые вы провели в АКЗС, что удалось сделать?

— Тандем, который был тогда и сохраняется сегодня между АКЗС и администрацией, давал возможность решать вопросы, которые перед нами стояли. В работе созыва депутатов АКЗС с 2008 по 2011годы я, как председатель комитета по экономической политике, промышленности, предпринимательству, участвовал в работе над законами о частно-государственном партнерстве, инвестиционной деятельности, инновационной деятельности, о стратегическом планировании. Закон о государственно-частном партнерстве дает возможность создавать такие предприятия как «Алтайский бекон» или «Алтаймясопром». А это уже создание новых рынков сбыта для зернопроизводителей. Было большое удовлетворение от масштабов этой работы.

В следующем депутатском сроке работали над законом о дорожном фонде, который дает возможность реализовать интересы муниципалитетов, по реформированию жилья. Я отстаивал создание системы саморегулирующих компаний в управлении жилым фондом. Мы инициировали учебу управляющих компаний, учебу старших по дому. Очень полезно было. Тема ЖКХ и сегодня самая большая проблема. Мой округ – Камень-на-Оби, Баевский район, Каменский район, Суетский район – и на приеме граждан 70 процентов вопросы по ЖХК.
Капиталист - журнал о бизнесе, банкет-холл и ресторан Волна, деловой завтрак с Василием Куцем
— Баевский район – родина? Земляки глаза не колют?

— Нет. Нисколько. У меня несколько сел моих – Сафроново, Ситниково, Баево, Нижняя Пайва. Это мои родные села. В любом селе мне не стыдно.
Капиталист - журнал о бизнесе, банкет-холл и ресторан Волна, деловой завтрак с Василием Куцем
— За последние годы жизнь предпринимателей стала тяжелей. В этой связи что-то делали краевые депутаты? Или от вас это не зависит?

— Была и есть необходимость разъяснять людям, какие возможности поддержки есть в крае. Немногие, к сожалению, знают о формах поддержки, которые есть. Распечатываешь на бумаге, подсказываешь…

Проблема есть. Кризис в стране. Получение оборотных средств, развитие предприятий затруднено…

Было время, мы в АКЗС формировали стратегию развития Сибири. Мощный документ, который мы должны были представить на уровень правительства. Мне импонировало, как к этой теме нас подводил Александр Богданович Карлин. Важно, чтобы федеральный центр понимал, что такое жители края, Сибири, их нужды, чем им можно помочь, чем важен регион для государства.

Очень интересной была работа по принятию закона об особо значимых аграрных территориях, которым мы намерены были отстоять интересы жителей края. Недавно этот проект закона обсуждался в СФ.

— Но Совет Федерации его завернул, так ведь?

— Нет. Принятие постановления СФ после обсуждения проекта дало много положительного. Этот закон очень важно иметь.

— Это просто повод просить денег в Москве…

— Это несколько шире. Сейчас мы говорим об импортозамещении. Если около 40 процентов продовольствия мы ввозим, то у нас широкие просторы для развития сельского хозяйства. Была декларация о создании личных подсобных хозяйств? Помнишь?

— Помню. Но продукцию от них куда девать?

— Главная задача по ЛПХ была занятость населения, при этом люди могли что-то производить и получать от этого отдачу. Но проблема другая – через банки на ЛПХ выделили кредиты, начали вкладываться, а проблема сбыта не решена. И люди озабочены.

Хочу сказать, что на селе сегодня есть проблемы: допустим, коммунальное хозяйство – вода, свет, чистка дорог зимой. Можно было бы создавать кооперативное движение. Кооперация могла бы решить проблемы во многом. Коммуналка страдает от того, что тарифы не дают получить экономический эффект. При кооперативе вопросы тарифов решало бы само население, которое имело бы у себя в собственности, например, водопровод.

При этом и сбыт продукции ЛПХ кооперация могла бы решать. Можно было бы налаживать внутренний товарообмен.
Капиталист - журнал о бизнесе, банкет-холл и ресторан Волна, деловой завтрак с Василием Куцем
— Но это натуральное хозяйство. В XXI веке как-то неправильно уходить к прямому товарообмену.

— Недавно проходили съезды ТПП, Союза промышленников. Проблемы предпринимательства всем известны. Банки не поворачиваются к нам лицом. Проектного инвестирования мы от них не видим. Если выделят кредит, то так, что ты все заложишь. Проблема сбыта, отсутствие оборотных средств, которые можно было бы направить на поддержание деятельности – уж не говорю о развитии…

— У нас предстоят выборы в АКЗС в сентябре этого года. Вы будете баллотироваться в депутаты?

— Дело в том, что скопилось много проектов, требующих времени и внимания, в том числе и в нашем регионе. Считаю, что буду гораздо полезнее там. В любом случае, я хочу и буду заниматься общественной деятельностью, это мой образ жизни. Необходимо сказать, что деятельность депутата напряженная. Нужно проводить приемы, стучаться в двери, делать запросы и так далее. На этом участке могут работать новые поколения.

Мне было 24 года, когда я стал заместителем командира краевого ССО. И я принимал решения, они давали результат. Теперь мне 57 лет и что, люди в 30-40 лет неспособны принимать решения?

— Вы уже сообщили кому-нибудь, что не будете баллотироваться на новый срок?

— О том, что я не буду баллотироваться на новый срок, я пока сказал очень узкому кругу. И мнения на этот счет были разные. Но я принял решение.

— И все-таки, какой смысл жизни у вас: политика, общественная деятельность, бизнес?

— Жизнь должна быть такая, чтобы было что детям и внукам на завалинке рассказать…

Напоминаем, Завтраки с «Капиталистом» проходят в ресторане «Волна». «Волна» — это классический ресторан, где хорошо отдыхать и веселиться. Красивая мебель, отличный звук и свет, большой танцпол и доступное меню. Он располагается близко к центру (на Речном вокзале). Даже зимой набережная Оби красива и подарит незабываемые фотографии на память. Адрес: г. Барнаул, пл. Баварина, 2. Тел.: 8 (385-2) 573-231 или 65-38-66. Сайт — parus-volna.ru
Капиталист - журнал о бизнесе, банкет-холл и ресторан Волна, деловой завтрак с Василием Куцем

Комментарии

Нам важно ваше мнение
Комментариев пока нет! Оставьте первый комментарий!

Ваш e-mail в безопасности Ваш e-mail не будет опубликован на сайте и не будет передан третьим лицам. Обязательные к заполнению поля помечены *