Кирилл Щукин на Завтраке с «Капиталистом»: «В 16 лет я начал получать зарплату и стал относиться к хоккею как к профессии»

Кирилл Щукин на Завтраке с «Капиталистом»: «В 16 лет я начал получать зарплату и стал относиться к хоккею как к профессии»

Кирилл Щукин – хоккеист новокузнецкого «Металлурга». В этом сезоне он впервые играет в КХЛ, впервые забил в Континентальной лиге гол. В промежутке между матчами он приехал домой, в Барнаул, и «Капиталист» уговорил его позавтракать в ресторане «Волна» и рассказать о себе в хоккее и о хоккее в себе.

— Перед первой игрой в КХЛ (8 декабря 2015 года – прим. «Капиталист») тренер тебе сказал какую-нибудь речь? Или просто: «Щукин – вперед!»…

— Ситуация была такая, что я приехал из молодежки, с игры в Тюмени. Ехали около суток. С поезда на стадион, на раскатку, и тренер говорит: «Давай, Кирилл, проявляй себя. Сразу с корабля на бал». После этих слов я все понял.

— Рад был?

— Конечно. И был мандраж. Только приехал, не отдохнул, и сразу на игру. Это была игра с «Югрой».

— И как?

— В принципе неплохо. Тренеры поздравили с дебютом, и парни из команды.
Капиталист - журнал о бизнесе, банкет-холл и ресторан Волна, деловой завтрак с Кириллом Щукиным
— Ты забил свой первый в КХЛ гол в игре с «Динамо» Рига (15 января – прим. «Капиталист»). Помнишь, как это было?

— Все помню. Павел Макаренко из угла начал вылезать и отдал мне пас на синюю линию. Я вижу – нападающий, который должен меня опекать, как-то далеко стоит. Я щелкнул от синей линии. И попал.

— Ты использовал свой шанс?

— Да. К сожалению, КХЛ таких шансов немного дает, по сравнению с МХЛ. На шесть игр – один шанс, чтобы спокойно дали бросить. А так всегда опекают. Тяжело очень. Почти нет свободного пространства. Скорость отличается, скорость мышления, реализация моментов – если ты как защитник ошибся, то на 98 процентов это кончится голом. В МХЛ могут простить твою ошибку, а в КХЛ никто не простит.

— Что тебе сказали после первого гола?

— Пришел на скамейку, главный тренер поздравил с первым голом. И парни поздравили. Отец на следующий день позвонил, поздравил. Велел шайбу привезти, но я пока не привез. В Новокузнецке в раздевалке лежит.

— Ты пересматриваешь отрывок, когда забил?

— После игры посмотрел. Но днями и ночами не пересматриваю.

— Вы все же проиграли игру с Ригой. Обидно было?

— Ну да. Тем более, всю игру вели. Они сравняли, перевели в овертайм и там выиграли.

— Как в таких случаях бывает – разнос в раздевалке?

— Все зависит от того, как команда играла. Если до конца боролись, то разбор полетов может быть небольшим. Видеоразбор на следующий день.
Капиталист - журнал о бизнесе, банкет-холл и ресторан Волна, деловой завтрак с Кириллом Щукиным
— В этом сезоне еще много играть?

— У нас остались две игры — в Уфе 16 февраля и в Новосибирске 18 февраля. А нам пока дали выходные. Перед этим мы с выезда приехали из Казани, 1:3 проиграли «Ак Барсу». Мы сейчас на последнем месте, в плей-офф не попадаем, обидно. Чтобы уйти с последнего места, нам надо две игры выиграть и чтобы «Северсталь» две игры проиграла.

После того, как продали лидеров – Максима Казакова в Омск, американца Райана Стоуна в «Нефтехимик», — был спад, сейчас к концу сезона команда заиграла, начали очки набирать – у «Медвешчака» (Загреб) выиграли, в Тольятти выиграли на выезде. Тренеры говорят, что команда на перспективу, главное, чтобы наш состав наигрывался.

В КХЛ слабых команд нет, надо выигрывать, независимо от того, кто против тебя.

— Какое ощущение тебе нравится во время игры больше всего?

— В КХЛ нравится сама атмосфера стадиона. Даже несмотря на то, что мы идем на последнем месте, болельщики приходят — 3-4 тысячи человек всегда есть. Они видят, что команда борется до последней секунды. И если мы проигрываем, болельщики с трибун не уходят, это трогает. В соцсетях тебе слова добрые пишут.
Капиталист - журнал о бизнесе, банкет-холл и ресторан Волна, деловой завтрак с Кириллом Щукиным
— Тебе 24 февраля исполняется двадцать лет. Как будешь отмечать день рождения?

— Наверное, дома сидеть. У меня все дни однообразные, не думаю, что в этом году будет что-то особенное. Может, с друзьями соберемся. Я особо не отмечаю. У меня день рождения обычно то в поездках, то еще где-нибудь. Отмечать редко получается.

— Насколько напряженный график тренировок?

— Если игры через день, то по одной тренировке. А если игр нет, то по две-три тренировки — два льда в день по часу-полтора (тренировки на льду – прим. «Капиталист»), и «на земле» – в тренажерном зале, или бег на улице. Если одна тренировка, в 8.30 встаешь, в 9.30 автобус, и где-то в три освобождаешься. Если две тренировки, то после первой стараешься в час уйти, поспать до четырех, и на вторую тренировку идешь — часов до семи.

— А выходные суббота-воскресенье?

— Нет, такое редко. Если нагрузка большая, могут паузу сделать, но чтобы были суббота-воскресенье выходные, это очень редко.

— А летом?

— Недели три можно отдыхать, а потом все начинают в форму приходить, к сборам готовиться. У нас есть американцы, чехи – для них такие сборы, почти советские, в диковинку. Кейд Фейрчалд у нас играет. Он говорит, что летом никак не занимается физподготовкой – просто держит себя в форме тем, что занимается йогой. Он наши нагрузки тяжело переносит. Чех Роберт Коусал, говорит, что у них только недавно ушли от больших нагрузок летом. А у нас – кроссы летом по 12 км.

— Это что-то дает?

— Тренерам, наверное, виднее. В любом случае, кроссы нужны. Это кардионагрузка. Она нужна. В сезоне всякие времена бывают. Чуть-чуть нагрузки летом не помешают.

— Тренер сделает поблажку в честь дня рождения?

— Нет, думаю, не будет. В день рождения вся команда тебя поздравляет, тебе дарят коробку конфет, и фотографию на память.

— Фотографию какую?

— Просто на телефон. Снимут, потом тебе сбросят. С командой. Такая традиция.

— У тебя уже такие есть?

— Я первый сезон в КХЛ, так что такая фотография у меня будет первая.

— Как долго ты играл в молодежном составе?

— Три года. Это не такой уж большой срок. Когда возраст, до которого можно было играть в МХЛ, был до 22 лет, ребята и по шесть лет играли. Теперь лимит — до 20 лет.

— А если вот уже 20 лет человеку, а его во взрослую команду хорошую не берут? Он из хоккея уходит или, например, в Барнаул едет играть?

— Так и бывает – либо Барнаул, либо команды из первой лиги. Можно поискать заграничные команды, где хоккей не слишком развит. Я слышал, что в Испании есть хоккейная команда, так что, если честно, я уже ничему не удивлюсь.
Капиталист - журнал о бизнесе, банкет-холл и ресторан Волна, деловой завтрак с Кириллом Щукиным
— Тебя отец в четыре года привел на каток?

— Да, на коньки я встал в четыре года. Я немного помню, как отец коньки купил, и мы пару раз первые ходили просто по снегу в коньках. А потом начали на коробку ходить – на «Скиф», на «Атлант».

— С какого момента это тебя затянуло?

— Все осознавать я начал лет с 13-14 – зачем мне это надо, почему. В 16 лет я начал получать зарплату и стал относиться к хоккею как к профессии.

— И зачем это тебе надо?

— Это большой стимул выбиться в люди, представлять что-то как личность. Мне это приятно, это действительно для меня сейчас любимое дело. А в жизни можно заниматься только любимым делом. Если работа в кайф, то и результат должен быть. Я на это и надеюсь.

— В классе тебя называли хоккеистом?

— Я учился с обычными ребятами только до четвертого класса, а потом в спецклассе, где одни хоккеисты.

— То есть, девчонок в классе не было?

— Нет. Это 86-й лицей, специализированные классы, думаю, они и сейчас есть. А потом в Новокузнецке.

— А как тогда общение с противоположным полом, социализация?

— Так в параллельных классах девчонки же есть. И на игры много разных девушек приходит. Так что с этим проблем никогда не было. Даже самому не приходится первым подходить – сами подойдут и познакомятся. Хоккеисты всегда во внимании дам.
Капиталист - журнал о бизнесе, банкет-холл и ресторан Волна, деловой завтрак с Кириллом Щукиным
— Личная жизнь – она есть?

— Можно с подругой в кино сходить. Но на какие-то развлекаловки времени нет. Есть режим. Надо вовремя встать, кушать в определенное время и в 23.00 надо быть у себя в номере. Об алкоголе речи нет. За это большой штраф. Штрафуют за опоздания, нарушение режима, за оскорбление работников клуба, за то, что не поздоровался с работниками клуба. Но меня не штрафовали пока.

— А какие сейчас заработки, если не секрет?

— По сравнению с МХЛ есть прогресс. Но еще есть куда расти.

— В НХЛ можно пробиться из «Металлурга»?

— Конечно можно. Сергей Бобровский из «Металлурга» играет в «Коламбусе» и за сборную России, Дима Орлов в «Вашингтон Кэпиталз» и за сборную России. Антон Слепышев – начинал в Новокузнецке, потом играл в «Салавате Юлаеве», а потом уехал в «Эдмонтон». У меня пока в планах на высоком уровне в КХЛ заиграть, а там видно будет.

— Ты учишься где-нибудь? Или только хоккей?

— Я учусь в КемГУ на спортфаке и в Барнауле на юриста. Вот летом буду сессию сдавать. В КемГУ помогают, там хоккеистов знают. А здесь придется попыхтеть.
Капиталист - журнал о бизнесе, банкет-холл и ресторан Волна, деловой завтрак с Кириллом Щукиным
— Ты изучаешь историю хоккея – книжки читаешь, смотрел записи игры СССР-Канада?

— Супер-серию смотрел конечно. Но изучать что-то – у хоккеистов испокон веков старшее поколение все рассказывает младшему. И так всех знаешь, всех мастеров, которые играли раньше, великую тройку Михайлов-Петров-Харламов. В свободное время наоборот стараюсь отвлечься от хоккея. На днях «Крестного отца» закончил читать, фильм посмотрел.

— А в супер-серии кто запомнился?

— Из наших – Харламов, а из канадцев – Фил Эспозито. Я бы хотел в таком поучаствовать. Там эмоции хлещут через край.

— Фильмы про хоккей смотришь?

— Их мало. Есть пара американских.

— А «Легенда №17»?

— Это хороший фильм, очень понравился, мотивирующий, можно сказать.

— Ты как-то себя мотивируешь? Может, по квартире развешиваешь плакаты со звездами хоккея или лозунги?

— Нет. Я люблю мотивирующие фильмы смотреть. Недавно смотрел «Левша», «Крид: Наследие Рокки».

— С кем из звезд доводилось встречаться в игре?

— Со многими. Когда-то к нам на выставочный матч памяти Алексея Черепанова приехал «Авангард», и там был Александр Свитов, я с ним сфотографировался. А теперь он капитан «Ак Барса» и мы с ним встретились на льду. Я подумал, какая жизнь интересная.

— Ты его толкнул пару раз по бортику?

— Пытался (смеется). Тяжело с такими бороться. И опыт, и масса, и сила, но иногда получается.

— У тебя сколько вес?

— 92 кг вес и 192 рост. Хочу больше вес. Спортивное питание, занимаюсь. Стараюсь раза четыре в день покушать.

Хотя спорт очень связан с психологией, и я это все сильнее понимаю. Можно не иметь массу в 100 килограммов, но производить такое впечатление, что соперник уйдет с дороги. Такое бывает. Видишь, что соперник не будет с тобой драться.

— Ты упомянул Алексея Черепанова, нашего земляка, хоккеиста «Авангарда», он умер на игре. Недавно убило шайбой Александра Орехова, капитана юниорского «Металлурга». Насколько это рискованная профессия? Ты боишься чего-то?

— На лед выходишь и не думаешь об этом. Думаешь, как лучше сыграть. И на стройке люди погибают. Я Александра Орехова знал, и многие из нашей команды его знали. Сборы летом проходил вместе с молодежной командой, мы общались.

— Отыграть игру без травм можно?

— Малой кровью наверное ничего не возьмешь. Без синяков и шишек не бывает игры. Во взрослом хоккее без этого никуда.

— А как родители?

— Переживают, в любом случае. Родители приезжали ко мне после нового года, ходили на игру. Их просили остаться еще на игру с Магниткой, а мама говорит: «Я эту игру на валидоле, еще одну игру не выдержу».

— У тебя есть жизненная философия?

— Я понимаю, что жизнь так устроена, что либо ты, либо тебя. Важно не отчаиваться, потому что есть очень долгие отрезки, когда ничего не получается. Главное, уметь себя перебарывать. Нужно держать рядом с собой таких людей, которые всегда поддержат — родители, близкие друзья.

— Что ты считаешь самым главным условием, без чего не выйдет хоккеиста?

— Нужны хорошие специалисты и побольше времени на льду.

— Ты недавно приезжал, чтобы помочь СДЮШОР «Алтай», которому грозило урезание бюджета. Бюджет все равно урезали. Тебе не обидно, что ситуация с хоккеем в Барнауле ухудшается?

— Обидно. Не так много воспитанников алтайского хоккея, которые играют на серьезном уровне. А что будет теперь, не знаю. Хотелось бы побольше наших в большом хоккее, на серьезном уровне. Всегда приятно видеть земляка.

— Твой отец – Андрей Щукин, известный в крае политик. Что главное он тебе объяснял?

— Никогда никого ни о чем не просить. Это мне помогло. И никогда не сдаваться. Если ты уже занимаешься хоккеем, то другого пути нет. Многие вещи, его правоту, понимаешь только с возрастом. Такое уже не раз было.

— Хоккей давно снился?

— Раз в месяц точно снится. Иногда тренировка, иногда игра, иногда раздевалка. Мне эти сны нравятся.

Напоминаем, Завтраки с «Капиталистом» проходят в ресторане «Волна». «Волна» — это классический ресторан, где хорошо отдыхать и веселиться. Красивая мебель, отличный звук и свет, большой танцпол и доступное меню. Он располагается близко к центру (на Речном вокзале). Даже зимой набережная Оби красива и подарит незабываемые фотографии на память. Адрес: г. Барнаул, пл. Баварина, 2. Тел.: 8 (385-2) 573-231 или 65-38-66. Сайт — parus-volna.ru
Капиталист - журнал о бизнесе, банкет-холл и ресторан Волна, деловой завтрак с Кириллом Щукиным

Комментарии

Нам важно ваше мнение
Комментариев пока нет! Оставьте первый комментарий!

Ваш e-mail в безопасности Ваш e-mail не будет опубликован на сайте и не будет передан третьим лицам. Обязательные к заполнению поля помечены *