Григорий Гусельников о бизнесе, государстве и обществе

Григорий Гусельников о бизнесе, государстве и обществе

Газета.ру провела он-лайн конференцию с Григорием Гусельниковым. Он банкир, основной акционер группы Norvik, Хранитель традиций игры «Что?Где?Когда?». А кроме того – он наш земляк.

Григорий Гусельников родился в Новосибирске, но вырос в Барнауле и здесь закончил школу №72. «Капиталист» предлагает выдержки из ответов Григория Гусельникова на вопросы россиян.

— Предприниматель – одна из самых ценных и полезных категорий граждан в любой стране и она же самая неуважаемая и недооцененная в России. Правительство рассуждает о поддержке предпринимателей и продолжает штамповать разного рода государственные структуры и фонды для их поддержки. Но государственное вмешательство тут не только не поможет – оно напротив абсолютно вредно. Гораздо дешевле и полезнее было бы изменить ментальность и отношение десятков регулирующих государственных структур к бизнесу
Капитал очень чуток к любым угрозам, он пуглив, раним и склонен к побегам. Мы все живем в настоящем, но мыслями о будущем. Если будущее тревожит или пугает владельца капитала он будет искать новые возможности его применения.

Григорий, Вы работаете сразу в нескольких странах. Отличается ли регулирование деятельности банка в России от зарубежных стран? // Ренат

— Банковская группа регулируется в настоящий момент регуляторами четырех стран: Великобритании, Латвии, России и Армении. Везде есть свои особенности. Так же как и везде есть свои плюсы и минусы. Но в целом регуляторы везде заинтересованы в том, чтобы обеспечить прозрачность и честное ведение бизнеса.
Главное отличие нашей страны скорее культурно-психологическое. Регуляторы всех видов в России исходят из некой презумпции виновности бизнеса. Так как будто они – чиновники — всегда и во всем правы и защищают какие-то сверхважные интересы, а мы – бизнесмены — как будто замышляем что-то недоброе и изначально во всем не правы.

А ведь экономика и добавленная стоимость в конечном итоге создается именно предпринимателями, чиновники лишь тратят то, что зарабатывается бизнесменами. И это хорошо понимают в западных странах, где не делят на «наших» и «ваших», где все люди считают себя частью одного целого и каждый по мере сил и возможностей старается для общего блага. Инвесторов зазывают не на словах, а на деле, предпринимателей берегут. В других странах чиновникам не дают приватизировать и монополизировать право на истинное мнение, чиновник там не считается априори правым.

У нас очень высокая ключевая ставка, в то время как в других странах она может быть 2-5%. Выгодно ли вести банковский бизнес в России при наших условиях? // Семён

— Наши ставки выше потому, что отражают уровень инфляции и странового риска. Снижать эти 2 параметра — всегда задача государства, правительств и центральных банков. Но это крайне сложная материя: вовлечено колоссальное количество факторов и задачи эти весьма непростые. Поскольку повышенная маржа в России съедается инфляцией, девальвацией и размером риска – конечная рентабельность крайне мала, что, в том числе (чудес не бывает), создает предпосылки для оттока капитала туда, где сопоставимые в реальном выражении доходности сопровождаются меньшими рисками.

Григорий, в чем вы видите развитие России на 10-15лет? Какие драйверы? // Владимир

— Главная экономическая (как это ни парадоксально, именно экономическая) задача в России — восстановления статуса и усиление роли общественных институтов. Общественные институты это балансирующие инструменты, обеспечивающие фундамент для гармоничного развития экономики.

Исторически у нас все хорошо с Личностью. У нас плохо с Обществом, а еще хуже с объединяющими его институтами. Чтобы модернизировать экономическую среду не обязательно иметь разнообразные свободные СМИ – посмотрите на Сингапур, где их нет и никогда не было. Устойчивый экономический рост возможен при любом типе власти – даже самом авторитарном, посмотрите на Эмираты.

Без чего нельзя развиваться, так это без полного общественного вовлечения людей в экономические процессы, без сокращения вмешательства государства в экономику, без государственного и общественного поощрения любого типа предпринимательства. Думаю, что хорошим примером (хотя и слегка обидным для кого-то) нам может и точно скоро будет служить Казахстан. Им удалось обеспечить и стабильность власти, свойственной обществам азиатского типа, и, вместе с тем, решить задачи инвестиционной привлекательности, модернизации госуправления, развития предпринимательства. В итоге — инвестиции Китая или европейских стран в Казахстан больше чем в Россию! Сырьевая часть экономики, будучи частной, демонстрирует прекрасные результаты: объемы добычи нефти, газа или урана там выросли в разы за 25 лет с момента распада СССР, в то время как в России они практически не изменились. ВВП на душу населения в Казахстане уже близок к российскому.
Говоря о развитии экономики, можно потратить много времени на поиск фундаментальных причин экономических проблем: можно винить климат, региональные особенности и менталитет, исторически сложившиеся диспропорции, ссылаться на происки внешних врагов, но если бы не существовали две разных Кореи, их следовало бы выдумать. Уроки диаметрально противоположных результатов развития Северной и Южной Кореи надо учить всему миру. Две Германии (если кто помнит), несмотря на всю разницу, не были так показательны, а две Кореи – это лабораторной чистоты эксперимент. Кстати, при текущем курсе ВВП Южной Кореи практически равен ВВП России.

Говорить о развитии промышленности сегодня тоже неактуально – Китай экспортирует дефляцию, там могут произвести почти любой товар существенно дешевле любого конкурента, особенно это касается товаров народного потребления. В сферах требующих высоких технологий осталось крайне мало отраслей, где России есть что предложить мировому рынку. На память, пожалуй, приходит только атомная промышленность.
На воссоздание заброшенного за последние 20 лет гражданского авиастроения потребуется до 1 триллиона долларов. Автомобилестроение потребует меньше капитальных затрат, но не меньше времени, а китайцы уже и там со своей низкой себестоимостью.

Поэтому следует двигаться сразу к модели постиндустриальной экономики. Сегодня в мире программного кода ежегодно пишется на сумму больше, чем ВВП России! Однако для развития высокотехнологичных секторов и сферы услуг требуется развитие предпринимательской среды…

Полностью он-лайн конференцию можно прочитать здесь.

Редакция

«Капиталист» — это алтайский интернет-журнал о бизнесе. Мы пишем о бизнесе, о тех, кто его делает, и о тех, для кого они его делают. Мы пишем об экономике по принципу «просто о сложном». Если вы хотите не просто быть в курсе событий, а еще и понимать, почему они произошли и к чему это может привести в будущем, читайте «Капиталист».

Комментарии

Нам важно ваше мнение

2 Комментариев

  1. Владимир Бовин
    Reply Август 06, 22:01 #1 Владимир Бовин

    А что такое экономические процессы,когда в стране подавляющая, я бы сказал — тотальная безработица?
    Процветает торговля китайскими товарами «в три дорого», а куплено всё в Китае за гроши.

    Это не экономика, а спекуляция. И выкачивание денег у нищего населения.

  2. Владимир Бовин
    Reply Август 06, 22:08 #2 Владимир Бовин

    А какая нам в России разница, по какой цене производят товары в Китае!?
    В СССР на это никто не смотрел, и жили прекрасно…и работа была! Для чего закрыли столько заводов в России, во всех городах? Только для того, чтобы завозить китайское. А почему? Потому, что процветает только торговля, причём спекулятивная торговля… Если вы — бизнесмены берёте овощи в Китае по 2-8 рублей… то продавайте в России по 3-10 рублей а не по 200-300 рублей , как это делается сейчас!
    Почему вы торгаши так ненавидите и нещадно обираете свой народ???
    А говорите, что Китай приносит нам дефляцию. Враньё… Это наши бизнесмены на административном ресурсе делаю со страной что хотят, и грабят население как им захочется!!!

Ваш e-mail в безопасности Ваш e-mail не будет опубликован на сайте и не будет передан третьим лицам. Обязательные к заполнению поля помечены *