«КП» об алтайском банкире: Как руководитель банка долю получил

«КП» об алтайском банкире: Как руководитель банка долю получил

«Комсомольская правда» в Сибири опубликовала материал об алтайском банкире Михаиле Петрове и о том, как его обвиняют в «отъёме» имущества у партнёров по бизнесу. «Капиталист» приводит текст без купюр.

Жилые дома строятся на кредитные средства. Это одна из сегодняшних реалий. Застройщики занимают деньги, а потом, когда продают квартиры, отдают долги. Иногда в поисках кредита предприниматели попадают в настоящую западню.

Местечковые связи

История Сергея Шипулина, руководителя и совладельца барнаульской строительной компании «АЖСК», показательна. По словам предпринимателя, банкир, претендуя на треть имущества компании, обещал ему выгодный кредит, условия которого фактически оказались совсем иными и не соответствовали достигнутым договорённостям. Шипулин обратился в правоохранительные органы с заявлением о привлечении банкира Михаила Петрова к уголовной ответственности. Следствие не завершено.

Застройщик уверен, что причиной всему стал административный фактор и личные местечковые связи. Новостной эфир в Барнауле в настоящее время сотрясает информация о громких уголовных делах. Так, в сентябре прошлого года было возбуждено уголовное дело в отношении сына мэра Барнаула – Максима Савинцева. Его подозревают в том, что он по заниженной стоимости выкупил акции барнаульской управляющей компании. А сейчас и сам мэр Игорь Савинцев стал фигурантом другого уголовного дела. Оба дела были возбуждены вследствие своевременных действий федеральных служб.

Сергей Шипулин проводит аналогию со своим случаем: Михаил Петров, в отношении которого он написал заявление о привлечении к уголовной ответственности, по его словам, является сыном советника главы администрации, а в прошлом вице-мэра города Юрия Петрова. И на уровне правоохранительных органов города Барнаула Шипулин встретил непонятное для него противодействие.

В своём заявлении о возбуждении в отношении Петрова уголовного дела Шипулин указал на совершение преступления по статье «Коммерческий подкуп» или «Мошенничество» и в подтверждение своих доводов представил ряд документов.

– Нарушение закона налицо, – считает Сергей Шипулин. – Фактически с меня потребовали «откат» и я его дал, но, конечно, доказать это – дело правоохранительных органов и суда.

В 2011 году Петров возглавлял кемеровский филиал «Россельхозбанка», а Шипулин строил высотку. 6 из 13 этажей уже были возведены, и предпринимателю требовалось крепкое кредитное плечо.

– Банкир согласился посодействовать в получении кредита на выгодных условиях, но за свои услуги попросил долю в компании в размере 33,34 %, – говорит Сергей Шипулин.

А это ни много ни мало на тот момент – 51 миллион. По инициативе Петрова директором «АЖСК» был назначен Станислав Громов – его доверенное лицо. Плюс ко всему, как говорит Шипулин, ему пришлось продать подконтрольной банкиру «Ипотечной компании» 1000 метров офисных площадей в строящемся доме за 45 тысяч рублей за квадратный метр, что было ниже рыночной цены, и, причем требовалось это под угрозой отказа от финансирования проекта.

Возможна ли такая ситуация, когда руководитель филиала крупного банка обещает кредит за многомиллионное вознаграждение – долю в компании потенциального клиента?

— В этой ситуации применяются разъяснения Пленума Верховного суда РФ. Из Постановления № 24 от 9 июля 2013 года следует, что умышленное получение управленцем ценностей за действия, которые он может совершить с использованием служебного положения, является коммерческим подкупом. А если руководитель не имел полномочий, но потребовал вознаграждение и получил его, это следует квалифицировать как мошенничество. В любом из названных случаев речь идет о преступлении, поясняет адвокат Сергея Шипулина, к которому журналисты обратились за консультацией.

Классические приёмы «бизнес-борьбы»

Как говорит Шипулин, он предполагал, что требования Петрова могут идти вразрез с законом, но выполнил все условия банкира.

– Мне очень нужен был этот кредит и партнёрские отношения с банком, чтобы завершить строительство, – говорит застройщик.

Но, к большому удивлению Шипулина, «Россельхозбанк» согласился дать не 200 миллионов, как просил застройщик, а 126, кроме того, потребовал личное поручительство и сумма давалась всего на один год. Это были совсем не те условия, на которы он рассчитывал и которые обсуждались.

– От услуг «Россельхозбанка» пришлось отказаться, – вспоминает Шипулин. – «АЖСК» стала кредитоваться в «Сибсоцбанке». Банк дал кредит без поручительства, поскольку и так получал в залог здание, которое на тот момент стоило 262 миллиона рублей. Меня часто спрашивают, почему именно в тот момент я не написал на Петрова заявление. Сейчас это глупо звучит, но я до последнего надеялся, что банкир решит вопрос с «дешевыми» и «длинными» деньгами…

В правоохранительные органы Шипулин обратился зимой прошлого года. Дом к тому моменту уже был сдан. Квартиры продавались, кредиты возвращались А Петров в разговоре, который состоялся между участниками «АЖСК», потребовал выделить ему имущество, соответствующее доле в «АЖСК» в размере 33,34%. Застройщик не понял, за что он должен отдавать вообще имущество компании. Как утверждает Шипулин, на «АЖСК» тогда началось серьёзное давление, предприятию стали портить деловую репутацию. Сам банкир в компании не «светился», а поставил своего друга Романа Лукошкова, но, как считает Шипулин, руководил всеми его действиями Петров. Причем использовались приемы, схожие с теми, что применяются для рейдерского захвата собственности: направление порочащих писем в адрес контрагентов ООО «АЖСК», предъявление необоснованных исков в суды, написание в правоохранительные органы надуманных заявлений о преступлениях. Используя номинальный статус Лукошкова как участника АЖСК, а также группу подконтрольных компаний, Петров организовал ряд судебных процессов против «АЖСК», его участников и партнёров. Эти иски в большей части были направлены на подрыв финансово-хозяйственной деятельности «АЖСК», и их удовлетворение могло привести к неминуемому банкротству этой компании. Но в ходе многочисленных и очень трудных судебных заседаний суды приняли позицию «АЖСК». Подтверждение тому – более 10 выигранных дел в судах различных инстанций.

Вред от их действий для компании был существенный, и другим участникам «АЖСК» это послужило мотивом для предъявления иска к Лукошкову об исключении его из числа участников. Только совсем недавно застройщику удалось это сделать. Но по закону просто вычеркнуть человека из совладельцев нельзя, нужно отдать ему имущество, причитающееся на эту долю.

— Да не доля это, а, скорее, вымогательство! К тому же Петров для дома ничего не сделал, — возмущается Шипулин. Он, собственно, и заявление написал с той целью, чтобы действия банкира признали незаконными.

Уголовное дело: возбудить нельзя закрыть?

Предварительное следствие по уголовному делу по заявлению Шипулина затянулось на целых одиннадцать месяцев. Достаточно сказать, что за это время по делу поменялось четыре следователя. Шли допросы, очные ставки, и застройщик не сомневался, что правоохранители видели во всей истории нарушения закона. Но закончилось всё неожиданно: следователь Ибрагимова прекратила дело. Шипулин пожаловался в прокуратуру города Барнаула. В постановлении о прекращении дела, выданном полицией, выявлено 28 пунктов, которые, по мнению адвокатов, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Некоторые из них выглядят просто абсурдно. Например, утверждение, что доля собственности в незавершённом строительстве на каждого из участников увеличилась на 16 миллионов рублей в результате того, что компания Петрова купила у ООО «АЖСК» помещения первого этажа, хотя фактически эта сделка не могла к этому привести. Выводы следствия о том, что весь объект во время передачи его Шипулиным в «АЖСК» стоил всего 48 миллионов рублей, основаны, скорее всего, на предположениях Петрова. В то время как «Россельхозбанк» оценил его в 232 миллиона рублей, «Сибсоцбанк» – в 260 миллионов, а экономическая экспертиза, проведённая по поручению следователя, – в 262 миллиона рублей. Или вывод о том, что Петров – совладелец «Сибсоцбанка», следовательно, кредитование произошло опосредованно и за счёт его денежных средств. Но доля Петрова в банке составляет всего 0,037 %, а, например, доля администрации Алтайского края – 99,9 %. И решения по выдаче кредитов не входят в компетенцию участников «Сибсоцбанка», соответственно, и с Петровым этот вопрос там не обсуждался.

– Я считаю, что следствие не учло показаний свидетелей из числа бухгалтеров, строителей, юристов, также не было принято во внимание то, что Петров кардинально менял показания. Он длительное время отрицал какое-либо свое участие в ООО «АЖСК». А после того как он был ознакомлен с результатами экспертизы, сменил свои показания. Окончательные выводы следователь делает только на основе последних показаний банкира. В ходе расследования было сделано несколько экспертиз, и их выводы были не в пользу позиции Петрова, но их не приняли во внимание, – перечисляет Шипулин.

Но прокуратура города Барнаула ничего незаконного в действиях полиции не нашла. В ведомстве заявили, что Петров свои обязательства выполнил, ведь банк всё же согласился дать кредит. В этом же документе говорится, что сам банкир в рассмотрении заявки не участвовал и решение о кредите принять не мог. Эти пункты адвокаты застройщика сочли противоречащими друг другу. К тому же стало известно, что адвокат Петрова был незаконно ознакомлен следователем Ибрагимовой со всеми материалами дела.

Группа адвокатов Шипулина, ознакомившись с материалами уголовного дела, считает, что там достаточно оснований для предъявления обвинения в совершении преступления. Была подана жалоба в краевую прокуратуру. Надзирающий орган отменил постановление следователя о прекращении уголовного дела как незаконное и направил дело для расследования в Главное следственное управление ГУ МВД России по Алтайскому краю. Поэтому предприниматель надеется, что следствие всё же сумеет установить истину.

Редакция «КП» направила официальные письма в следственные органы и прокуратуру города Барнаула и будет следить за ситуацией.

Источник — http://m.alt.kp.ru/daily/26403/3279248/

Редакция

«Капиталист» — это алтайский интернет-журнал о бизнесе. Мы пишем о бизнесе, о тех, кто его делает, и о тех, для кого они его делают. Мы пишем об экономике по принципу «просто о сложном». Если вы хотите не просто быть в курсе событий, а еще и понимать, почему они произошли и к чему это может привести в будущем, читайте «Капиталист».

Комментарии

Нам важно ваше мнение
Комментариев пока нет! Оставьте первый комментарий!

Ваш e-mail в безопасности Ваш e-mail не будет опубликован на сайте и не будет передан третьим лицам. Обязательные к заполнению поля помечены *