Стройка «на троих»: краткое руководство по отъёму собственности у партнёров по бизнесу

Стройка «на троих»: краткое руководство по отъёму собственности у партнёров по бизнесу

«Капиталист» уже рассказывал о ситуации, когда «АлтайБизнес-Банк» выдавал кредиты аффилированным лицам по поддельным документам. В распоряжении редакции оказалась предыстория конфликта. В связи с тем, что проблема уже освещалась, издание публикует её «без купюр».

Напомним, руководство «АлтайБизнес -Банка» одобряло выдачу кредитных ресурсов лицам, аффилированным с Михаилом Петровым, — ныне председателем правления «АлтайБизнес-Банка» и одним из крупных его акционеров. Кредиты выдавались под залог прав на имущество, несмотря на то, что это имущество и права на него заёмщикам не принадлежали.

История началась в 2007 году, когда барнаульский предприниматель Сергей Шипулин начал строить высотный жилой дом с офисными помещениями в центре краевой столицы. За три года с нулевого цикла здание поднялось до 6 этажа. В 2010 году из-за кризисных явлений в экономике с возведением дома возникли сложности: для продолжения стройки нужно было дальнейшее финансирование, а банк, который кредитовал Шипулина, пролонгировать кредит отказывался из-за сложной ситуации на финансовом рынке. Предприниматель был вынужден искать иные источники привлечения денежных средств.

Сергей Шипулин обратился за кредитом к банкиру Михаилу Петрову. Тогда он возглавлял филиал «Россельхозбанка» по Кемеровской области. Тот согласился помочь с займом, но выдвинул ряд условий. Во-первых, дом, который строил Шипулин, должен быть передан в новую компанию. Во-вторых, Петров получал бы треть от этой фирмы. В-третьих, долю Петрова нужно было оформить на его друга — Романа Лукошкова. В-четвёртых, банкир настоял, чтобы директором предприятия стал его человек Станислав Громов — якобы для контроля за использованием обещанного кредита.

В результате было создано ООО «АЖСК», в котором треть принадлежала Шипулину, ещё треть — предпринимателю Андрею Харченко. Номинальным владельцем трети Петрова стал Роман Лукошков.

— Я пошёл на эти условия, так как только при таком раскладе Петров согласился дать мне кредит на достройку дома, — рассказывает Шипулин. — На это нужно было около 250 миллионов рублей. Мы договорились о зонах ответственности: Петров должен был обеспечить бесперебойное финансирование, Харченко — общее руководство строительством, бухгалтерию, работу с подрядчиками и проектировщиками, а я — непосредственный контроль стройки. Как я узнал позже, Петров изначально не мог выполнить своих обязательств, но, тем не менее, обещал. Получается, что он обманным путём завладел третью предприятия. Фактически банкир пошёл на мошенничество.

Как говорит Шипулин, Михаил Петров обязался предоставить 250-миллионный заём без поручительств в кемеровском филиале «Россельхозбанка». Эту информацию подтверждает и третий участник предприятия Андрей Харченко. Однако тогда партнёры не придали значения факту, что банкир обещал сделать практически невероятное, тем более для банка под федеральным контролем. На тот момент «АЖСК» не было и месяца со дня создания — а значит, банк выдавал бы многомиллионный кредит новой компании без финансовой и кредитной истории, а в активах имеющей только недостроенный дом. Но Михаил Петров был убедителен и говорил, что для него как директора филиала даже такой заём выдать будет не трудно.

Но обещанное Петровым финансирование со стороны «Россельхозбанка» не поступало. Кредит в нужном объёме и на обещанных условиях банк не выдал. Петров в этой ситуации выдвинул дополнительное условие: продать офисные помещения в строящемся доме на компанию, принадлежавшую его жене и вышеупомянутому  Станиславу Громову.

— На тот момент коммерческая недвижимость продавалась по 70 тысяч рублей за квадратный метр, — говорит Сергей Шипулин. — Но Петров сказал, что хочет купить по 45 тысяч рублей. На мои слова о том, что такой стоимости быть не может, он отвечал только криком и вообще отказывался выдать кредит. Я был вынужден согласиться, иначе стройка бы встала и могла быть вовсе заморожена. Но, когда пришло время передачи ему этих площадей, Петров попытался снизить цену и вовсе до 38 тысяч рублей за квадратный метр, отказавшись платить НДС.

Таким образом, Петров, обманув компаньонов, завладел третью предприятия с активами на 260 миллионов рублей, а также купил за крайне низкую цену офисные помещения. Обещанные кредиты он не предоставил. Вложение «компании Петрова» нельзя считать инвестированием, которое он должен был обеспечить за долю в предприятии. Фактически это лишь простая купля-продажа недвижимости. Арбитражный суд Алтайского края впоследствии это признал (копия решения также есть у «Капиталиста»).

Финансирование на достройку дома удалось получить Андрею Харченко — «Сибсоцбанк» выдал займы в нужном объёме, так как предприниматель имел хорошую кредитную историю и зарекомендовал себя добросовестным клиентом. В итоге дом был достроен, но намного позже, чем планировалось изначально, а значит, и денег предприниматели потратили больше. Вместе с тем в период всего строительства Петров обещал рефинансировать «АЖСК» под более низкую процентную ставку, но обещание так и не сдержал.

Однако, после сдачи дома банкир начал требовать свою долю. На возражения партнёров о том, что Петров для общего дела не сделал ничего, он и аффилированные с ним лица организовали кампанию по предъявлению исков в отношении ООО «АЖСК», его участника Андрея Харченко, «Сибсоцбанка».

Понимая, что действия Петрова явно не согласуются с законом, Шипулин обратился в правоохранительные органы с заявлением о хищении принадлежащего ему имущества мошенническим путем на сумму не менее 46 миллионов рублей — во столько была оценена 1/3 от «АЖСК». По этому факту было возбуждено уголовное дело, сейчас идет расследование.

— На допросах в полиции Петров предоставлял ложную информацию, зачастую лгал, — говорит Шипулин. — Например, пытался «откреститься» от того, что фактически владеет долей в «АЖСК» и купленными аффилированной с ним компанией офисными помещениями. Выдавал фотографию 10-летней давности, на которой запечатлены его «ставленник» Роман Лукошков и Андрей Харченко, за «свежую» — Петров заявлял, что на снимке два предпринимателя отмечают создание «АЖСК». Хотя Лукошков ни в каких вопросах по созданию ООО «АЖСК» и по строительству дома не участвовал. Сам банкир называл его «номинальным» владельцем.

Шипулин утверждает, что он представил компетентным органам доказательства своей правоты, подтверждающие, что Петров мошенническим способом завладел принадлежащим ему имуществом. Сейчас расследование дела о мошенничестве завершается. В ближайшее время правоохранительные органы определятся с предъявлением обвинения. Предприниматели считают, что вердикт должен быть для них положительным.

Таким образом, стала известна уже вторая история с сомнительными действитями, в которой фигурирует нынешний председатель правления «АлтайБизнес-Банка» Михаил Петров. Кроме того, есть вероятность, что на действия нынешнего руководителя «АлтайБизнес-Банка» обратят внимание регулирующие органы и акционеры, которые сделают выводы из ситуации и примут соответствующие решения. 

Редакция

«Капиталист» — это алтайский интернет-журнал о бизнесе. Мы пишем о бизнесе, о тех, кто его делает, и о тех, для кого они его делают. Мы пишем об экономике по принципу «просто о сложном». Если вы хотите не просто быть в курсе событий, а еще и понимать, почему они произошли и к чему это может привести в будущем, читайте «Капиталист».

Комментарии

Нам важно ваше мнение
Комментариев пока нет! Оставьте первый комментарий!

Ваш e-mail в безопасности Ваш e-mail не будет опубликован на сайте и не будет передан третьим лицам. Обязательные к заполнению поля помечены *