«Апокалипсис сегодня». Барнаулец Дмитрий Колесников рассказал о том, как он воевал против украинской армии

«Апокалипсис сегодня». Барнаулец Дмитрий Колесников рассказал о том, как он воевал против украинской армии

Бывший лидер алтайских «нацболов» Дмитрий Колесников опубликовал откровенный рассказ о том, как он воевал на Украине на стороне повстанцев Луганской народной республики. По словам барнаульца, он участвовал в боях за Дебальцево.

Текст Дмитрия Колесникова опубликован в группе партии «Другая Россия» в соцсети «Вконтакте» 16 марта 2015 года. В нём говорится о том, что барнаулец получил позывной «Колесо» и сейчас командует целым подразделением. На Украине Колесников принимал участие в мероприятиях в Крыму, потом он отправился в Донецк, воевал в Краматорске, был в Славянске, после чего продолжил службу на стороне повстанцев Луганской народной республики, участвуя в боях под Дебальцево и в Сокольниках. «Капиталист» приводит текст Колесникова с небольшими ремарками.

«В Сокольники я приехал уже после знаменитого боя, состоявшегося 5-6 ноября. Укропы очень долго соображали, что произошло, как за несколько часов 24 человека перебили 247 их солдат. После этого они решили отомстить и с 12 ноября начали уничтожать Сокольники. Я приехал уже в постапокалипсис. Деревня была уничтожена, вокруг всё сгорело. Там я много стрелял, но это не был прямой контактный бой. Я был оператором ПТУРа, «Утёса» и СПГ [ПТУР — противотанковая управляемая ракета; «Утёс» — крупнокалиберный пулемёт; СПГ — станковый противотанковый гранатомёт — прим. ред.]. На всём этом приходилось играть одновременно, перемещаться от одной позиции к другой.

[one_half last=»no»]M9lE6KlqFiAДмитрий Колесников возглавлял алтайское отделение партии «Другая Россия». В 2006 году его приговорили к двум годам в колонии-поселении за избиение милиционеров. Спустя полгода Колесникова освободили условно-досрочно. «Нацбол» своей вины не признавал и считал себя политическим заключённым.[/one_half]Была история, когда в течение 2 суток на нас вылезала по нейтралке и поливала укроповская «ЗУшка» [зенитная установка — прим. ред.]. На третьи сутки мне пришлось отгонять её из «Утеса», расстреливая ленту на слух, по звуку работающего двигателя.

После обороны Сокольников мы воевали в медвзводе, в усилении. В наши обязанности входила охрана врачей и вывоз раненых с позиций. Именно этим мы и занимались в Дебальцево. Ещё до котла наше подразделение выдвинулось в сторону Дебальцево, стояли в Стаханове. Тогда случился кровопролитный бой под Троицким. Наши пытались взять укрепрайон укропов, но из этого ничего не получилось. Нужно было забирать оттуда ребят. Там был, что называется ***, никто не хотел ехать, потому выбор пал на нас, как идейных российских добровольцев. Ну, мы и поехали. У нас было всего две «мотолыги» [бронестранспортеры — прим. ред.], наша и ещё одного такого же идейного товарища.

После этого боя внутри нашей «мотолыги» остался толстый слой крови и соляры. Точно не знаю сколько раненых мы подобрали, но по крайней мере 30 человеческих жизней мы спасли, плюс эвакуировали нашу разведку. За эту операцию меня представили к награде.

После этого было Дебальцево. Туда мы поехали, когда уже образовался котел. Мы вломились на разбитые укроповские позиции ближе к ночи. Начали их обследовать и потеряли одного бойца. Пошли его искать и наткнулись на группу отступающих укропов.

— Здорово, хлопцы!

— Здорово. А вы Малого не видали?

— Ни-ни, не знаем такого.

Мы понимаем, что это укропы, а укропы понимают, что это мы.

— Ну ладно, ребята, мы к вам завтра на позиции приедем. Вас уже не будет?

— Ни-ни, не будет.

Ну, мы и разошлись. Пришли на следующее утро в 6 часов, и там нам открылся весь этот апокалипсис, последствия работы нашей артиллерии. Столько укроповских трупов мне ещё не приходилось видеть. Они складывали трупы своих солдат в штабеля в чёрных «американских» мешках. Этими мешками было забито все что можно. Своих раненых они бросили и те замерзли насмерть. Закоченевшие мертвецы лежали на носилках. Было видно, что им оказывали медицинскую помощь: руки-ноги перемотаны, валяются шприцы, ампулы от обезболивающего и антишока.

Будучи фанатом фильма «Апокалипсис сегодня», я нашёл две колоды карт и ходил по полю, раскидывая их на трупы врагов. Обе колоды ушли вчистую.

«Это кощунство», — упрекнули меня товарищи. Стоя посреди выжженного поля, разоренных окопов и разбитой укроповской техники, я ответил: «Нет, это апокалипсис сегодня».

Напомним, что в ходе военного конфликта, который уже около года идёт на востоке Украины, погибло как минимум пять жителей Алтайского края, воевавших на стороне ополчения. Последний «груз 200» прибыл в Барнаул в начале марта 2015 года. По некоторой информации, всего на Украине могут принимать участие в военных действиях до двух сотен уроженцев Алтайского края.

Комментарии

Нам важно ваше мнение

1 Комментарий

  1. Алексей
    Reply Март 20, 15:22 #1 Алексей

    За хорошие деньги он бы и наших соотечественников так же стрелял и так-же бы хвастался потом.Ужас,что творится

Ваш e-mail в безопасности Ваш e-mail не будет опубликован на сайте и не будет передан третьим лицам. Обязательные к заполнению поля помечены *