«Старая жизнь Алтая». Премии за испорченное пиво, старообрядцы против маслоделов и съезд городов Сибири

«Старая жизнь Алтая». Премии за испорченное пиво, старообрядцы против маслоделов и съезд городов Сибири

Почему власти поощряли производителей плохого пива, как барнаульские депутаты выбирали делегатов на съезд городов Сибири и почему старообрядцы прокляли маслоделов — читайте в дайджесте дореволюционной прессы.

В очередном выпуске — события, произошедшие со 2 по 8 марта 1915 года.

Съезд городов Сибири

Барнаульская дума обсуждает вопрос об участии делегации города в съезде представителей городов Западной Сибири, который должен состояться в Омске. Депутаты единогласно считают, что участие в съезде «желательно», однако выбрать своих представителей без прений они не могут. На голосование ставится вариант, что одного делегата выберет дума, а другого — городская управа. Но гласный С. Д. Холкин возражает, заявляя, что «как только их выбирают куда-либо для работы на месте, так они заняты, а как в командировку — так с удовольствием и время находится».

[one_half last=»no»]irbis.akunb.altlib.ru cgi irbis64r_12 cgiirbis_64.exe       LNG  C21COM 2 I21DBN ELIB P21DBN ELIB Z21ID  Image_file_name D  2Fpm 2Fpm000014 2F1915052.pdf[/one_half]После некоторых споров гласные выбирают двух человек, но один избранный делегат Н. А. Заводовский вдруг заявляет, что не видит смысла в съезде, который «принесёт Барнаулу только убытки».

Начинается очередная дискуссия, в которой гласные сначала хотят потребовать отчёта от своих представителей, но потом большинство соглашается, что делегаты «сами со всем разберутся на месте».

Кружечный сбор

Барнаульский городской голова и председатель Отдела Красного Креста Александр Лесневский обратился через газеты с воззванием в жителям города, чтобы те приняли участие в благотворительной акции по сбору средств на нужды раненых солдат.

— Широким потоком льются ваши пожертвования! Не задумываясь, даёте вы на облегчение участи воинов ваших! Но безмерны нужды государства в борьбе за мир и освобождением угнетаемых. В этот час общество не может сказать: «Я сделало достаточно». Только выдержкою, только постоянным, длительным напряжением общественных сил можем достигнуть желанной цели, — писал Лесневский. — На 6 марта назначен уличный кружечный сбор на восстановление собственной больницы барнаульского Отдела Общества Красного Креста. Широкою волною накатываются в тыл армии массы пострадавших на поле брани раненых наших братьев. Изстрадавшиеся, немощные защитники наши, положившие на алтарь родины кровь свою, идут к обществу с верою в то, что им не дадут погибнуть, что их, голодных накормят, больных излечат, уставших приютят… И они не ошибаются в своей вере, глас их не остаётся без ответа! Общество, в лице своих организаций, чутко прислушивается к голосам оттуда, помня, что в этом взаимоотношении общества и сынов его, посланных на поле брани, залог общего успеха в борьбе!

Награда за испорченное пиво

Если начале XXI века пивовары участвуют в отраслевых конкурсах в надежде получить награды за качество пенного, то в 1915 году поощрение можно было получить наоборот, за испортившееся пиво. Пойдя на некоторые поблажки, после нескольких месяцев «сухого закона», власти перешли от запрета производства к алкоголя к поиску иной мотивации для производителей. В частности, они предлагали всем пивоварам награду за то, что пиво будет сварено плохого качества или вовсе — вылито на землю.

Эффективность подобной инициативы, конечно же, была равна нулю. Более бессмысленной траты бюджетных денег даже спустя столетие никто в Барнауле придумать так и не смог.

Мракобес и артельщики

В деревне Макарьевской Бийского уезда маслодельная артель подверглась «церковному отлучению». Как писала газета «Жизнь Алтая», участники артели принадлежали к общине старообрядцев-безпоповцев. Простые мужики принялись за артельные дела с воодушевлением, сразу поняв выгоду кооперации, а вот духовный наставник по фамилии Черепанов увидел в артели угрозу для своего авторитета.

Служитель культа «отлучил от церкви» всех представителей артели и всех членов их семей — «от малого до старого». Не простил Черепанов артельщиков даже в «Прощённое воскресенье», когда подобные жесты были особенно богоугодными. На просьбу одной из крестьянок совершить над новорождённым обряд крещения, наставник закричал: «Записались в молоканку? Так артелью ребят и крестите, а ко мне не лезьте! Вы приняли ересь и печать антихриста. С такими общения иметь не желаю». Другому крестьянину Черепанов заявил, что «артельщики ему не овцы, а он им не пастырь, и пошли все к чёрту».

Мужики попытались образумить старообрядца и спрашивали, где в Писании говорится о запрете сдавать молоко в артель, но служитель только отмалчивался.

В скором времени выяснилось, что сын наставника тоже сдаёт молоко, но не в артель, а местным купцам, и купцы те гонениям со стороны священника не подвергались.

Мракобесие таких наставников сослужит с ними дурную службу спустя всего несколько лет, когда здравомыслящие мужики, видя неадекватность церковников, будут поднимать их на вилы, пускать в их дома «красного петуха» и записываться в «большевики».

Почтовые традиции

Почта России может гордиться традициями, которые уходят в глубь веков. Ровно 100 лет назад местный биржевой комитет отправил сообщение на имя начальника главного управления почт и телеграфов:

«В последнее время почта из Новониколаевска в Барнаул идёт от 4 до 6 суток, что очень неблагоприятно сказывается на делах торгово-промышленного мира, вызывая замедление в делах, лишние расходы на телеграфную переписку. Биржевой комитет покорнейше просит отправлять корреспонденцию поездами Алтайской железной дороги. Такая комбинация, не вызывая для почтового ведомства лишних расходов, даст возможность аккуратно получать корреспонденцию, что является одним из главных условий нормальной коммерческой жизни края».

Поезда, телеграф, электричество, телефоны, кинематограф, авиация, подводные лодки, автомобили… В начале XX века эти слова не вызывали у публики удивления, но почту в Барнаул из Новониколаевска на лошадях везли почти неделю.

0_8acd4_914245fd_XL

Необычное крушение поезда

В селе Чесноковском Белоярской волости произошёл необычный случай на железной дороге. К станции «Алтай» подошёл паровоз, чтобы забрать из тупика десяток вагонов, гружёных углём. Сцепщик не успел соединить вагоны, и они от сильного толчка паровоза двинулись назад, сломали слабые упоры и помчались под уклон прямо на усадьбу крестьянина Артамона Карпешкина.

Вагоны въехали на крестьянский двор и сломали пригон для скота. Впрочем, пострадавших не было — скот уцелел.

Четыре дня железнодорожники потратили на то, чтобы вытащить вагоны обратно на пути. Чтобы умилостивить крестьянина Карпешкина, начальник участка пообещал исправить повреждённый пригон. Сама железная дорога насчитала гораздо большие убытки — почти 9 тыс. рублей.

Материал написан на основе архивов газеты «Жизнь Алтая». Стиль и даты — сохранены. Редакция «Капиталиста» выражает благодарность Алтайской краевой библиотеке имени Шишкова за предоставленные архивы.

Комментарии

Нам важно ваше мнение
Комментариев пока нет! Оставьте первый комментарий!

Ваш e-mail в безопасности Ваш e-mail не будет опубликован на сайте и не будет передан третьим лицам. Обязательные к заполнению поля помечены *