«Старая жизнь Алтая». Хлеб для французов, мошенник-коммивояжёр и дефицит товаров

«Старая жизнь Алтая». Хлеб для французов, мошенник-коммивояжёр и дефицит товаров

Как алтайские крестьяне «получили контракт» на поставку хлеба во французскую армию, каким образом барнаульские мошенники обманывали друг друга и из-за чего в регионе разразился дефицит товаров — читайте в дайджесте дореволюционной прессы.

В очередном выпуске — события, произошедшие с 16 по 22 февраля 1915 года.

Благотворительность для раненых

Барнаульский купец Андрей Морозов обратился через местную прессу к жителям города с воззванием поучаствовать в кружечном сборе на нужды раненых солдат. Государство не в состоянии обеспечить даже достойные условия для перевозки солдат с фронта домой, поэтому к делу подключились алтайские предприниматели и общественность.

[one_half last=»no»]rib[/one_half]— Граждане г. Барнаула! Несите свой долг, кто сколько может, тем, кто не жалел для защиты родины своей крови и самой жизни, кто, исполняя свой священный долг, потерял самое дорогое для человека — своё здоровье, — пишет купец Морозов. — Откликнитесь на призыв сборщиков, опускайте в кружки от своих трудов. Ваша лепта пойдёт на содержание пункта Сибирского общества для возвращающихся раненых воинов, которым здесь даётся приют, помощь, пища и одежда на дорогу.

Со своей стороны, Морозов спонсировал содержание временного приюта для раненых, которые проездом через Барнаул направлялись с фронта домой.

Хлеб для французов

Губерния начала подготовку к исполнению большого контракта для союзника России — Франции. Партнёр по Антанте собирался закупить в регионе порядка 5 млн пудов пшеницы для нужд своей армии. Власти решили собирать зерно напрямую через производителей, а также с помощью кредитных товариществ и кооперативных учреждений. Частных хлеботорговцев и перекупщиков было решено в «большому пирогу» не подпускать.

Алтайские крестьяне, например, могли сдать хлеб по 70 копеек за пуд, если бы привезли свой товар на железнодорожную станцию и по 60 копеек, если бы доставили его только на речную пристань.

Сибирский хлеб планировалось вести в Архангельск, а потом морем — во Францию.

Пустые полки

К концу февраля 1915 года в Барнауле опустели полки магазинов, а покупатели были вынуждены «брать то, что дают». Предприниматели попытались объяснить дефицит «обстоятельствами военного времени», из-за которых поставщики не могли доставить в город нужный товар.

Впрочем, торговцам обстоятельства не помешали повысить цены на «закопившуюся заваль», как хлёстко об этом писала местная пресса. Кроме того, по городу начали ходить слухи, что товары в город всё же завезены, а продавцы поддерживают дефицит, искусственно затягивая их приёмку.

Коммивояжёр-мошенник

Газета «Жизнь Алтая» пишет о крупном мошенничестве, которое произошло 15 февраля. Подобные «разводки» легковерных людей стары как мир — грех одному жулику не обмануть другого, поэтому стоит привести заметку 100-летней давности полностью.

«Пимокат Новокрещенов, проживающий на Борзовой Заимке, заявил полиции, что на первой неделе поста к нему явился какой-то коммивояжёр и предложил купить партию шерсти. Образцы шерсти он пригласил Новокрещенова посмотреть в гостиницу «Отель Модерн», куда Новокрещенов и отправился. Здесь во время чаепития вояжёр незаметно вытащил из бокового кармана пальто Новокрещенова, которое висело на вешалке у дверей номера, 3000 рублей.

Пропажа денег была обнаружена Новокрещеновым лишь спустя несколько дней. Полиция взялась за расследование заявления Новокрещенова и раскрыла мошенничество. На деле же оказалось всё иначе. При дознании Новокрещенов указал, как на своего знакомого Емельяна Носкова, владельца молочной лавки на Конюшенном переулке, между Берской и Полковой улицами. А последний рассказал следующее: на масляной неделе какой-то мужик предложил ему купить партию фальшивых кредитных билетов трёхрублёвого достоинства по полтиннику за рубль. У Носкова денег не было, и он отказался от покупки, но согласился быть помощником неизвестного по сбыту фальшивых денег.

Покупатель скоро нашёлся в лице Новокрещенова, с которым неизвестный заключил сделку в молочной, бывшей Штамова. Во время их разговора сюда зашёл Носков, по предварительному уговору с неизвестным, и сказал: — «Готово!», после чего все трое отправились в гостиницу «Россия», где остановился неизвестный. Последний распорядился показать покупателю деньги, и Носков, вытащив из-под кровати деревянный ящик, начал выбрасывать оттуда пачки трёхрублёвок, по сто штук в каждой пачке, обёрнутых сначала чёрной тряпкой, а потом клеёнкой.

Деньги были «сделаны» так искусно, что ни Носков, ни Новокрещенов не могли отличить их от настоящих. Неизвестный соглашался продать только или целый ящик — 20000 рублей за 6000 рублей, или половину ящика — 10000 рублей за 3000 рублей.

У Новокрещенова денег тогда не оказалось, и он отложил покупку до первой недели поста. В гостинице «Отель Модерн» и состоялась покупка Новокрещеновым половины ящика фальшивых денег за 3000 рублей, причём перед покупкой он видел в ящике хорошо сработанные деньги.

По приезде домой Новокрещенов вскрыл ящик и нашёл там 34 пачки, какие он видел в гостиницах «Россия» и «Отель Модерн», завёрнутых в чёрную тряпку и клеёнку. Но, вместо хорошо сработанных денег, в пачках оказалась аккуратно нарезанная и сложенная писчая бумага. «Коммивояжёра» и след простыл, и он не уплатил даже договорённых процентов Носкову за пособничество».

Ловкий фальшивомонетчик не рассчитывал, что его жертвы пойдут в полицию, впрочем, он всё же успел избежать наказания, в отличие от наивного Новокрещенова. По следам этой истории поэт-колумнист газеты Порфирий Казанский написал фельетон.

Господин Новокрещенов
Захотел разбогатеть,
Только так, чтоб над работой
Не кряхтеть и не потеть.
Кстати, случай подвернулся,
Просто и лёгок, прям и скор:
Здесь с фальшивыми деньгами
Появился «вояжёр».
Деньги — просто загляденье,
Невозможно отличить.
И решил Новокрещенов,
Что пришёл желанный миг,
Что сама судьба согласна,
Чтоб богатства он достиг.
И три тысячи он отдал,
И в шкатулке взял «товар»…
Дома счесть хотел богатство…
О, ужаснейший удар!
Наш охотник до богатства
Завопил и подскочил:
Кучу резаной бумаги
Он в шкатулке получил.
Над бумагою с досады
И кряхтел он, и потел,
И при всём при том едва-ли
От неё разбогател.

Афиша

Зрители барнаульского электротеатра «Иллюзион» ходят на драму «Ранние грозы», комедию «Подросток», а также кино для взрослых — «Жрицу порока». В «Новом мире» показывают картины: «Борьба за счастье», «Заблудившиеся дети», «Минна хочет разбогатеть» и масштабную постановку с участием 1000 актёров — «Емельку Пугачёва».

О последнем фильме выходит даже специальный анонс от владельца электротеатра А. Р. Варена: «Постановка картины действительно прекрасная. Выдержана эпоха Екатерины, великолепны костюмы Зимина и очень хорошая игра артистов, особенно исполнителей ролей Пугачёва, Маши, Швабрина и Савельича. Исключительное право эксплуатации этой картины принадлежит только театру «Новый мир». Не считаясь с громадными затратами на приобретение этой картины, цены местам обыкновенные. Контрмарки недействительны».

Барнаульский кинобизнес по-прежнему отправляет часть выручки на благотворительные цели. Так, например, вся выручка «Нового мира» от 17 февраля передана местной женской гимназии Н. Красулиной». Такая позиция владельцев заведения привлекает дополнительных посетителей.

Материал написан на основе архивов газеты «Жизнь Алтая». Стиль и даты — сохранены. Редакция «Капиталиста» выражает благодарность Алтайской краевой библиотеке имени Шишкова за предоставленные архивы.

Комментарии

Нам важно ваше мнение
Комментариев пока нет! Оставьте первый комментарий!

Ваш e-mail в безопасности Ваш e-mail не будет опубликован на сайте и не будет передан третьим лицам. Обязательные к заполнению поля помечены *