Империя наносит ответный удар. Как в Барнауле 100 лет назад боролись с бизнесменами-иностранцами

Империя наносит ответный удар. Как в Барнауле 100 лет назад боролись с бизнесменами-иностранцами

Иностранцы в России всегда считались причинами многих бед. «Капиталист» вспоминает о том, как в Барнауле около века назад «вводили санкции» против иностранного капитала, но в итоге русские предприниматели страдали больше всего.

Борьба за влияние в мире между государствами не ограничивается только войнами. Это, прежде всего, сражение на истощение — чья экономика выдержит, у кого больше запасов, сил и резервов. Так было тысячу лет назад, это же происходило в начале XX века, подобное можно видеть и сейчас. Борьба идёт как на макроэкономическом уровне — «вы нам санкции, а мы вам эмбарго», так и буквально на местном — «Ганс, с вещами на выход». Проигравшая сторона лишается контрактов, кредитов, рынков сбыта. И часто очевидных победителей в таком противоборстве нет.

Сто лет назад, в 1914 году, началась Первая мировая война. Россия выступала в союзе с Англией и Францией, а Германия в блоке с Австро-Венгрией и Турцией. Алтай был в глубоком русском тылу — он поставлял продовольствие, а также солдат, многие из которых так и остались на полях сражений в Галиции и Восточной Пруссии. Взамен сюда ехали эшелоны военнопленных, которым предстояло пробыть в Барнауле до самой революции.

Были и сугубо экономические последствия, больно ударившие по экономике Алтая. Во-первых, государь император вознамерился ввести сухой закон, после чего закрылись все частные винокурни. Дело дошло и до пивоваров, которых повсеместно признавали вредителями. В Барнауле запрет на продажу спиртного общественность восприняла весьма восторженно. Современники отмечали, что «простой мужик» перестал быть похожим на бродягу и наконец-то занялся делом.

Убытки подсчитывали промышленники, общепит и городской бюджет — все они не успели перестроиться из-за неожиданного решения Николая II. Рестораторы просили снизить налоговые сборы и власти были вынуждены соглашаться на мольбы предпринимателей. Некоторым даже вернули уже уплаченные налоги.

Впрочем, официальный запрет не мешал барнаульцем в больших масштабах наладить подпольное производство домашнего пива. Полицейские составляли рапорты на «бутлегеров» едва ли не каждый день.

tsar_nicholas_ii_in_1916__by_kraljaleksandar-d7m0q1n

Ещё война фактически разорвала уже подписанные контракты между странами. Барнаульские власти в 1914 году планировали построить в городе современный водопровод. Необходимого качества оборудование можно было найти только в Германии. С первыми выстрелами этот план провалился и город был вынужден в спешном порядке искать замену немецким насосам. Русская промышленность не могла предоставить аналогов, а американская техника была дороговата и по поводу её качества у экспертов были сомнения, хотя городская управа едва не подала соответствующие объявления о поиске подрядчиков в североамериканские газеты.

Далее кабинет министров Российской Империи начал борьбу с «представителями иностранного капитала» — подданными государств-противников. В декабре 1914 года городская управа получает письмо от министерства торговли и промышленности с просьбой предоставить «в скорейшем времени» список существующих в городе торговых домов. Больше всего столичных чиновников интересовали те торговые дома, в которых учредителями числились граждане Германии, Австро-Венгрии и Турции. В январе 1915 года выйдет приказ о закрытии торговых предприятий, принадлежащих иностранцам и о прекращении личных промысловых занятий. Для ликвидации дел им предоставлялся срок до 1 апреля 1915 года. Чтобы проследить за выполнением этого положения, местными властями составлялись списки подданных иностранных держав, имеющих предприятия в городах губернии.

Но к тому времени, иностранцы на Алтае уже не владели такими активами как в XIX веке. В истории региона отметились лишь династия промышленников Прангов, которые построили в Барнауле содовый завод, ставший первым в России (был поглощён конкурентами и закрылся в первые годы двадцатого столетия), да Август Брокмиллер, не слишком удачно попытавшийся развить свекловодство и производство спирта на Алтае. В Барнауле, на момент выхода приказа правительства, насчитывалось 13 подданных вражеских государств, которые имели в городе своё дело. Зачастую это был малый бизнес.

К примеру, турецкоподданный Канарос Оглы Панаиди жил на Пушкинской улице и занимался торговлей молоком. Его земляк Исаак Адриан-Оглы продавали фрукты на Московском проспекте, а целая группа в составе Танаса Оглы, Махмета Омер Оглы, Симеона и Павла Лазаря Оглы вела продажу булочек и хлеба на Подгорной улице.

Ещё один турок Александр Яманиди лишился бизнеса по продаже старья в барахольном ряду. «Под раздачу» попал и австрийский подданный Викентий Карловичи Мыдлярчик, державший кондитерскую на Павловской улице.

Германию в Барнауле представляли — торговый дом «Вогау и Ко», продававший чай, сахар и соду, а также Георг Мюнх, чьё предприятие реализовывало масло и оборудование для молокозаводов. Последний попытался выкрутиться, что торговлей компания уже давно не занимается, а всё имущество принадлежит шведскому акционерному обществу «Пумп-Сепаратор». Немцу не поверили, компанию быстро закрыли.

bazzar

На одной чаше весов — булочная, бакалея и лавка старьёвщика. На другой — бюджет города, инфраструктурные проекты, крупнейшие промышленные предприятия и целая отрасль общественного питания. По последним санкции Империи ударили больнее всего. Но это наша национальная традиция: бей своих, чтобы чужие боялись.

Комментарии

Нам важно ваше мнение
Комментариев пока нет! Оставьте первый комментарий!

Ваш e-mail в безопасности Ваш e-mail не будет опубликован на сайте и не будет передан третьим лицам. Обязательные к заполнению поля помечены *