Новый печатный номер «Капиталиста» посвящён главной идее региона — еде

Новый печатный номер «Капиталиста» посвящён главной идее региона — еде

Вышел из печати новый номер «Капиталиста». Тема выпуска — еда как главная алтайская валюта. Как регион с помощью нескольких продуктов влияет на экономику целой страны, и почему сыр может стать основной региональной идеей.

Пока весь мир следит за скачками доллара и евро относительно рубля, на рынке других денег — пищевых — происходят не менее острые события. Ситуация вокруг гречки и запрет на импорт сделали некоторые продукты настоящей алтайской валютой.

[one_half last=»no»]!КАП
Читайте в четвёртом номере «Капиталиста»:
Стратегия в тренде. Как Барнаульский пивзавод добился качества своего продукта с помощью техники и управленческих методик.
Сыр катается. Почему сыр для Алтайского края стал главным претендентом на звание основной региональной идеи.
Щи португальские, капуста алтайская. О расцвете алтайского общепита и нетривиальных стратегиях импортозамещения — в историческом бизнес-кейсе.
Также смотрите подборку брендов и бизнес-курьёзов месяца на Алтае.
Печатный номер «Капиталиста» ищите в точках распространения.[/one_half]Можно сказать совершенно точно, что над имиджем гречки работали маркетологи от бога. Шутка ли: лишь только первые возгласы о возможном дефиците крупы долетели до широких масс, как эти самые массы переполошились. Как так, а вдруг без гречки жить придётся? Да она же по значимости как хлеб, вода и соль! И ринулись в магазины за запасами. Магазины, не будь глупцами, повесили на крупу рекламу вроде: «Успей купить!», «Только сегодня!» и подкрепили народную мысль о будущем дефиците.

Всё действительно так, гречка важна. Ровно так же, как яйца, сыр, молоко-сметана-масло, три главных вида мяса, все огородные овощи, макароны, рис и условный свежемороженый минтай. В общем, составляющие рациона классической столовой или будничного обеда среднего россиянина. Потребление исключительно гречки, по разным оценкам, в год составляет около 3,5 килограммов на человека, что в пересчёте даже на резко подорожавшую до 70 рублей крупу — максимум 250 рублей. Ну, пусть даже 400 для совсем уж рьяных фанатов гречки. В год. Почему-то никакие другие продукты из статистической «продуктовой корзины» такого нездорового интереса, пожалуй, никогда не вызывали. А гречка — пожалуйста, уже второй раз с олимпийской периодичностью. Не страшны санкции — мы и сами в состоянии устроить себе дефицит.

История с гречкой могла бы лечь в основу неплохого экономического детектива. Мог ли несобранный урожай так разогнать цены на крупу? Кто лжёт об отсутствии запасов и тем самым поднимает стоимость ещё выше — крестьяне, оптовики, торговые сети? И вообще, лжёт ли кто-нибудь?

Впрочем, история здесь не про искусственно созданный дефицит или продуктовую панику. Повторившаяся второй раз с 2010 года ситуация с крупой показала важную вещь: гречка сегодня наряду с ещё несколькими товарами — главная валюта Алтайского края. Даже, кажется, главнее хлеба: 13-15% доля регионального производства так влиять на рынок не позволяет. Другое дело, 50% по «золотой крупе». По скромным подсчётам «Капиталиста», о «гречневом кризисе» из-за ситуации на Алтае заявили больше 10 российских регионов.

Но если значимость алтайской гречки в пищевой экономике подчеркнул дефицит крупы, пусть и сомнительный, то западные санкции и последующий запрет на ввоз некоторых зарубежных продуктов проявили «валютность» другого местного продукта — сыра. О своём желании заменить импортный сыр на алтайский говорили власти и предприниматели многих регионов России от Урала до Дальнего Востока.

Хотя понятно, что алтайские производители смогут выпустить что-то полноценно импортозамещающее лишь в перспективе — за пару месяцев невозможно переоборудовать предприятие. То, что начало или начнёт поступать в продажу сейчас — аналог сыра «фета», фермерские «камамбер» и «рокфор» — это вовсе не реакция на эмбарго, а результат давно намечавшихся планов. Но стоит признать — заявили о себе производители вовремя. И тот факт, что регионы посмотрели в поисках сыра именно на Алтай, значит, что на этой «валюте» вполне можно сыграть и выиграть.

Впрочем, как показывает практика отдельных предприятий, взрывного спроса ждать не обязательно. Если взять «Барнаульский пивзавод», то экспорт оттуда идёт в большинство регионов России, в том числе и удалённых. В части крупных городов, например, массмаркет в некоторых сегментах обеспечивает только алтайский пенный напиток. Местным производителям остаётся только работать в нише ресторанов. Оставшуюся долю рынка оккупировали крупные федеральные игроки.

Так что пока мир следит за курсом доллара, его часть, пусть и небольшая, следит за курсом еды. В отличие от доллара, с ней люди соприкасаются ежедневно.

Василий Морозов

Шеф-редактор и директор журнала "Капиталист"

Комментарии

Нам важно ваше мнение

2 Комментариев

  1. Станислава
    Reply Декабрь 02, 09:29 #1 Станислава

    молодцы!!!

  2. Макар
    Reply Декабрь 02, 18:00 #2 Макар

    Спасибо за заметку. Получил удовольствие от прочтения!

Ваш e-mail в безопасности Ваш e-mail не будет опубликован на сайте и не будет передан третьим лицам. Обязательные к заполнению поля помечены *