«Старая жизнь Алтая»: телефонизация деревни, давка в электротеатре и споры вокруг лавок купца Сухова

«Старая жизнь Алтая»: телефонизация деревни, давка в электротеатре и споры вокруг лавок купца Сухова

Как алтайские крестьяне налаживали телефонную связь в сёлах, какой фильм-боевик вызвал у барнаульцев небывалый ажиотаж и за что власти хотели снести лавки купца Сухова — читайте в дайджесте дореволюционной прессы.

В очередном выпуске — события, произошедшие с 17 по 23 ноября 1914 года.

Деревенский телефон

За несколько лет до появления «лампочки Ильича», которую в СССР часто использовали в качестве противопоставления «отсталой» дореволюционной и «прогрессивной» большевистской России, крестьяне Алтайской губернии задумали провести в свои деревни телефонную связь. В селе Старая Барда, которое неплохо поднялось благодаря развитию кооперативному движению, собрались представители соседних волостей. На съезде обсуждался вопрос о проведении телефона.

Финансирование проекта телефонизации алтайских деревень было решено проводить собственными силами. В среднем, выходило по 4 — 4,5 рубля расходов на одного работающего крестьянина. Суммы не заоблачные и вполне доступные многим семьям. Тем более, что сельские сходы быстро просчитали экономическую выгоду от подобных инноваций. Суммарные затраты в 26 тыс. рублей на 15 волостей должны были окупиться за счёт снижения использования лошадиной силы. Ведь другого способа быстро отправить сообщение адресату тогда фактически не было. Не задерживаясь на идее с телеграфом, крестьяне сразу же решили провести себе телефон.

Дополнительную экономию денег должно было дать прямое участие крестьян в прокладке телефонной линии. Они решили отказаться от услуг подрядчиков и поставить телефонные столбы самостоятельно, ведь не такое уж это и трудное дело. Интересная деталь — сельский съезд после долгих прений отказался использовать кедр в качестве материала «в виду протеста против истребления этого ценного дерева». Таким образом, алтайское село ещё 100 лет назад было не только технологичным, но экологичным.

В итоге, съезд решил приступить к прокладке телефонной линии в январе — феврале 1915 года.

Давка у кинотеатра

Основа репертуара барнаульских электротеатров осенью 1914 года — фильмы на тему войны. «Выдающийся боевик братьев Поте», «Отступление австрийской армии из Галиции», «Бой в воздухе или геройский подвиг русского лётчика», «Роскошный снимок с натуры Европейской войны», — кричат киноафиши.

16 ноября в электротеатре «Иллюзион» Е. И. Лебзиной показывали трилогию «Великая война народов». При этом, каждая часть состояла из нескольких эпизодов.

Например, «Германский цеппелин, вынужденный опуститься на территорию Франции и сдаться в плен», «Пограничные с Австрией сёла артиллерийскими снарядами почти сравнены с землёй» и «Неудавшаяся хитрость немцев. Потопление в Северном море английской канонеркой германского судна, желавшего проскользнуть под американским флагом».

— Какое желание было у публики посмотреть эту картину, можно судить потому, что на улице произошла давка. Люди выдавили стёкла в дверях, — писала газета «Жизнь Алтая» два дня спустя. — Для того, чтобы оградить «Иллюзион» от напора публики, пришлось вызвать наряд конных городовых.

Кстати, значительная часть денег, которые предприниматели выручают с киносеансов, идёт на помощь семьям солдат, которые воюют на фронте.

Оркестр пленных

В Барнауле продолжает проходить своеобразная социализация австровенгерских пленных. Их сюда свозят регулярно, сотнями, они уже стали частью привычного городского пейзажа и к ним относятся к некоторым сочувствием. В Народном доме, к примеру, в спектаклях стали участвовать военнопленные. А. И. Клястер сформировал восьми австрийцев и трёх русских новый бальный оркестр, которые аккомпанирует актёрам. Возглавляет оркестр тоже пленный австриец.

Город против купца

Власти Барнаула подали иск в окружной суд против Василия Сухова, купца, почётного гражданина города и бывшего городского головы. Требования довольно жёсткие: Сухов и ещё несколько предпринимателей должны снести свои торговые лавки, которые находятся в «Суховском корпусе». По мнению истца, объекты торговли стоят на земле, которая принадлежит городу, да и находиться лавки там могли лишь временно.

Присяжный поверенный, которые представляет интересы властей, рассказывает следующее:

«Когда Барнаулу, на основании Высочайшего указа правительствующему сенату от 21 декабря 1876 года, были переданы земли Кабинета Его Императорского Величества, на которых возведены постройки города и общественные здания, а также где расположены бульвары, площади, мосты, переправы, набережные, то владельцы лавок вносили в доход города деньги за пользованию землёй. Этот налог носил название «плата за растворы». Но с 1909 года от уплаты этих денег предприниматели стали отказываться, поэтому городское управление решило начать выселение лавок с данных земель».

[one_half last=»no»]5[/one_half]Защитники предпринимателей, в свою очередь, копнули историю Барнаула ещё глубже и представили свою версию:

«Барнаульское горнозаводское поселение, основанное на землях Алтайского горного округа уральским горнопромышленником Демидовым, в 1771 году было преобразовано в город Барнаул. В 1822 году этот город был наименован окружным, а расположение его укреплено Высочайше утверждённым 4 ноября 1837 года планом. План этот не устанавливал нового распределения, а только бывшее расположение города. Согласно этому плану, существовали «партикулярные» (частных лиц) деревянные торговые лавки, из которых в 1855 году путём достройки перестройки образовался «Суховский корпус». Этот корпус находился вне торговой площади, пожалованной городу. Что же касается «платы за растворы», то она не была арендной платой. Это был сбор с дверей торговых заведений, имевший значение налога на торговлю и не оправдывавшийся городскими законами. На такое значение налога указывает и определёние сбора не по количеству земли, занятой лавками, а по числу дверей — «растворов». За пользование землёй под лавками никогда платы не вносилось — ни Кабинету, ни городу, так как договорных соглашений не существовало, а право собственности появилось по давности владения».

У защитников интересов городских властей здесь нашлось тоже одно возражение. Они заметили, что торговая площадь предполагает использование её для торговли. Чтобы торговля была более «благоустроенной» (то есть цивилизованной), вне площади были отведены специальные места, которые хоть и не находились на той территории, но имели аналогичный «торговый» статус. Такие места якобы и были отмечены на городском плане 1837 года и они, по мнению адвокатов, принадлежат городу. Кроме того, защитники представили суду документы, которые подтверждали довод о том, что «плата за растворы» и арендная плата — это одно и тоже.

Суд взял паузу и постановил привлечь к делу экспертов, чтобы те изучили план и определили — находится ли «Суховский корпус» на торговой площади или нет.

hisb52b

День извозчиков

Барнаульские извозчики решили присоединиться к всеобщей акции сбора пожертвований для местного Красного Креста. 22 ноября представитель извозчиков сообщил об этом городскому голове и, по совместительству, председателю барнаульского отделения Красного Креста Александру Лесневскому.

Идея извозчиков была следующей: они передадут на благотворительность всю свою дневную выручку.

Похороны священника

19 ноября 1914 года в Барнауле скончался священник Нагорной церкви Александр Слободской. Горожане называли его «бессребреником» и «патриотом», также уважали за регулярные панихиды на могиле публициста Николая Ядринцева и работу в женской гимназии Будкевич. После смерти священника у него осталось семья из 9 детей без каких-либо средств к существованию — денег Слободской не смог скопить.

— Провожала покойного огромная толпа народу, в том числе — почти все воспитанницы и весь преподавательский состав частной женской гимназии. Протоиерей Иоанн Горетовский произнёс краткую прочувственную речь, в которой охарактеризовал личность покойного, его сердечные взаимоотношения с обществом, сослуживцами и воспитанницами гимназии, — описывает похороны, которые прошли 21 ноября, газета «Жизнь Алтая. — Гимназия возложила на гроб своего батюшки венок с надписью «Законоучителю — добрейшему о. Александру». В начале воспитанницы выразили желание возложить по венку от каждого класса, но решено было купить общей от всей гимназии венок, а остальные деньги передать семье покойного. Кроме того, педагогический совет постановил бесплатно обучать трёх дочерей Александра Слободского.

Священника похоронили вблизи алтаря Нагорной церкви, разрушенной в советское время вместе с кладбищем.

Материал написан на основе архивов газеты «Жизнь Алтая». Стиль и даты — сохранены. Редакция «Капиталиста» выражает благодарность Алтайской краевой библиотеке имени Шишкова за предоставленные архивы.

Комментарии

Нам важно ваше мнение
Комментариев пока нет! Оставьте первый комментарий!

Ваш e-mail в безопасности Ваш e-mail не будет опубликован на сайте и не будет передан третьим лицам. Обязательные к заполнению поля помечены *