Ректор АлтГПА Ирина Лазаренко: «Просто надо садиться и думать»

Ректор АлтГПА Ирина Лазаренко: «Просто надо садиться и думать»

Алтайская педакадемия по результатам мониторинга Минобрнауки стала лучшим вузом края. Более того — смогла больше всех заработать. О финансовых перспективах педобразования и превращении академии в университет — рассказала ректор АлтГПА Ирина Лазаренко.

— Ирина Рудольфовна, сначала поговорим о результатах мониторинга Минобрнауки, которые обнародовали совсем недавно. Педакадемия оказалась лучше всех алтайских вузов, хотя раньше министерство находило признаки неэффективности у АлтГПА.

— Если мы посмотрим на статистику, то мы действительно единственный вуз Алтайского края, который не прошёл только по одному показателю: это инфраструктура, площади, приходящиеся на одного студента. С каждым годом требования по нему растут. Интересно, что нормативы одни, а требования мониторинга – другие, есть здесь некоторое противоречие. Впрочем, практически нет вузов, которые по этому показателю прошли в России, их единицы.

[one_half last=»no»]1Ирина Лазаренко возглавила АлтГПА в июне 2012 года. Ирина Лазаренко — доктор педагогических наук, профессор. Родилась 25 ноября 1961 года в Барнауле. В 1984 окончила Барнаульский государственный педагогический институт (ныне АлтГПА) со специальностью «История и английский язык».[/one_half]— Помню, что был и другой критерий – количество иностранных студентов. И по нему АлтГПА в первый мониторинг как раз и «провис».

— Да, интересный показатель – иностранные студенты. Анализируя то, что говорят руководители российских вузов, в частности из западной части России, Москвы, то приходишь к выводу, что ситуация сильно отличается в вузах разных географических точек. И очень хорошо, что в этом году нас выделили в особую группу. Но ещё и педвузы было бы правильным выделить в отдельную группу. Ведь что значит – педагогический вуз? Это, как правило, один вуз для региона, и специалистов запрашивают местные работодатели. Соответственно, вуз ориентирован на внутренний рынок региона. Возникает вопрос: зачем нам иностранные студенты? «Технарям» и классическому университету в этом смысле проще. Тем более, АлтГУ собирается становиться евразийским университетом. Мы себе такой задачи не ставим, наша задача – насытить рынок качественными педагогами, представителями социальной сферы, специалистами в области коррекционной педагогики, дошкольного образования и туризма. Образовательный туризм – это один из брендов региона и мы активно в его развитии участвуем. Ну и, конечно, наши переводчики – они не то, что лучшие в крае, они – это эксклюзив, особенно «французы». Это направление мы пытаемся сохранить, это наш бренд.

— Помимо педагогов в классическом понимании – школьных и других, какие ещё направления, специальности считаете приоритетными?

— У нас есть такие направления, как физическая культура, адаптивная физическая культура — по этим направлениям мы являемся монополистами. Лингвистика – это направление, которое не относится к педагогическим специальностям. Не относится и Математические методы в экономике. Мы работаем, чтобы наши ребята могли «выходить» в экономику. Кстати, и многие из таких выпускников устраиваются в банки. Социальный сервис и туризм, социальная педагогика — мы многое пытаемся охватить, но не уходим от гуманитарной подготовки.

— В 2013 году вуз стал участником такого эксперимента, как прикладной бакалавриат. Насколько удачным стало это нововведение?

— В позапрошлом году мы рискнули и подали заявку на контрольные цифры приёма по прикладному бакалавриату. Почему рискнули? Потому что кроме словосочетания «прикладной бакалавриат» и понимания того, что кого-то надо готовить в прикладном аспекте, ничего не было. Всего три педвуза в России участвовали в этом проекте, и мы – единственный вуз за Уралом, кому были даны контрольные цифры приёма. Но мы получили довольно хорошие результаты и набрали достаточное количество студентов. Нам понятно было, что надо по этому направлению учить, но как именно – не ясно. Министерство сказало: думайте! В итоге мы придумали систему, Минобр её одобрил. Осенью в нашем вузе даже пройдёт семинар по прикладному бакалавриату, на него приглашены представители всех вузов России. На этот год нам дали уже на 156 мест больше.

3
84% школ Алтайского края находятся в сельской местности. Задача АлтГПА — укомплектовать их учителями.

— Чем хорош прикладной бакалавриат?

— Усиливается практическая подготовка. Конечно, что-то подобное было и раньше. Например, когда я училась на втором курсе, стала посещать школьные уроки истории, потом сама стала их проводить. Но это было по желанию, никто меня не оценивал, не мотивировал. Сейчас наши студенты с первого курса обязаны проходить такую практику. Он погружается в атмосферу педагогического труда, и с раннего возраста понимает, что такое – его профессия. Получается более раннее взросление новых педагогов. И я уверена, что когда они придут в школу, их педагогический потенциал будет более зрелым.

— Быстро ли удалось выстроить систему? Если вы говорили, что вначале не знали, как нужно учить по прикладному бакалавриату, не было давно проверенных учебных планов?

— Когда мы получили контрольные цифры — сели, подумали и начали работать. У нас просто не было выбора.

[one_half last=»no»]5Экономическая деятельность АлтГПА оценена Минобром в 1,572 млн рублей; далее в рейтинге идёт АГАУ с 1,373 млн рублей. Ниже установленного порога в 1,327 млн рублей оказались АлтГУ и АлтГТУ с 1,305 млн рублей; АГМУ с показателем 1,199 млн рублей и Алтайская государственная академия образования имени В. М. Шукшина с цифрой 1,172 млн рублей.[/one_half]— Педакадемия по итогам прошедшего мониторинга, с которого мы с вами и начали разговор, стала первым алтайским вузом по финансовым показателям. Отрыв от остальных вузов хоть и небольшой, но всё равно сам факт, что педагогический вуз заработал больше классического университета, больше политеха – довольно примечателен. Как это удалось?

— Честно говоря, мы раньше на другие вузы не смотрели. И только после мониторинга появилась возможность сравнивать. Есть у нас программа развития вуза (показывает брошюру – прим. «Капиталист»), она была принята, когда меня избрали ректором. И в ней есть все показатели. Мы ничего специально не выдумывали, а работали по этому плану. У нас есть прогноз, мы просчитывали риски, и на основе того или иного прогноза разрабатывали план, который учитывает эти риски. Разрабатываем, как принято сейчас говорить, «дорожную карту» и по ней работаем. Кстати, один из позитивных моментов, который, помимо прочего, позволит в этом году улучшить показатели ЕГЭ, это новая методология Минобра по набору. Она меняет систему приёмной кампании. Контрольные цифры по набору мы теперь получаем до Нового года. Раньше мы их получали за неделю-две до начала приёма. О чём это говорит? У нас есть полгода, чтобы поработать с абитуриентом. Мы задолго до приёма работаем над качеством абитуриентом. Практически возможные списки группы заранее составляем.

— Для улучшения экономических показателей что-то специальное делали?

— Конечно. Когда по результатам прошлых мониторингов мы посмотрели, что не прошли по количеству площадей на одного студента, то сели и стали думать, как исправить ситуацию. На помощь пришёл Закон об образовании. Там есть такое понятие – «базовые кафедры». Это структуры, которые работают с вузом в части подготовки специалистов. Так вот базовые кафедры по Закону считаются вузовской инфраструктурой. И мы поработали в этом направлении. В итоге в мониторинге 2013 года по площадям мы смогли выполнить норматив. Правда, на 2014 год Минобр вновь поднял планку. Если ещё говорить по финансам, мы выигрываем очень хорошие гранты. У нас есть потенциал, чтобы увеличить объёмы финансирования по НИОКР (научно-исследовательские опытно-конструкторские работы). Есть планы, как увеличить суммарный доход на одного научного работника. Образовательные услуги – отдельная статья доходов. Они у нас разные: например, есть кафедра специальной коррекционной педагогики, у нас прекрасные востребованные логопеды. Инклюзивное образование, диагностика одарённости – много источников.

— Действительно много возможностей. А казалось бы…

— Все так говорят: «казалось бы». Да просто надо садиться, думать, выявлять потенциал.

2
Статуса университета вуз лишился в 2008 году: тогда он не прошёл аккредитацию. Однако вывеска «Педагогический университет» висела на фасаде ещё несколько лет и соседствовала с новым наименованием — АлтГПА.

— Какие ещё есть резервы?

— Коммерциализации деятельности у нас — один из векторов развития. Финансовая деятельность ведь создаёт фундамент для нашей основной работы. У нас есть чудесный лагерь в Бобровке, мы хотим из него сделать большой комплекс, где можно отдыхать, проводить семинары. У нас есть лыжная база, и мы можем стать одним из центров здоровья не только Барнаула, но и Алтайского края. Это те перспективы, которые связаны с коммерциализацией, потому что на них, естественно, Минобрнауки денег не даёт, это всё наши внебюджетные средства. Сколько сможем заработать, эффективно это распределить, поработать с закупками, так и сможем отремонтировать те объекты, которые у нас есть.

— Ирина Рудольфовна, этот вопрос я не задать не могу. Когда Алтайская государственная педагогическая академия станет вновь Алтайским государственным педагогическим университетом?

— Вот у меня на столе документ из Министерства образования (показывает – прим. КТВ). Я вам зачитаю из него одну фразу: «Департамент госполитики в высшем образовании рассмотрел ваше заявление с просьбой согласовать новое наименование учреждения. И согласовывает его в представленной редакции — Алтайский государственный педагогический университет». Наши документы – новый устав, протокол решения учёного совета об изменении наименования нашего вуза – на рассмотрении в Москве. Теперь нет никакой аккредитации вузов: новый закон не ставит в зависимость аккредитацию вуза и его наименование. Министерство пошло другим путём: оно аккредитует не вуз, а конкретную образовательную программу, которая реализуется. Это более утончённая форма контроля и надзора: если какая-то программа не соответствует требованиям Рособрнадзора, она не аккредитуется, и вуз лишается части целого направления подготовки. Это для вуза катастрофа. В прошлом году мы аккредитацию прошли, в этом аккредитовали ещё несколько программ и, я думаю, что следующие проверки пройдут столь же успешно.

— То есть, можно сказать, что академия уже почти вернула себе звание университета?

— Мы меняем название по нескольким основаниям: мы имели статус университета ранее. И когда это был именно статус, мы на него претендовали и подтвердили. Мы убеждены, что отзыв этого статуса – это было неправильное решение, и коллектив, общественность, не согласилась с этим. И ещё – даже если мы заглянем в прошлое, мы соответствуем тем требованиям, а по некоторым планку университета даже превосходим. Мы уверено смотрим в будущее, при этом чтим существующие традиции.

На фото — памятник В. С. Высоцкому, установленный перед главным корпусом вуза в 2002 году. С того времени Высоцкий стал едва ли не символом вуза по аналогии с И. И. Ползуновым, который стал символом АлтГТУ

Василий Морозов

Шеф-редактор и директор журнала "Капиталист"

Комментарии

Нам важно ваше мнение
Комментариев пока нет! Оставьте первый комментарий!

Ваш e-mail в безопасности Ваш e-mail не будет опубликован на сайте и не будет передан третьим лицам. Обязательные к заполнению поля помечены *