Медвежьи услуги

Медвежьи услуги

При повальном увлечении региональными брендами, I’m Siberian сегодня – пожалуй, единственный реально успешный. Зачем поднимать медведя на Монблан, как продать «сибирскую» футболку в Америку, и почему дизайнеры занялись бизнесом – рассказал арт-директор I’m Siberian Владимир Черепанов.

[one_half last=»no»]aTlO_Wk3cRoВладимир Черепанов — креативный директор проекта I’m Siberian. Бренд в 2012 году в Новокузнецке разработала дизайнерская команда POWER Brand. Сейчас под брендом выпускается «сибирская» сувенирная продукция, а также проводятся экспедиции на горные вершины. [/one_half]— Владимир, сейчас под вашим брендом идёт экспедиция в Альпы. В прошлом году был поход на Эльбрус. Зачем вам, дизайнеру, бизнесмену, «продвиженцу» Сибири эти акции?

— Когда в прошлом году мы организовывали поход на Эльбрус, в нём поучаствовало около 2 тысяч человек. То есть, наш бренд серьёзно засветился. В этом – идём на Монблан и Маттерхорн – знаковые альпийские вершины для альпинистов всего мира. Мы хотели изменить ситуацию, которая нас как жителей Сибири напрягает: на Сибирь ведь смотрели как на глухую провинцию, где ничего не происходит и все считают, что жизнь начинается только за Уральским хребтом. Мы хотим доказать, что здесь есть силы и возможности, чтобы реализовывать какие-то интересные проекты, заявить о себе через такие громкие события.

— Самоцель – именно продвижение бренда  I’m Siberian?

— Идею Сибири можно воплощать разными способами. С одной стороны, с точки зрения дизайна, каких-то коммуникаций, с другой – можно писать музыку на эту тему, создавать сувенирную и пищевую продукцию. В общем, выпускать продукт. Мы поддерживаем общее направление IMS ( I’m Siberian – прим. КТВ) и следим, чтобы все эти направления развивались на высоком качественном уровне. Наш бизнес делается людьми, которые хотят это делать, которым это интересно.

eP3THNo0xCk
Под брендом IMS продаются футболки, обложки для паспорта, блокноты, магниты, открытки, кружки, варежки и другая продукция. Наклейка, например, обойдётся в 90 рублей, кружка — в 490, обложка на паспорт стоит 670 рублей.

— То есть, это всё-таки бизнес?

— Прибыль это приносит. Но те деньги, которые получаем, мы вкладываем в дальнейшее развитие проекта, такой постоянный процесс получается. Бизнес нам нужен, чтобы поддерживать проект, делать его независимо. Наш IMS – это что-то вроде Олимпиады. Он не может принадлежать кому-то, какому-то политическому движению или бизнесу. Сама идея независима.

— Развитие проекта – это расширение географии продаж, новые продукты?

— Сейчас разрабатываем довольно серьёзную матрицу наших продуктов. Мы распространяем их в более чем 20 странах на всех континентах планеты, кроме Антарктиды и Африки, почему-то. По нашим расчетам, на сегодня футболок с нашей символикой продано около 15 тысяч – для нас это хороший результат. Приглашаем и ждём новых партнёров, чтобы вместе продавать нашу продукцию в разных городах и странах. Но, кстати, мы не рассматриваем такое партнёрство как только лишь бизнес, скорее это коммуникация с людьми, которым интересна тема Сибири. Как таковой чёткой направленности, что мы хотим именно зарабатывать деньги, и для этого будем делать всё, у нас нет.

— У вас, в основном, сувениры с символикой IMS. Нет желания делать что-то ещё?

— Сейчас мы довольно активно ведём переговоры с самыми разными сибирскими марками, которые выпускают продукты высокого качества. С ними будем создавать продукт в концепции IMS. Например, если это вода, то очень чистая вода из каких-либо таёжных источников. Думаю, скоро появится мороженое под брендом IMS, вода, мёд и ещё несколько продуктов, которые я пока оставлю в секрете. Всё это будет в рамках нашего проекта.

o_tB0_P67vY
В Барнауле в ТЦ «Огни» работал магазин IMS. В городах Сибири и России партнёры работают по франшизе. Из требований — торговая площадь от 2 кв. метров, и приблизительная сумма инвестиций — 150 тысяч рублей. Платы за франшизу, а также роялти владельцы бренда с партнёров не берут

— Ваш товар – это что? Экзотика? Сибирская идентичность?

— Это, прежде всего, идея. Мы постоянно изучаем, следим, смотрим, как люди реагируют на наш продукт. У нас мало случайных покупок, когда человек, например, пошёл, вдруг увидел что-то и купил. Наш продукт ищут целенаправленно, приобретают себе или в подарок, в основном, чтобы поехать за рубеж. На отдыхе ведь все любят рассказывать байки, что у нас по улицам ходят медведи и все мы живём в сугробах.

— Выходит, бренд уже был готов. Оставалось прописать маркетинговую стратегию.

— Когда мы задумались о том, почему Сибиряки такие, какие есть, сформулировали для себя три основных фактора. Первый – это пространство, огромное пространство. Это особенно заметно на карте. Например, до Омска на поезде ехать двадцать часов, а в Европе за это время можно пересечь несколько стран. Второй фактор – это мороз. Мы с детства к нему привыкли и нас учили терпеть мороз и даже где-то получать от этого удовольствие. Причём вместе с морозом может быть яркое солнце, чего нет нигде. В Сибири у природы такая сила, с которой не поспоришь. И третий фактор – это дикость. У нас рядом тайга, где живут настоящие медведи, которые могут быть опасны. И в этой дикости есть что-то не известное, не понятное, и при этом здоровое, естественное.

— И всё-таки, к бизнесу. О каких оборотах и прибылях идёт речь?

— Пока можно сказать, что мы находимся в низком старте. Мы в первую очередь идеологи, дизайнеры, и как такового опыта в рознице, оптовых продажах и построения торговых сетей у нас нет. Поэтому то, что делаем – это эксперимент. Но эксперимент с хорошими результатами. Наш проект интересен с точки зрения дизайна, социальных коммуникаций, технологий. Подобного не было, пожалуй, во всём мире, когда люди, не знакомые друг с другом, объединяются в первую очередь под одной идеей, а уже потом под вывеской.

[vimeo id=»93114440″ width=»700″ height=»450″]

— Кстати, о результатах. Продажи в Барнауле идут?

— В Барнауле у нас есть представительство. Сейчас оно перешло в виртуальный формат в силу того, что аренда, продавцы, содержание магазина – это довольно затратно. Виртуальный формат, понятно, более лёгкий, мы перешли на заказы, которые могут быть исполнены день в день. Сейчас выстраиваем широкую матрицу продуктов, и хотим, чтобы вещей под брендом IMS было больше.

— Возможно ли появление нескольких внутрисибирских брендов? Сейчас это, как кажется, в тренде.

— Проще развивать, конечно, одну идею. Мы считаем, что сибирские города больше похожи на друг друга, чем разнятся. Но и к городам привязываемся – например, есть надписи на футболках I*Irk – про Иркутск, I*Brn – про Барнаул. Получается, что мы объединяем города одной идеей. Сибиряки все похожи. Когда приезжаем в Омск, Томск, всё равно чувствуем, что мы дома. Когда приезжаешь в Москву, встречаешь человека и в процессе общения понимаешь, что он из Сибири.

— А у сибирского бизнеса есть особенности?

— Я думаю, они есть. Сибиряки, мне кажется, более искренние, честные. И если сибирский бизнесмен чего-то пообещал, то он это сделает. Мы хотим сделать подборку историй успеха, когда люди, и в том числе бизнесмены, с помощью сибирских ролевых моделей добиваются успеха.

Im-Siberian.
Бренд IMS регулярно получает награды рекламных фестивалей за лучшую айдентику: владельцы бренда в первую очередь называют себя дизайнерами, и уже потом бизнесменами

— Что для вашего проекта может быть критерием успеха?

— Мы хотим показать сибирские продукты как качественные, привлекательные. Ведь мы пользуемся, в основном, продуктами, которые привозят из-за рубежа, получается, отдаём деньги иностранному капиталу. У местных предпринимателей нет понимания, что нужно и можно работать на экспорт, и что наши продукты могут конкурировать с ведущими мировыми марками. Сейчас, если посмотреть на полки супермаркетов, то местные товары можно увидеть лишь на нижних низкомаржинальных полках. Нам хочется изменить ситуацию и сделать продукты премиум-класса, на которых люди могли бы зарабатывать, Нужно, чтобы продукты эти были невероятно сильного качества – чтобы они достойно смотрелись на зарубежных полках.

— Бренд IMS, видимо, как раз и должен стать инструментом для этого?

— Мы поняли, что Сибирь может быть очень интересна. Например, то же кедровое молочко может быть интересным продуктом, если рассказать об этом, подать правильно. Нужно создать традицию, хотя бы искусственно. Например, в 70-е годы к рекламисту Дэвиду Огилви пришли заказчики и сказали, что у них очень плохо продаются апельсины. И через некоторое время Огилви запустил рекламную кампанию, в которой на столе у каждого американца стоял апельсиновый сок. Это искусственная традиция, но она стала традицией. Мы хотим, чтобы появлялись наши — сибирские традиции.

Фото — https://vk.com/imsiberian

Василий Морозов

Шеф-редактор и директор журнала "Капиталист"

Комментарии

Нам важно ваше мнение

3 Комментариев

  1. Андрей Лебедев
    Reply Апрель 29, 12:30 #1 Андрей Лебедев

    Владимир, сейчас под вашим брендом идёт экспедиция в Альпы. В прошлом году был поход на эльбрус. Зачем вам, дизайнеру, бизнесмену, «продвиженцу» Сибири эти акции?


    Гора с маленькой буквы

  2. владимир черепанов
    Reply Апрель 29, 20:02 #2 владимир черепанов

    Андрей, привет. Такие походы мы создаем стихийно — хотя бы потому, что нужно помочь альпинистам, сделать так, чтобы альпинизм стал гораздо более популярным. Кроме того, нашим городам и региону не хватает связующих, больших событий, за которыми могли бы следить десятки сми, а также десятки тысяч зрителей. Эо дейстительно крутое событие, в котором очень хочется поучаствовать.

Ваш e-mail в безопасности Ваш e-mail не будет опубликован на сайте и не будет передан третьим лицам. Обязательные к заполнению поля помечены *