Всё было не так

Всё было не так

«Если врать, то только во благо». Барнаульский предприниматель уже больше года тихо оказывает услуги создания алиби. Сколько можно заработать на лжи, как рекламировать нестандартные услуги и кто обращается в агентство, «Капиталист» выяснил у бизнесмена.

Руководитель барнаульского алиби-агентства Johnny Alonso попросил в материале не называть его реальным именем. Евгений Алонсо – псевдоним, на который предприниматель условился при беседе с «Капиталистом».

— Как пришла идея заниматься именно этим – создавать людям алиби на коммерческой основе? Не с просмотра ли фильма «Агентство НЛС»?

[one_half last=»no»]cinematograf.net
После выхода на телеэкраны сериала «Агентство НЛС» в 2001 году в России случился бум алиби-агентств. Впрочем, на Евгения Алонсо, как он говорит сам, это не повлияло.[/one_half]— Идея пришла после того, как придумал оправдание товарищу, который попал в неприятную ситуацию и, самое главное, не по своей вине. Тогда пришло осознание, что таких людей, у которых случаются форс-мажоры в личной жизни – достаточно много. И они либо выходят сухими из воды, либо… «мокрыми». Чаще всего такие люди начинают искать среди своих знакомых, друзей, родственников тех, кто мог бы им помочь. А это – куча сил, времени и нервов. Зачем растрачивать свои ресурсы впустую? А здесь зародилась идея коммерции. Решение личных и возможно профессиональных ситуаций, сохраняя репутацию. Никаких просчетов, бизнес-планов, разработок идей и раздумий «воплотится или нет» — не было. Позже в интернете нашел информацию о таких агентствах, и они, если не врут, зарабатывают.

— Евгений, вы говорите, что агентства, похожие на ваше, в России существуют. На какие-нибудь примеры опирались?

— Ни на какие. Всё придумывал сам, опираясь на реальные обстоятельства дел и собственный опыт.

[one_half last=»no»]Вицин
100% гарантии того, что проблема разрешится, агентство предоставить не может. Особенно в ситуациях, когда клиенту никто уже не верит, как герою Георгия Вицина в «Неисправимом лгуне», советском фильме 1973 года.[/one_half]— Бизнес, пожалуй, довольно специфичен и необычен даже не для Барнаула, а вообще для России. Расскажите, на какие меры предосторожности вам приходится идти? Какова главная особенность решения чужих проблем?

— Особенности? Их до кучи! Ты должен знать ВСЁ! Если не знаешь – изучаешь в кратчайшие сроки. Вникаешь в каждую проблему. Каждая мелочь – это не мелочь, а Деталь. С большой буквы. И чем больше деталей ты знаешь, тем больше шансов на успешное решение кейса. В процессе работы с клиентом приходится копать информацию «вглубь» и «вширь». «Вглубь» – прорабатываешь ситуацию, детализируешь. «Вширь» – все возможные варианты её разрешения и последствия. Это одна особенность. При создании алиби – одни обстоятельства. При устроении знакомств – другие. У каждого направления свои подводные камни. Еще одна немаловажная особенность – 100% гарантии того, что ситуация разрешится именно так, как хочет клиент, предоставить не могу, так как у всех и у всего есть бэкграунд. К примеру: человек постоянно опаздывает на работу, и каждый раз нужно новое оправдание. Он обращается в агентство. Мы ему придумываем алиби. Он его использует. А ему не верят. И даже если мы его хорошенько подтвердим – не факт что оно сработает. «Человек постоянно опаздывает на работу» — это бэкграунд. В него нам и приходится вникать.

— Как обстоит дело с рекламой услуг? Это рекомендации? Визитки?

— Что касается рекламы, то сарафанное радио и визитки – лучшее, что может быть в этом бизнесе. Где-то таксисту оставил визитку, рассказав пару случаев, где-то парикмахеру, где-то знакомым. Вот так и приходят клиенты. Некоторые повторно обращаются. Кстати, мой электронный адрес — jo.alonso.a@gmail.com.

— Какие правила у вас есть, по которым вы ведёте этот свой бизнес? На какие услуги вы не пойдёте никогда? Допустим, вдруг у вас лично табу на сокрытие супружеской измены?

— Мера предосторожности одна – ознакомление клиента с жесткими условиями-правилами, нарушение которых, как говорят в кинотеатрах, категорически не рекомендуется. Пока руководствуюсь только четырьмя правилами. Первое – законность. Против закона не пойду, слишком рискованно. Поэтому, если возникают сомнения в намерениях клиента, то мне придется отказать клиенту. Второе правило – конфиденциальность. Всё, что я узнаю о клиенте – храню строго. [one_third last=»no»][dropcap]721[/dropcap]развод приходится на 1000 браков в Алтайском крае. С этим показателем наш регион первый по Сибири[/one_third]О чем могу рассказать кому-либо в качестве примера – лишь о том, что была за проблема, и о том, как она решена. Третье – действую строго по согласованию с клиентом, с его целями и задачами и на основе предоставленной информации. И четвёртое – это правило монтёра Мечникова: «Утром деньги – вечером стулья». Обязательно беру предоплату. Предоплата включает в себя расходы на решение проблемы, ничего более. В случае, если результат не устроил клиента – за свои услуги денег брать не стану. Табу накладываю на нарушителей закона, исходя из первого правила, а также на то, что может принести вред. Например, клевета и прочее. Если врать, то только во благо.

— Сколько стоят ваши услуги, и как формируется цена?

— На цену влияют несколько факторов. Правдоподобность (количество деталей, привлеченных людей и глубина сценария), вероятность проверки и срок исполнения. Если, к примеру, вам необходимо подтверждение того, что вы были в командировке в другом городе, и вы уверены, что близкие не станут проверять достоверность, то можно ограничиться несколькими деталями. [one_third last=»no»][dropcap]2999[/dropcap]рублей составляет минимальная стоимость создания алиби[/one_third]Стоимость такого алиби – от 2999 рублей, это минимум. Но если есть вероятность того, что алиби кто-то захочет проверить, то здесь не обойтись мелочами. Приходится прорабатывать каждую деталь. Стоимость такого алиби от 8999 руб. Также, если есть параллельный заказ, стоимость часа работы может вырасти.

— Кто ваши клиенты? Много ли вообще их у вас было за всё время существования бизнеса?

— За полтора года работы было всего девять клиентов. Ничтожно мало, но зато честно.

— Расскажите о самом интересном из них? Ну, или вообще, о каком можете.

— Кейсы рассказать в деталях я не могу. Пару раз делал «командировки». Таких историй было две. Первая — человек действительно ездил в командировку, но жена ему не поверила, потому что он сувениры не привез и документы потерял. Пришлось изготавливать магнитики с изображением города N, брендированные салфетки, отчетные документы и прочее. В итоге для человека всё закончилось благополучно. Вторая история — человек просто захотел отдохнуть от всех и куда-то уехал. Вот и организовали ему «рабочую поездку» со всеми пост-материалами. Пару раз делали «дипломы» для тех, кто не смог окончить университет или окончил не очень хорошо, но боится разочаровать родственников. Один раз приходилось создавать фейковый имидж человеку на один вечер. И всё в таком духе. Если говорить о том, сколько мужчин и женщин обращаются, то практически поровну с перевесом в сторону мужчин. Это не заядлые вруны. Просто так сложились обстоятельства, что лучше обратиться к чужому человеку, чем напрягать знакомых и друзей.

— Знаю, что создание алиби – это не единственный бизнес для вас. Насколько он приоритетен? Какие ставки вы на него делаете?

— Для меня этот бизнес важен. Ни одно из моих направлений не приносит такого удовольствия. Перед тем, как взяться за выполнение заказа и во время работы над ним коленки трясутся, как перед прыжком с 10-метровой вышки в бассейн. Зато после – тотальное расслабление всего мозга и тела.

В качестве иллюстрации использована картина Жана Огюста Доминика Энгра «Франческа да Римини и Паоло Малатеста» (1819). В ней используется популярный в европейской культуре сюжет о супружеской измене.

Василий Морозов

Шеф-редактор и директор журнала "Капиталист"

Комментарии

Нам важно ваше мнение
Комментариев пока нет! Оставьте первый комментарий!

Ваш e-mail в безопасности Ваш e-mail не будет опубликован на сайте и не будет передан третьим лицам. Обязательные к заполнению поля помечены *