Зачем Барнаулу главный архитектор

Зачем Барнаулу главный архитектор

У Барнаула вновь появился главный архитектор — им стал уже занимавший эту должность Сергей Боженко. Что от этого назначения получит общество и бизнес, для чего нужно принять высотный регламент и проект охранных зон — в колонке Александра Деринга.

[one_half last=»no»]p_bozhenko
1 ноября 2013 года Сергей Боженко был назначен главным архитектором Барнаула. В 1982—1993 годах он уже работал главным художником города, а в 1993-2007 годах — главным архитектором. Уволился из-за несогласия с градостроительной политикой мэрии.[/one_half]Несомненно, что появление в Барнауле главного архитектора — это положительный шаг, повышающий статус власти. Однако пока не ясны его полномочия. Я не знаю, возможно Сергей Алексеевич обозначил свои условия во время переговоров, ведь просто так пойти туда и отстранёно наблюдать за тем, что происходит, да ещё и быть ответственным за это — таких желающих мало. А Боженко понимает ситуацию, знает болевые места и имеет очень большой опыт, он был бы полезен городу.

Совсем скоро состоится заседание градостроительного совета, где будет обсуждаться один проект застройки на улице Гоголя рядом с Демидовской площадью где, по идее, должна быть охранная зона. Для исторических мест и градостроительных ансамблей очень важен бассейн видимости. Когда стоишь на Демидовской площади, то ты видишь гармоничный архитектурный ансамбль с окружением и обелиском. И если рядом появится какая-нибудь многоэтажка, то появляется диссонанс. Здесь может быть какая-то мягкая невысокая 5-этажная застройка, например, но выше 11 этажей — это уже ненормально.

Правила застройки должны быть детально прописаны, должны быть указаны границы исторического центра. Вот здесь на углу улицы нужно сделать, например, акцент, а вот тут рекомендуется фоновая застройка. Должен быть определён не архитектурный стиль, а уместность той или иной застройки. Для той же Демидовской площади надо посчитать радиус в границах которого нельзя строить выше определённой высоты. Высотный регламент выгоден и бизнесу, поскольку тогда можно просчитать свои инвестиции и срок их окупаемости. Люди, которые владеют участками, знали об ограничениях по застройке, не задирали бы цены и не гнались за высотой. Но всё упирается в проект охранных зон.

Барнаул

Город должен быть заинтересован в проекте охранных зон, поскольку правила игры должны быть едины для всех. Если город не знает зачем это надо, то нужно помочь ему открыть глаза. Главный архитектор Барнаула может инициировать этот процесс и заручиться поддержкой архитектурного сообщества, прессы, федеральных органов охраны памятников культуры, краевых властей, комитета по культуре. Все исторические города уже давно имеют подобные зоны. И когда застройщику выдается разрешительная документация, то в ней всё прописано с учётом проекта охранных зон. Люди, которые занимаются куплей-продажей земельных участков — должны быть в курсе регламента.

Существующий градостроительный кодекс — ужасен. Исчезла согласовательная часть, которую убрали под благими предлогами, поскольку это якобы коррупционноёмкая вещь. А на самом деле всё совсем не так. На Западе, в общем-то, всё согласовывают, там есть главные архитекторы городов, мощные муниципалитеты, мэрии, которые сами заинтересованы в нормальном развитии. Я знаю очень известных архитекторов с мировым именем, которым не удавалось с первого раза утвердить свои проекты. Около десяти лет назад была история по одному объекту на Боденском озере. Представьте себе — историческая зона, набережная и проект музея современного искусства в виде стеклянного куба. Несмотря на то, что по размерам он не выделялся из окружающей застройки, куб выбивался по архитектуре. И около пяти лет этот куб не давали построить, шли дискуссии и оживлённые споры. И лишь спустя время пришло какое-то осознание ситуации, возможно повлияло известное имя архитектора, но стройку всё же разрешили. И сейчас — это одна из туристических достопримечательностей, пусть и отличающаяся от остальной застройки. В Берлине есть регламент, определяющий зоны для высотного строительства, например, Потсдамер-плац — своеобразный берлинский Манхеттен. Есть Фридрихштрассе — улица, где проходила Берлинская стена. Там было сразу оговорено, что на этой территории есть ограничение по высоте. Так застройщики ухищрялись как могли, отступали внутрь квартала и уступами наращивали высоту. То есть визуально, когда ты находишься на улице — ты этого не видишь, но высотная застройка фактически существует.

Барнаул

Везде есть какие-то ограничения и есть какие-то правила. Давайте работать по правилам. Сейчас в Барнауле нет детального регламента застройки, хотя были попытки ввести некие правила, закончившиеся неудачно. Например, существовало ограничение по отступу на 5 метров от «красной линии». Но если это историческая застройка, то зачем мы её будем разрушать такими отступами? Если есть линия, то на ней и нужно строить, иначе мы просто потеряем понятие города и улицы. Были правила по плотности застройки, которые разрешали застраивать лишь определённый процент территории, а остальное должно было пойти на благоустройство и парковки.

Как мы можем сформировать улицу, если владельцу земельного участка разрешают строить вот столько, а ему нужно больше? Разве мы делаем город ради парковок? Таких глупостей много, но они, слава богу, у нас не приживаются.

Правило про «отступ на 5 метров» сейчас убрали, вроде бы всё можно, но зато не решён вопрос с этажностью. Получается, что одно правило отменили, а другого не приняли. Да, есть определённые федеральные нормы — площадь участка должна соответствовать ёмкости дома, должны быть площадки для детей, дворик, проезд для машин, например, скорой помощи, но без фанатизма. Но если мы будем для каждого жильца делать парковочное место, тогда мы не сможем соблюсти баланса между нуждами города и отдельного человека.

Барнаул

На Западе у главного архитектора есть полномочия, в том числе полномочия запретительного характера. Там есть определённые регламенты, поэтому когда заказчик покупает участок, он уже знаком с ситуацией, с правилами застройки города. Почему в Барнауле после нескольких лет отсутствия главного архитектора он появился снова? Возможно, что ситуация просто назрела. В последний год было очень много публикаций о городских проблемах, и я вот, например говорил в различных интервью, что всё это из-за отсутствия главного архитектора. Теперь же у городской власти появится ещё один инструмент взаимодействия с застройщиками и архитекторами, который поможет регулировать и решать возникающие проблемы.

Александр Деринг

Барнаульский архитектор, руководитель студии «Классика», приглашённый автор журнала "Капиталист". Более пятисот авторских проектов: восстановленная Никольская церковь, храм Александра Невского, торговые комплексы «Европа», «Поместье», «Пассаж», «Орион», бизнес-центр «Идеал», «Квадро-интерьер», реконструированные кинотеатр «Родина» и Художественный музей Алтайского края.

Комментарии

Нам важно ваше мнение
Комментариев пока нет! Оставьте первый комментарий!

Ваш e-mail в безопасности Ваш e-mail не будет опубликован на сайте и не будет передан третьим лицам. Обязательные к заполнению поля помечены *