Зона прилёта

Зона прилёта

Nordwind Airlines наладила рейсы из Барнаула в Пхукет. Чуть ранее в Москву начала летать компания «Ямал». Как наш аэропорт навёрстывает упущенное, и появятся ли у него собственные самолёты? «Капиталист» пообщался с гендиректором Виталием Архипенко.

— Не так давно из Барнаула в Москву начала летать авиакомпания «Ямал». Несколько дней назад состоялся первый прямой рейс в Пхукет. Наверное, для Барнаула это всё-таки победы, но насколько крупные?

— «Ямал» летает, всё хорошо, только вот спрос пока не такой, как хотелось бы. Человек по тридцать летает на Москву. Надеемся, что наполняемость рейсов будет, и нам удастся удержать эти направления: и Москву, и Пхукет.

— Поговорим про изменения этого года. Перестала летать в Барнаул авиакомпания «ЮТэйр», но зато добавились другие авиаперевозчики. Как поменялась картина?

— Если говорить конкретно про «ЮТэйр». Есть объективные причины, они перераспределили свой авиапарк: на Барнаул, Красноярск и Омск летали Боинги-737-800, и собственники решили их поставить на другие рейсы. Они приняли такое решение, имели право. Справедливости ради, скажу: это коснулось не только Барнаула, а того же Красноярска и отчасти Омска. Для нас работа с «ЮТэйром» очень важна, мы рады с ними сотрудничать. Им, кстати, не так просто, ведь они летают в аэропорт «Внуково», а он традиционно востребован меньше, чем «Домодедово» и «Шереметьево». Но появляются и другие перевозчики, как, например, «Ямал». Появился вечерний рейс на Москву от «Газпром-авиа». Это всё компании, ранее не летавшие в Барнаул. Думаю, что и «ЮТэйр» свои рейсы тоже восстановит. Подвижки в переговорах с ними есть, ждём их обратно в 2014 году. Есть общая тенденция по нашему городу, она связана с востребованностью: это устойчивый рост, процентов на семь в год, и связан он с ростом пассажирского спроса.

Основной показатель для нас – это пассажиропоток. В настоящее время есть некий спад, в процентном отношении – это порядка 10%. Он связан прежде всего как раз с уходом с нашего рынка авиакомпании «ЮТэйр».

— Полгода назад появилась возможность принимать Боинг-747. Что это значит для барнаульского аэропорта? Они к нам ведь, кажется, ещё не летают.

— Подготовка нашего персонала, оборудования позволила получить доступ к Боингу-747. К сожалению, действительно, пока ни одного такого рейса мы не приняли. Ан-124 «Руслан», судно примерно такого же формата, периодически у нас появляется, а вот Боинг-747 пока нет. Рассчитывали мы на самолёты Cargolux, это люксембургская авиакомпания, которая летает с грузовыми перевозками с посадками в Толмачёво. Собственно, по их обращению мы и готовились. Но это наш потенциал, думаю, они у нас появятся. Почему ещё не появились? Они продолжают летать через Толмачёво довольно регулярно, и технические условия, параметры полосы для них там, конечно, лучше.

— То есть, это был скорее задел на будущее, а не реальная потребность принимать такие Боинги?

— Понимаете, авиационный бизнес – это не так, как если бы мы пирожки выставили, люди их купили и торговля пошла. Здесь очень долгая ведётся подготовка, приобретается оборудование, ведутся переговоры, и потом только через год, а то и через два это выстреливает. Поэтому так ощутимо сказалось, что «ЮТэйр» ушёл от нас. Очень быстро восстановить рейсы не получается, надо методично работать с одними, другими, и тогда что-то может выйти. Не буду все карты раскрывать, но скажу, что у нас активизировались переговоры с Cargolux, и потом увидим, во что это выльется.

— Есть ли у авиапредприятия «Алтай» какие-то конкретные планы на туристов, которых пытаются заманивать в Алтайский край власти? Может быть, под растущий поток вы и аэропорт планируете как-то модернизировать?

— Я именно с этим и связываю перспективы по росту пассажиропотока. И в этом же вижу наше преимущество перед аэропортами в других регионах, с которыми мы негласно соревнуемся. Не посоревнуешься, конечно, с Толмачёво. Да, на них надо равняться, но мы в этом году обслужим 370 тысяч пассажиров, а они – 3,7 миллиона человек, так что надо понимать масштаб. Больная для меня тема – наш международный сектор. Пока на нашем международном вокзале обслуживаются, в основном, выездные туристы, но придёт время, и кто-то и к нам полетит. Но место, где расположен воздушный пункт пропуска через границу, уже не соответствует тому потоку, который там проходит. Надо делать реконструкцию, а она требует больших финансовых затрат. Решением этой проблемы мы сейчас и занимаемся. Есть рабочий проект стоимостью 20 миллионов, он уже прошёл экспертизу, теперь вопрос о начале строительства. Площадка подготовлена, земельные вопросы все улажены. Нужно сроки сдвигать, чтобы более комфортные условия предоставить людям и подтвердить готовность принимать въездных туристов. Всё непросто: реализация проекта этого стоит миллионов 600-700, но, как говорится, стучись – и откроется. Мы стучимся.

— Какие ещё вопросы планируете решить в ближайшее время? География полётов, модернизация аэровокзала?

— Проект уже готов, будем в следующем году его реализовывать – это расширение площадей сектора прилёта, чтобы исключить ситуацию, когда пассажиры вынуждены ждать в основном здании посадки самолёта, потом переходить по улице. Зимой это не совсем комфортно. Поэтому есть проект пристройки к сектору прилёта, чтобы люди могли зайти, дождаться. В следующем году мы это реализуем. Планируем работать и над расширением географии полётов и объёмов. Основное направление – это Москва. Надо наращивать объёмы и на Питере, устанавливать связь с востоком. Расширять связь с аэропортами Германии, есть хорошие наработки с Мюнхеном на следующий год.

— У вас была не так давно встреча с руководством «Трансаэро». О чём-то удалось договориться?

— Встреча с «Трансаэро» у нас была посвящена их возможным полётам из Барнаула в Москву и Санкт-Петербург. Встреча получилась плодотворная, только конкретных результатов и свершений пока нет. У «Трансаэро» в отношении нас есть определённые намерения, они внимательно смотрят на нас, но решение пока не принято. Надеемся на 2014 год. Сейчас пока они мониторят спрос. И результаты пока не все в нашу пользу. Как я сказал, есть у нас рейсы, которые ещё недозагружены.

— Оправдало ли себя авиасообщение с Новосибирском? Насколько нам известно, рейс почти не востребован.

— Это хорошо, что с Новосибирском связь налажена – пусть и небольшой самолёт на рейсе, но всё-таки. И кто-то даже летает, правда, по два, три, пять человек. В регионы авиакомпании вообще смотрят без особой радости, без особой охоты. Правительство предпринимает определённые шаги, взять тот же рейс на Новосибирск – он организован с участием Правительства, которое авиакомпании даёт определённые субсидии, они и открывают рейсы. Иначе никакая экономика не выйдет на рентабельность. Ну и мы делаем скидки для таких авиакомпаний, понимая, что они ничего на этом не зарабатывают.

— На сайте авиапредприятия «Алтай» есть голосование о том, нужно ли запускать рейс в Сочи на Олимпиаду-2014. Есть такие планы?

— На период Олимпиады вряд ли получится. У нас выполняются рейсы летом, но в зимний период нет. Да и не думаю, что он может быть востребован. В Сочи регулярно летают из Новосибирска, но даже эти рейсы не заполняются. У нас нет своих самолётов. Были бы, мы бы поставили, допустим, рейс Барнаул – Урумчи и начали летать. Но нам сложнее. Мы понимаем, что нам этот рейс нужен, но нам надо провести с кем-то переговоры, чтобы эта сторона приняла решение, поставила самолёт и открыла рейс.

Василий Морозов

Шеф-редактор и директор журнала "Капиталист"

Комментарии

Нам важно ваше мнение
Комментариев пока нет! Оставьте первый комментарий!

Ваш e-mail в безопасности Ваш e-mail не будет опубликован на сайте и не будет передан третьим лицам. Обязательные к заполнению поля помечены *